mJournal
Форум · Участники · Журналы · Случайный журнал · rss ·
Главная -> Журналы -> День за Днём ВДА Журнал виден всем   
27 февраля 2018
 Написал: Хочу - 20:53   Текст на СРЕДУ
Текст на СРЕДУ

1 Традиция
Первая Традиция

Наше общее благополучие должно стоять на первом месте; личное выздоровление зависит от единства ВДА.

Когда я пришёл в Программу, я слышал, как люди говорят: «Если вы не сделаете по-моему, я уйду». Это было и моей жизненной позицией. Я злился, уходил, и поступал так не один раз. Когда я возвращался в ВДА, я видел, что та группа по-прежнему существовала, её члены поддерживали друг друга и двигались вперёд. Сходство этих людей объединяло их. Я же убегал из-за наших различий.

Эго держало меня в плену болезни. Я хотел переделать этих людей и заставить их действовать по-моему, хотя и знал, что «по-моему» не значит «хорошо». Я хотел сделать с ними то же, что когда-то сделали со мной. Вскоре я обнаружил, что, сколько бы я ни пытался подчинить себе других, здесь это не работает.

Когда я понял, что единство в Программе необходимо для моего собственного выздоровления, я сделал первый реальный шаг в сторону от стратегии выживания, которую усвоил в детстве. Теперь я вношу свой вклад в общее благополучие, стараясь, чтобы мы работали сообща и двигались вперёд. Когда я сбиваюсь с пути выздоровления, моя группа ВДА сохраняет стабильность.

Сообщество ВДА спасло мне жизнь. Это мой основной источник выздоровления. Я держусь за Программу, чтобы в случае необходимости прибегнуть к её помощи.
Яделаю всё, что в моих силах, чтобы Сообщество не распалось, и у меня была возможность выздоравливать. Общее благополучие ВДА является первостепенной задачей как для меня, так и для каждого из участников. В ВДА я увидел, что члены группы решают проблемы мирным путём. Однажды группа голосовала об изменении правила, согласно которому для служения в рабочем комитете требовался определённый срок выздоровления. Группа хотела назначить человека, который не имел необходимого срока. Решение группового сознания было принято, и правило изменили в порядке исключения. Группа сочла, что польза от данного изменения перевешивала необходимость применения правила о сроке выздоровления. Возможно, в следующий раз решение будет иным, но в тот вечер данное правило было временно отменено. Обсуждение проходило мирно, без конфликтов, с очень небольшими разногласиями. Некоторые из участников были
потрясены, насколько быстро и спокойно было принято исключение из правил. Когда в группе возникают разногласия, я просто выражаю своё мнение, а затем голосую и настраиваюсь принять любое общее решение. Я стараюсь не контролировать результат. Вот так в ВДА поддерживается единство.


Понимание Первой Традиции

В процессе понимания себя и своих особенностей ВДА удалось создать прочное единство, в основу которого легла наша основная цель – донести весть о выздоровлении до взрослых детей, которые всё ещё страдают. Единство ВДА основано на нашем сходстве, а не на различиях. Взрослые дети приходят в Сообщество из разных семей. Наши точки зрения не совпадают, но в основном мы схожи. Все мы выжили в травматических условиях, и теперь помогаем друг другу выздоравливать и исцелять старые раны. Чтобы стать жизнеспособным сообществом, нашим группам пришлось пройти через огонь, воду и медные трубы. Благодаря единству у нас появилась зрелость, которая помогла выдержать болезнь роста и эволюцию Программы. Мы сообщество взрослых детей из алкогольных и других дисфункциональных семей.

Поначалу кажется, что Первая Традиция ставит общее благополучие выше личного выздоровления. Рассматривая такую трактовку, мы должны спросить: «Могу ли я лично выздоравливать без единства ВДА»? Наша Первая Традиция однозначно отвечает: «Нет». Члены ВДА, работающие по Двенадцати Шагам, признают необходимость ставить выживание групп выше собственных эгоистических потребностей и обусловленного страхом желания контролировать других. Мы учимся сохранять безопасную и гостеприимную атмосферу в группах.

Есть ли проблемы и конфликты на собраниях, где благополучие группы стоит на первом месте? Конечно. Но на таких собраниях проблемы способствуют дальнейшему выздоровлению. Члены группы научились доверять друг другу и выражать несогласие без личной неприязни. Они полагаются на коллективный процесс принятия решений, который мы называем групповым сознанием.

До или после обычного собрания проводятся рабочие собрания. На них делают отчёт об общих делах и финансах. Группы ВДА, которые несут весть о выздоровлении в тюрьмы и лечебные центры, могут также обсудить свои потребности и вопросы по организации собраний в этих заведениях. Такие встречи называются «собрания в больницах и учреждениях». Их проводят и организуют члены ВДА с опытом выздоровления.

Рабочие собрания ВДА также предназначены для разрешения проблем группы. Такие обсуждения обычно называют групповым сознанием. Каждому участнику даётся возможность высказать свою точку зрