mJournal
Форум · Участники · Журналы · Случайный журнал · rss ·
Главная -> Журналы -> vdatema Журнал виден всем   
ТЕМЫ ВДА
 
02 июля 2014
 Написал: Alana - 16:26   ВСЕМ ПРИВЕТ!
Ориентировочно какой месяц такой и шаг, традиция, Тони А ( кроме сгб). Разбиваем большие тексты на все пн(вт...) текущего месяца по датам.

http://vda-text.narod.ru/index/0-34 тексты шагов
http://vda-text.narod.ru/olderfiles/1/SPIS...ZNOGO_BELYA.doc тексты СГБ
http://vda-text.narod.ru/index/0-68 тексты традиций
http://vda-text.narod.ru/index/0-131 тексты шагов Тони А

http://www.detki-v-setke.ru/index.php?showtopic=5284 протоколы рабочих собраний, списки тех ведущих и ведущих собраний.

Рабочие собрания Последний Понедельник месяца.
28 июля, 25 августа, 29 сентября, 27 октября, 24 ноября, 29 декабря 2014г.

Для тех вед, котрые не знают как :)
1. Регистрируемся на детках в сетках http://www.detki-v-setke.ru/index.php?
2. Просим секретаря добавить в друзья и переходим по ссылке http://www.detki-v-setke.ru/journal.php?user=4948 вда жур.
3. Нажимаем на ссылку с текстами своей темы.
4. В журнале находим свой день и жмем кнопку исправить.
5. Разбиваем текст на все дни служения.(на месяц)
Какой месяц такой шаг, кроме сгб (14 черт расписываем на 3 месяца)



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
  05:29   ПОНЕДЕЛЬНИК
12 Шагов



| Цитата || Печать || Комментарии:2 |
  05:28   ВТОРНИК
СПИСОК ГРЯЗНОГО БЕЛЬЯ (на январь, февраль, март)

06.01.15
4. Мы либо стали алкоголиками, либо вступили в брак с алкоголиком, либо и то и другое, либо нашли другую зависимую личность, например, трудоголика, чтобы удовлетворить нашу болезненную потребность в покинутости.

Если мы внимательно рассмотрим свое ближайшее окружение, членов семьи и не только, скорее всего не потребуется больших усилий, чтобы заметить, что мы сближаемся, становимся друзьями или притягиваем алкоголиков или других зависимых личностей. Эмоционально здоровые люди, с крепким самоуважением обычно не связываются с алкоголиками, компульсивными или эмоционально нездоровыми индивидами. Иногда "улучшатели" и спасатели, которые очень искусно замаскировали свои собственные личностные проблемы, вступают в брак или встречаются с алкоголиком в напрасной попытке получить контроль или обрести самоуважение, занимаясь спасением.
И наоборот, многие зависимые и привязчивые люди добиваются, чтобы их спасали, обращаясь к тем, кто имеет тесное сходство с их оскорбляющим родителем. Пока разумный мир ожидает, что ребенок, переживший плохое обращение, не станет вступать в романтические отношения с партнером, склонным к насилию, опыт говорит обратное. Боль и оскорбления знакомы и привычны многим детям алкоголиков, и часто они чувствуют себя почти комфортно в жестоком окружении, которое напоминает то, что они пережили в детстве.
Алкоголики и трудоголики редко способны поддержать другого человека, потому что их комупульсивное/зависимое поведение направлено на блокировку чувств. Для многих зависимость — это способ не чувствовать чувства. А значит родитель или партнер, который намеренно напивается, по сути заявляет: «Я сейчас эмоционально покидаю себя, своего партнера и /или детей». Когда мы вовлекаемся в отношения с зависимой личностью, мы на каком-то уровне ищем ту знакомую покинутость, которую пережили, будучи детьми.

13.01.15
5. Мы проживаем жизнь с позиции жертвы, и эта слабость влечет нас в наши любовные и дружеские связи.

Все взрослые дети алкоголиков — самые настоящие жертвы. Мы смотрим на жизнь и подходим к ней с этой позиции. Мы с легкостью настраиваемся на сопереживание таким же страдальцам. На самом деле, практически шестое чувство управляет нашим стремлением к принадлежности и процессом социализации.
Совершенно естественно для жертв притягиваться к другим жертвам. Идентификация зачастую происходит почти мгновенно; и все "улучшатели" и спасатели из числа нас радостно хватаются за возможность увлеченно холить и лелеять чужое несчастье. Нам не хватает понимания, что мы часто применяем это как средство для избегания своей собственной боли и смятения, веря, что помещая фокус внимания на другого, мы как-нибудь решим множество проблем взрослых детей, с которыми мы сталкиваемся.
Часто мы проигрываем роль жертвы снова и снова. У состояния жертвы хорошо знакомый горько-сладкий вкус и оно дает постоянство и идентичность. Задача взрослого ребенка распознать многочисленные способы, которыми мы закрепляем поведение жертвы, продаем себя со скидкой или ниже нашей личной стоимости.
Однажды осознав, как мы саботируем свои усилия, мы можем постепенно ставить задачу принимать здоровые решения, которые неизменно продвигают нас прочь от тяжелых переживаний из-за низкого самоуважения. Это нелегкая задача, но если ежедневно практиковаться, она становится менее сложной. Жертвы обычно чувствуют себя беспомощными перед жизнью. Здоровые, основанные на уважении поступки приносят более позитивный взгляд на мир и, как правило, более осмысленный выбор партнеров и друзей.

20.01.15
6. У нас чрезмерно развито чувство ответственности, нам проще заботиться о других, чем о себе; это позволяет нам не замечать наши собственные недостатки.

Когда я беру ответственность за других людей, сам я перестаю быть в центре своего внимания. Когда я испытываю непреодолимое чувство ответственности за другого, это значит, что я больше не концентрируюсь на том, что чувствую я сам. Такое поведение позволяет мне чувствовать себя нужным, востребованным, значимым и важным. Теперь у меня появляется особая ценность или достоинство. И когда я чувствую себя нужным или востребованным, я чувствую себя наполненным. Как кто-то заметил на собрании: «Каким-то образом я умудряюсь служить всем, кроме себя».
Поскольку многие взрослые дети движимы одобрением со стороны, взятие ответственности за другого — заманчивый путь добиться одобрения и уважения. Только проблема здесь в истощении ресурсов. У каждого из нас достаточно много энергии, чтобы хвататься за жизненные трудности и их разрешать. Когда мы тратим большую часть нашей энергии на помощь другим, мы всякий раз лишаем себя возможности содействовать своему собственному благополучию и самоуважению.
Маловероятно, что кто-то будет столь внимателен к нам, чтобы хвалить за каждую маленькую, но важную победу; а помощь другим, как раз, может привлечь кучу внимания, похвал и благодарностей. Это не к тому, что мы не должны оказывать помощь и поддержку в случае необходимости. Но мы должны четко понимать, что развитие и изменения могут прийти только от работы над своими собственными проблемами. Это должно стать первоочередной задачей. Продолжать бросаться на помощь другим значит обворовывать себя в размере и, возможно, скорости выздоровления.

27.01.15
7. Мы испытываем чувство вины, когда защищаем себя, а не уступаем другим.

Когда я говорю «да» другому человеку и «нет» себе, я чувствую себя вполне непринужденно. Но когда я говорю «нет» другому и «да» себе, я могу начать мучиться от невыносимого чувства вины. Это не редкость для взрослых детей.
В детстве я выучил, что принятие меня условно и зависит от моей готовности делать то, что желают мои родители. Отказать им значило получить жесткое неодобрение. Мои попытки отстаивать свои права всегда встречали огромное сопротивление; и я усвоил, что мои личные намерения — мои потребности, мои желания — не имеют значения. Мои родители не уважали мою индивидуальность, только мою уступчивость.
Очень рано в жизни я обнаружил, что меня охватывает чувство вины, когда я пытаюсь защитить себя. Встав на защиту своих интересов, я рисковал навлечь на себя гнев, недовольство и возможную отчужденность других. Меня никогда не учили, что независимость и суверенитет это здоровые вещи. В моем алкогольном семействе в центре внимания всегда оказывались потребности и желания моих пьющих родителей, и чтобы уменьшить вероятность гнева или другой конфронтации, я выбирал подавлять свои потребности и всегда оказываться в их распоряжении. Даже теперь, после стольких лет в ВДА, я иной раз вынужден бороться с застарелым чувством вины, когда выбираю сделать нечто, что я полагаю важным для себя, а не то, что хотят моя жена или дети. Чем важнее для меня человек, тем более вероятно, что у меня возникнет чувство вины.

03.02.15
8. Мы стали зависимы от эмоционального возбуждения.

Как ребенок, воспитывавшийся в алкогольной семье, я часто оказывался в центре бурной семейной мелодрамы. Жизнь в семье была полна напряжения, враждебности, протеста, вины и стыда. Каким-то странным образом она была одновременно волнующей и страшной, главным образом потому, что действия моих родителей в пьяном состоянии были непредсказуемыми. В результате я склонен связывать страх с возбуждением.
Моей обычной реакцией на безумие в моей семье была настороженность, за которой следовал прилив возбуждения и страха. Страх стал частью моей личности. Я стал зависим от выброса адреналина, сверхбдительности, кошмара семейных сцен, которые становились все тяжелее.
Такое стечение обстоятельств заставляло ощущать себя очень бодрым и позволяло не чувствовать покинутость. Я ощущал себя в центре или частью чего-то очень напряженного и жизненно важного. К несчастью, будучи ребенком, я не понимал, что меня реально затягивало в вызываемую алкоголем эмоциональную бурю, которая заставляла меня страдать.

10.02.15
9. Мы путаем любовь с жалостью и склонны «любить» людей, которых можем «жалеть» и «спасать».

За эти годы я заметил, что некоторые взрослые дети выглядят и ведут себя определенным образом, который напоминает мне о моем собственном «раненом и потерянном» виде. Для меня это стало выражением моего внутреннего замешательства. Страдающий покинутый ребенок во мне кричал через мое выражение лица и позу. Во взрослом возрасте, я имел склонность притягиваться к той же изранености, душевной печали, глубокому смущению и тоске в других людях, к тому, что я ощущал сам, будучи ребенком. Я хотел спасти этих людей.
Поскольку детская жалость была ближе всего к любви, которую я был способен испытывать, сейчас я должен следить за тем, чтобы не путать эти две вещи. В ВДА я вынуждал себя противостоять и прорабатывать непреодолимое чувство жалости к себе. Впоследствии, я упивался им и перепроживал многое из своей детской печали. Я должен был сдаться и претворить в жизнь идею, что если я чувствую огромную жалость или сострадание к человеку, это не значит, что я должен спасать его. Моя любовь не могла исцелить и наполнить их — это была их собственная задача.
Мои усилия по спасению других людей были попыткой заставить их чувствовать себя цельными и завершенными. Если бы я преуспел в «причинении» им удовлетворения от самих себя, то я мог бы гордиться тем, что я сделал.

17.02.15
10. Мы глубоко запрятали чувства из нашего травмирующего детства и утратили способность чувствовать или выражать чувства, потому что это причиняет слишком сильную боль (отрицание).

Уже в самом раннем детстве мои чувства стали такими саднящими, такими болезненными и интенсивными, что я начал обесценивать их и прятать поглубже. В ВДА я открыл, что мои глубочайшие реакции на насилие и покинутость, отвержение и едкие насмешки были тщательно запиханы подальше в подсознание. Поскольку происходящее в моем доме становилось все труднее и труднее выносить, я просто хоронил свои чувства, которые возникали в ответ на события. Так мне удалось соорудить почти непробиваемый щит вокруг источника моих ранних мучений. Я не мог допустить, чтобы вся эта детская боль вышла на поверхность и была проработана. Потребовалось несколько лет выздоровления в ВДА, чтобы взломать этот защитный панцирь.
Большинство чувств из детства вышли наружу через преодоление похожих конфликтов и инцидентов в течение моих первых дней выздоровления. Насколько я был расстроен и ужасно переживал те события, настолько же они были мне необходимы, чтобы открыть свою душу этим давно запрятанным чувствам.
Еще больший вред причиняла моя неспособность узнавать и осознавать, какое именно чувство я испытывал в каждый конкретный момент. Давным-давно я перестал быть чувствительным, осознанным и спонтанным человеком. Я был своего рода механической особью с очень ограниченным набором реакций и откликов, которые вполне сходили за чувства — не очень здоровый портрет. Из того, что я знаю о природе человека, личность, которая утратила способность определять и выражать свои чувства, в значительной степени похоронена заживо жестким ригидным поведением и неспособна проживать жизнь полно и осмысленно.
Собрания ВДА обеспечивают безопасное и понимающее окружение, в котором участники могут исследовать, опознавать и выражать свои самые сокровенные чувства, не опасаясь осуждения. Собрания также создают ощущение принадлежности, благодаря которому уязвимый ребенок алкоголика принимается безусловно.

24.02.15
11. Мы сурово осуждаем себя, у нас не развито чувство собственного достоинства.

Дети, которые подвергаются постоянной критике, которым неоднократно сообщают, что они «хуже чем», неспособны развивать здоровые чувства в отношении себя. Наши родители обеспечивают нас каркасом и основой нашей ранней идентичности. Ежедневно они определяют нас как хороших, плохих, приятных, никчемных, беспомощных или неполноценных. Вследствие этого ежедневного перечисления у ребенка развивается восприятие себя тем, кто он есть, и из чего он сделан.
В семье алкоголиков ежедневными входящими сигналами, как правило, являются грубость, наказания и критика. Родители-алкоголики оскорбляют детей всеми возможными словами и выражениями; а результат почти всегда один — ребенок с болезненно низким чувством собственного достоинства. Даже всех превосходящие дети-герои в алкогольной семье таят внутри мучительные чувства, что они недостаточно хороши. На самом деле, их послушные достижения и героические усилия это, как правило, попытка уравновесить грубый внутренний голос, постоянно подвергающий сомнениям их компетентность и функциональность.

03.03.15
12. Мы зависимые личности — мы панически боимся быть брошенными и делаем все, чтобы удержать отношения, лишь бы не испытывать болезненное чувство покинутости, доставшееся нам от жизни с нездоровыми людьми, которые никогда не были эмоционально с нами.

Родители, которые напиваются до отключки, эмоционально покидают не только себя, но также всех, кто им близок. Пьяные родители не присутствуют разумом в собственной жизни и не могут присутствовать эмоционально в жизни своих детей.
Многие взрослые дети делились, что пошли бы на все, лишь бы избежать этого ужасного ощущения пустоты, потерянности и отвержения, которые они пережили в детстве. Этот постоянно терзающий страх и неопределенность, как правило, превращались в неуверенность в себе: «Что со мной не так?» Они чувствовали, что должно быть что-то катастрофически не так именно с ними, и это заставляет родителей покидать их.
Я думаю, что ребенок видит покинутость во многих проявлениях. Мне было два года, когда умерла моя мать. Я отчетливо ощущал это как покинутость. Каждый раз, когда мой отец впадал в пьяный гнев и бранил меня я чувствовал, что он покидал меня. Все это были «маленькие убийства» моего духа.
Многие годы мне было сложно оставаться одному. Если я был наедине с собой, без эмоциональных стимулов вокруг себя, и рядом не было ни одного человека, я чувствовал пустоту, покинутость и никчемность. Я нуждался в постоянном внимании и похвале. Я не мог признать свою значимость сам. Я жил ради принятия и внимания других людей, потому что я чувствовал, что только они могут воздать мне должное, заполнить пустоту и утолить жажду. Я делал все, что можно вообразить, чтобы заткнуть эту пустоту. Я постоянно использовал людей, места, вещи, чтобы отвлечься. Мое поведение на людях было в основном отчаянной попыткой скрыть мою внутреннюю нищету.
Я испытывал ужас, что меня могут отвергнуть в романтических отношениях. При малейшем намеке на отвержение, я сбегал. Я не замечал своей зависимости. Я отчаянно пытался контролировать людей и ситуации, чтобы не чувствовать себя покинутым. Даже сейчас, когда кто-то близкий оставляет меня по совершенно невинному поводу, не имеющему ко мне никакого отношения, я все еще дрожу от прежнего ужаса.
Из всех проблем, с которыми взрослым детям придется потягаться в своем выздоровлении, страх покинутости и жуткое чувство пустоты потребуют наибольших усилий. Для некоторых это пытка чистой воды — необходимость выдержать в одиночестве болезненное чувство отвержения, утраты или изоляции. К несчастью волшебной таблетки не существует. Иногда мы должны принять одиночество, очевидную пустоту, и постепенно прийти к пониманию, что мы не пусты или недостойны любви. Мы выживем и сможем вести счастливую и радостную жизнь без излишней зависимости и стремления удержать.

10.03.15
13. Алкоголизм — семейная болезнь; мы стали со-алкоголиками и приняли все признаки этой болезни, даже если не употребляли спиртное.

Когда кто-либо из членов семьи страдает алкогольной зависимостью, это воздействует на всех проживающих вместе с ним, и они тоже заболевают. В некоторых семьях отчаяние и эмоциональная неразбериха присутствуют постоянно, в то время как в других домочадцы идут на немыслимые ухищрения, лишь бы создать видимость благополучия.
Тем не менее, независимо от занимаемой семьей позиции, алкоголизм как заболевание поражает всех. Дети подвергаются воздействию стресса всеми мыслимыми способами. В конечном счете, сокрушительный натиск семейного алкоголизма приводит к эмоциональным расстройствам, многие из которых описаны в этой главе. Шутки в сторону, все дети в алкогольной семье оказываются ранеными, и большинство из них несет эти незалеченные раны во взрослую жизнь, что причиняет множество страданий в работе, дома, в социальном окружении. Никто из детей не избежит повреждающего влияния, хотя у многих создается ложное впечатление, что им это удалось. Более всего огорчает, что многие взрослые дети действительно чувствуют себя так, словно переживали в своем детстве лишь мелкие царапины и синяки.
Со-алкоголизм — это передача эмоциональных аспектов заболевания от родителей к детям. Дети, которые подвергались воздействию этой болезни, со временем приобретают многие ее признаки. Грустно, но факт — многие взрослые дети сопротивляются выздоровлению.

17.03.15
14. Со-алкоголики реагируют на действия других, а не действуют активно сами.

На сцене жизни со-алкоголики ждут реплик и указаний от других. Со-алкоголики, как правило, ориентированы на других людей и пытаются определить надлежащий способ действий, основанный на их представлениях о том, что доставит другим радость и удовольствие.
Взрослого ребенка алкоголика часто описывают как человека легко приспосабливающегося, с размытым ощущением собственного Я. Все свое детство взрослые дети были вынуждены приспосабливаться, подстраиваться и соответствовать нуждам и требованиям пьяных родителей, зачастую прибегавших к насилию. Такой ребенок учится реагировать почти автоматически, как правило, вынужденно или из страха. И этот самый шаблон ответного действия, часто обусловленный зависимостью и низким чувством собственного достоинства, взрослые дети принесли в свой взрослый мир.
В процессе выздоровления взрослым детям нужно учиться прорабатывать неприятные чувства и претензии без автоматического реагирования. Мне помогла в этом техника замедленной реакции — не отвечать быстро, не бросаться делать. Я вынуждал себя останавливаться и думать, что давало мне время проработать тревожащие чувства, которые метались во мне. Вместо того, чтобы реагировать, я учился тянуть время, говорить людям, что хотел бы сперва подумать об этом.
Вначале я поражался тому, что люди с уважением относятся к моей просьбе дать мне время или к моему бездействию. Я осознал, что, будучи взрослым ребенком алкоголика, я был запрограммирован реагировать нездоровым образом как в ненормальных, так и в здоровых ситуациях. Сейчас я обычно несу ответственность за свои реакции и почти всегда руководствуюсь здоровым соблюдением приличий и своими лучшими интересами. По большей части, я прекратил искать подтверждения и одобрения со стороны других.

24.03.15
1. Мы замкнулись в себе и стали бояться людей и авторитетных лиц .

Для многих взрослых детей алкоголиков одиночество и страх были самой естественной, почти непроизвольной реакцией на жизнь с сердитыми, придирчивыми, применяющими насилие родителями. Наши родители были нашими первыми авторитетными лицами, и они угрожающе возвышались над нами, почти как боги.
Алкоголизм искажает человеческие отношения и последствия алкоголизма чрезвычайно губительны для маленького ребенка, который по своей природе ищет любви, принятия, уважения и постоянства. Вербальное или физическое насилие в течение самых уязвимых и невинных лет может создать как страх, так и враждебность по отношению к авторитетам и повышенную чувствительность к разгневанным, деспотичным людям. Многие взрослые дети продолжают уходить в изоляцию, избегать отношений и не доверять людям, чтобы обеспечить выживание. Во взрослом возрасте многие дети алкоголиков обнаружили, что у них наблюдаются такие реакции на авторитетных лиц — или пасть к их ногам, или вцепиться в глотку. Как сказал один член сообщества: «Я хотел их то целовать, то убивать».
Обретение более сбалансированного похода к тем, кого мы считаем авторитетными лицами, — трудная задача. Пока мы не научимся отделяться и видеть, что мы реагируем в настоящем во многом так же, как в нашей семье с жестоким обращением, мы обречены иметь неблагополучные отношения. Именно наблюдение за своими типичными реакциями — будь то избегание, ужас или враждебность — и изменение этого реагирования требует настоящих усилий, но это существенный шаг в выздоровлении.
Не рассчитывайте, что знания сами по себе чудесным образом произведут новый комплект здоровых реакций. Многим требуются месяцы или даже годы мучительных попыток.

31.03.15
2. Нас пугают разгневанные люди и любые критические замечания в наш адрес.

Наиболее разрушающая и губительная особенность алкогольной семьи — это ярость и непрерывная критика, применяемые для контроля над поведением ее членов. В опыте многих взрослых детей фактам насилия часто сопутствовали проявления гнева. Когда я был ребенком, яростные, злобные движения и жесты приводили меня в полный ужас. Наши родители были непредсказуемыми и неконтролируемыми. Мы, беспомощные жертвы, мало чем могли защититься. Мы были полностью в их власти и полны страха за свою жизнь.
Когда мы были совсем маленькими, мы были также болезненно чувствительны к ежедневному бесконечному вербальному насилию. Нас «определяли» наши родители и у нас не было другого выбора, кроме как верить в то, что они говорили нам о нас. Этот жуткий шаблон вербального притеснения вынудил многих из нас испытывать постоянный стыд и сокрушительное чувство неадекватности. Непосредственность, доверие и уверенность сгинули от этих повторяющихся словесных оскорблений. Став взрослыми, мы можем периодически вновь переживать это чувство беспомощности, когда нас критикуют, или чрезмерно напрягаться при эмоциональных проявлениях злости. Годами непрекращающаяся травля ребенка может, к сожалению, вызывать сопротивление в выздоровлении. Во взрослом возрасте наши реакции на критические, пусть даже мягкие замечания, могут быть отталкивающими или неуместными.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
  05:27   СРЕДА
ЧИТАЕМ ТРАДИЦИИ, ДЕВИЗЫ И ОБЕЩАНИЯ

Январь
ПЕРВАЯ ТРАДИЦИЯ
Наше общее благополучие должно стоять на первом месте; личное выздоровление зависит от единства ВДА.

07.01.15
Когда я пришел в Программу, я слышал, как люди говорят: "Делай как я, или я тебя брошу". Это было и моей жизненной позицией. Я действительно был озлоблен, я покидал, и не один раз. Каждый раз, когда я возвращался в группу ВДА, та же группа была все еще там же, поддерживая друг друга и двигаясь вперед. Сходство этих людей объединяло их. Я же убегал из-за наших различий.
Мое эго держало меня в плену моей болезни. Я хотел передлать этих людей и заставить их действовать по-моему, хотя и осознавал, что жить по-преднему уже не могу. Я хотел сделать им то же, что когда-то сделали мне. Вскоре я обнаружил, что вовлечение других в зависимость от меня здесь не работает.
Когда я понял, что единство в программе необходимо для моего собственного выздоровления, я сделал первый реальный шаг из поведения выживания, усвоенного в детстве. Теперь я вношу свой вклад в общее благополучие группы, помогаю группе двигаться вперед, работая сообща с другими. Когда я сбиваюсь с пути выздоровления, моя группа ВДА сохраняет стабильность.

Сообщество ВДА - мой спасатель. Это мой основной источник выздоровления. Я держусь за программу, чтобы в случае необходимости прибегнуть к ее помощи.Я делаю все, что в моих силах, чтобы сообщество ВДА не распалось и осталось доступным для меня. Общее благополучие ВДА является первостепенной задачей как для меня, так и для каждого из участников ВДА. В ВДА я увидел, что члены группы решают проблемы дружески. Однажды группа голосовала об изменении правила, согласно которому для служения в рабочем комитете требовался определенный срок выздоровления. Группа хотела назначить человека, который не имел необходимого срока. Решение группового сознания было принято, и правило было изменено в порядке исключения. Группа сочла, что польза от данного изменения перевешивала необходимость применения правила о сроке выздоровления. Другие ситуации могли отличаться от этой, но в этот вечер данное правило было временно отменено. Обсуждение проходило мирно, без конфликтов, с очень небольшими разногласиями. Все прошло настолько гладко, что некоторые из участников были потрясены тем, что исключение из правил было принято так быстро и спокойно. Когда в группе возникают разногласия, я просто выражаю свое мнение, а затем голосую, стараясь не контролировать результат. Вот так в ВДА поддерживается единство.

14.01.15
Понимание Первой Традиции
В процессе поиска своей ниши как сообщества, ВДА удалось создать прочное единство, в основу которого легла наша основная цель – донести весть о выздоровлении до взрослых детей, которые все еще страдают. Единство ВДА основано на нашем сходстве, а не на различиях. Взрослые дети приходят в сообщество из разных типов семей. Мы имеем различные точки зрения, но в то же время в основном мы схожи. Мы - группа людей, пострадавших в детстве от насилия и выживших, которые помогают друг другу выздоравливать и исцелять старые раны. Наши группы прошли через огонь, воду и медные трубы и стали жизнеспособным сообществом. Благодаря единству у групп появилась зрелость, которая помогала противостоять усиливающейся боли роста в Программе. Мы - сообщество взрослых детей из алкогольных и других дисфункциональных семей.
На первый взгляд кажется, что Первая Традиция ставит общее благополучие выше личного выздоровления. Рассматривая такую трактовку, мы должны спросить: «Можем ли мы иметь личное выздоровление без единства ВДА»? Наша Первая Традиция однозначно говорит: «Нет». Члены ВДА, работающие по Двенадцати Шагам, признают необходимость ставить выживание групп выше, чем собственные эгоистические потребности или обусловленное страхом желание контролировать других. В ВДА мы учимся сохранять безопасность для наших групп и гостеприимство.
Есть ли проблемы и конфликты на собраниях, где благополучие группы стоит на первом месте? Конечно. Но на таких собраниях проблемы и конфликты превращаются в возможность для выздоровления. Члены группы научились доверять друг другу и выражать несогласие, не конфликтуя. Участники группы доверяют коллективному процессу принятия решения, известному как групповое сознание.
Собрания ВДА включают в себя рабoчие собрания, которые обычно проводятся до или после обычного собрания ВДА. На рабoчих собраниях делают отчет о финансах группы и об общих делах группы. Группы ВДА, которые несут весть о выздоровлении в тюрьмы и лечебные центры, могут также обсудить свои потребности и вопросы организации собраний в этих заведениях. Эти встречи называются «собрания в больницах и учреждениях». Члены группы ВДА с опытом выздоровления проводят собрания в этих заведениях или помогают в организации таких собраний.
Рабочие собрания ВДА также предназначены для разрешения проблем групп. Такие обсуждения обычно называют групповым сознанием. При групповом сознании каждому участнику группы дается возможность поднять руку и высказать свою точку зрения по проблеме. Все участники группы равны, и каждый имеет возможность высказать свое мнение о путях решения проблемы. Групповое сознание подобно здоровой семье, ищущей решение, которое принимается с учетом мнения каждого или, по крайней мере, в принятии которого каждый может поучаствовать.
А как быть с теми группами, которые некоторые участники ВДА называют «нездоровыми»? Во-первых, группа не считается нездоровой лишь потому, что это утверждают один или два человека. Нездоровые группы ВДА обычно не существуют долго, но даже те из них, которым удается не закрыться, обладают несколькими схожими чертами. Проблемы на нездоровых и конфликтных группах можно разделить на три категории: личные ссоры между членами ВДА; подозрения о нецелевом расходовании пожертвований группы или чрезмерный контроль над группой со стороны старых участников программы, убежденных в своей правоте. Есть и другие сценарии, из-за которых группа может попасть в категорию «нездоровой», вышеперечисленные варианты встречаются чаще.

21.01.15
Понимание первой традиции
Выслушивая жалобы участников о собрании или о группе в целом, может сложиться впечатление, что собранием руководит небольшая группа людей. Иногда может показаться, что один человек властвует над группой. Когда это происходит, то единство группы нарушается, так как нарушается принцип равенства всех участников группы. Будущее группы находится в зависимости от ее способности привлекать новых участников. Если становится очевидным, что группой управляют несколько человек, то оставшимся членам группы желательно набраться храбрости и обсудить это. При этом высказаться лучше всем, а не одному человеку. Тем, кто считает, что их группа не соблюдает принципы ВДА, следует обсудить это между собой, со спонсором или другом. Необходимо также помолиться о принятии нужного решения, которые должны приниматься в соответствии с принципами единства и мирного разрешения вопроса. Постарайтесь избежать резких высказываний. Не допускайте склок и сплетен, которые могут внезапно всплыть на рабoчих собраниях.
Если члены группы действуют необдуманно, группа ВДА может прекратить свое существование. Группа увядает, потому что участники группы не могут применить принципы Двенадцати Шагов и Двенадцати Традиций в своей жизни настолько глубоко, чтобы поставить групповое сознание на первое место.
Если удается договориться, группа меняет направление и обретает новую силу. Члены группы собирают рабoчее собрание, чтобы обсудить единство группы, а также имеющиеся проблемы. Если участники группы смиренны и ценят свою группу, то Высшая Сила будет сопутствовать обсуждению и укажет путь для сотрудничества и выживания. Мы видели, как это случалось много раз в истории групп ВДА, когда единство уступало место личной выгоде.
Члены группы, которые когда-то полагали, что они не смогут ужиться друг с другом, обнаружили, что различия между ними не так важны, когда речь идет о выживании группы. Они понимают, что группа страдает, когда члены ВДА не в состоянии сотрудничать ради общей цели. Когда группа «болеет», болеют и отдельные ее участники, так как они не могут выздоравливать в одиночку.
Члены ВДА, которые не ладят между собой или не ставят группу на первое место, могут стать причиной срыва для других членов группы. Терзаемые чувством обиды, участники группы, находясь в конфликте, прибегают к деструктивным инструментам: манипуляциям, сплетням и нечестности. Члены ВДА могут вести нечестные игры, когда они полагают, что им угрожают; вне зависимости от того, реальна эта угроза или нет. Мы в совершенстве овладели навыками подпольной борьбы и вербальной агрессии в школе выживания своей семьи.
Срыв взрослого ребенка может привести к возвращению к дисфункциональной модели, усвоенной в семье. Когда участник ВДА покидает сообщество из-за спора или обиды, он может столкнуться с другими зависимостями взрослого ребенка. Взрослый ребенок в состоянии срыва может впасть в пищевую зависимость, наркоманию, сексоголизм, игроманию, безумные траты или другие компульсивные и одержимые состояния. Иногда срыв в ВДА принимает форму изоляции или отказ общаться с кем-либо. Во время срыва нас может отбрасывать назад к характерному поведению ВДА - страху авторитетных личностей, беспощадному самоосуждению, терпимости к оскорблениям. Мы, возможно, изменили что-то в наших наиболее нездоровых шаблонах поведения, но в срыве некоторые из нас возвращаются к еще более разрушительному или компульсивному образу жизни. Наши черты выживания, усвоенные в детстве, могут вернуться в более острой форме, чем до начала выздоровления, и причинить нам сильную эмоциональную боль.
Означает ли Первая Традиция, что участники ВДА должны отказаться от своей индивидуальности или личного выздоровления ради единства? Должны ли мы думать и делать «как все» для общей пользы? Напротив, члены группы обычно обнаруживают, что их индивидуальность находит уважение и принятие в ВДА. Наибольшую поддержку для своего роста и индивидуальности они находят именно в группах, которые работают по принципу единства. Мы, люди с дисфункциональным детством, возможно, не имели здорового опыта решения проблем и принятия решений. Многие члены ВДА впервые в жизни пробуют формулировать свое мнение и конструктивно вести дискуссию именнo на рабочих собраниях ВДА. В детстве бывало, что нас просили помолчать или ругали за разговоры. В ВДА наоборот нас просят высказываться и выражать свои взгляды. Нас поощряют обретать наш истинный голос и индивидуальность. Нам предлагают вносить вклад в единство сообщества своими взглядами и мнениями.

28.01.15
Девизы и Обещания
Девиз: ВДА Простая, но не Легкая.
Первое обещание:
Мы откроем нашу истинную индивидуальность, любя и принимая себя.



| Цитата || Печать || Комментарии:1 |
  05:26   ЧЕТВЕРГ
ШАГИ ТОНИ А.

ЯНВАРЬ (1.01, 8.01, 15.01, 22.01, 29.01)

ПЕРВЫЙ ШАГ
Когда я пришел в Анонимные Алкоголики, то познакомился с Двенадцатью Шагами. И эти Двенадцать Шагов научили меня, что я должен исправить свое поведение, возместить ущерб, признаться Богу, себе, другому человеку в истинной природе своих заблуждений, а после идти и рассказывать об Анонимных Алкоголиках, идти и говорить о программе - помогать людям. Я верю, что все это на самом деле замечательный инструмент для выздоровления алкоголиков.
Я думаю, Шаги АА, по сути, не только не подходят для взрослых детей алкоголиков, считаю, что Шаги АА сводят ВДА-шек с ума.
Я с легкостью могу рассказать свою историю, мне это не трудно. У меня такое чувство, будто бы я лекцию читаю, и начинаю походить на человека, облеченного властью. А авторитетные фигуры, как я говорю, пугают меня до смерти. Так что я начинаю бояться сам себя. Итак, если стану казаться слишком властным - поднимайте руки, постараюсь остановиться.
Итак, я хотел бы ... Прежде всего, я хотел бы по пунктам разобрать Шаги ВДА. Во-первых, в АА я размышлял о Шаге АА: "Мы признали, что мы бессильны перед алкоголем и наша жизнь стала неуправляемой".
Ну, в два года или три я действительно не был бессилен перед алкоголем. Я имею в виду, я не пил, алкоголь не имел особого влияние на меня физически, кроме того факта, разве что моя мать пила все 9 месяцев, пока я был в утробе, а это значит - я был почти разрушен. Полагаю, что алкогольный синдром плода все-таки не до конца развился. Так или иначе, Шаг, который я написал: "Мы признали свое бессилие перед последствиями жизни в алкогольной среде, которые сделали нашу жизнь неуправляемой". Так каковы же последствия жизни рядом с алкоголизмом? Я считаю, что это Перечень характеристик ВДА, который я написал в 1978 году и прочту сейчас. Это последствия жизни - в настоящем или прошлом - в алкогольной или дисфункциональной семье.
Мы замкнулись в себе и стали бояться людей и авторитетных лиц.
Мы стали искателями одобрения, утратив при этом способность быть собой.
Нас пугают разгневанные люди и любые критические замечания в наш адрес.
Мы либо стали алкоголиками, либо вступили в брак с алкоголиком, либо и то и другое, либо нашли другую зависимую личность, например трудоголика, чтобы удовлетворить нашу болезненную потребность в покинутости.
Мы проживаем жизнь с позиции жертвы и эта слабость влечет нас в наши любовные и дружеские связи.
У нас чрезмерно развито чувство ответственности, нам проще заботиться о других, чем о себе; это позволяет нам не замечать наши собственные недостатки и пр.
Мы испытываем чувство вины, когда защищаем себя, а не уступаем другим.
Мы стали зависимы от эмоционального возбуждения.
Мы путаем любовь с жалостью и склонны «любить» людей, которых можем «жалеть» и «спасать».
Мы глубоко запрятали чувства из нашего травмирующего детства и утратили способность чувствовать или выражать чувства, потому что это причиняет слишком сильную боль (отрицание).
Мы сурово осуждаем себя, у нас не развито чувство собственного достоинства.
Мы зависимые личности - мы панически боимся быть брошенными и делаем все, чтобы удержать отношения, лишь бы не испытывать болезненное чувство покинутости, доставшееся нам от жизни с нездоровыми людьми, которые никогда не были эмоционально с нами.
Алкоголизм – семейная болезнь; мы стали со-алкоголиками и приняли все признаки этой болезни, даже если не употребляли спиртное.
Со-алкоголики реагируют на действия других, а не действуют активно сами.

Вот эти последствия - это мое личное досье. Это то, что случилось со мной, как жертвой воспитания в атмосфере насилия. Сексуальное насилие - явное, скрытое, эмоциональное насилие, вербальное насилие, физическое насилие. Это то, что произошло с людьми, с детьми, которые воспитывались в подобной обстановке. Многие из нас стали жертвами посттравматического стрессового расстройства - заморозили чувства. Замороженные чувства - только одно из последствий воспитания в такого рода семьях. Так или иначе, еще и гнев, конечно, о котором здесь уже говорилось, вина, стыд. Но основное последствие воспитания в такой среде - страх. Я чувствую, что я - человек, основанный на страхе. Почти все, что я когда-либо делал, было основано на страхе.
В любом случае, полагаю, что Первый Шаг я уже осветил.

ФЕВРАЛЬ (5.02., 12.02, 19.02, 26.02)

ВТОРОЙ ШАГ
Второй Шаг Анонимных Алкоголиков гласит: "Мы пришли к вере, что Сила, более могущественная, чем наша собственная, может вернуть нам здравомыслие". Когда Билла Уилсона спросили, что он имел в виду под словами "вернуть нам здравомыслие", он сказал: "Если я не пью первой рюмки - я вернулся к здравомыслию". Я согласен с этим. Думаю, это безусловно справедливо для Анонимных Алкоголиков. Но для меня, как взрослого ребенка алкоголиков… Я посмотрел на этот Шаг - и пропустил его.
Изначально я был членом АА. Я глянул на эту формулировку и сказал: "Иисусе, да если ты заберешь мое безумие, то не останется никакого Тони". Имею в виду, что всю свою жизнь я был безумным, и мне это как бы нравилось. Ну, вы понимаете, [неразборчиво], сумасшедшие вещи, и видите ли, я работал на достаточно высоком уровне - финансово - зарабатывал кучу денег. Так или иначе, когда я, как бы так выразиться, когда я помог запустить движение ВДА, один из членов пришел ко мне и сказал, что группа после обсуждения попросила меня написать новые Шаги ВДА , что я сделал в 1979 году, 78-79. Я написал 12 Шагов для Взрослых детей алкоголиков, некоторые из них включены в эти Новые Шаги, которые я предлагаю сейчас.

Шаги ... В то время, когда я писал их, новый участник присоединился к движению ВДА, он был психиатром. И то, что я попросил его сделать, было отредактировать шаги, чтобы они стали "мы"-шагами, а не только "Я". Он это сделал, Шаги были оформлены с большим количеством психиатрического жаргона и не обрели большой популярности. Они все еще используются в некоторых местах в Бруклине, кое-где в Калифорнии.

Так или иначе, если посмотреть на Второй Шаг: "Мы пришли к вере, что Сила, более могущественная, чем наша собственная, может вернуть нам здравомыслие",- то это Шаг АА. "Вернуть" означает "получить обратно то, что у меня когда-то было", - если вы глянете в словарь, это то, что там написано. У взрослого ребенка алкоголиков, ребенка, воспитанного среди безумия и насилия алкогольной семьи, где не было никакого здравомыслия, не было ничего, что ему можно было бы «вернуть». Когда я присмотрелся к этому Шагу с позиции Взрослого ребенка алкоголиков, то понял, что он призывает меня, в принципе, вернуться к безумию моей семьи. Это все, к чему я мог бы «вернуться».

Шаг, который я предлагаю для ВДА, гласит, что "Мы поверили, что Сила, более могущественная чем мы, может принести нам ясность. ". Ясность означает "неискаженность, чистота восприятия, способность ясно видеть". Есть один словарь, в нем я увидел, что «ясность» также может означать «свободу от чувства вины и от стыда ». Меня поразило, что ясность - гораздо более подходящее состояние, к которому я могу вернуться, нежели здравомыслие, опыта которого у меня никогда не было в детстве.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
  05:25   ПЯТНИЦА
СВОБОДНАЯ ТЕМА


| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

 
vdatema


Начинающие


Регистрация 02.07.2014
E-mail Отправить
Приват Отправить
WWW Нет данных
ICQ Нет данных
Профиль Перейти
Рейтинг
Рейтинг: 5.0    Голосов: 1
Список друзей
Alana Артём мимикрия
Сфера Яра
Календарь
август 2018
пн вт ср чт пт сб вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Статистика
Просмотры
Сегодня: 5
Всего: 8755
Хосты
Сегодня: 3
Всего: 5266
Последний комментарий
[1] СРЕДА
30.07.2014 13:09
Написал: vdatema
[2] ПОНЕДЕЛЬНИК
21.07.2014 11:10
Написал: Сфера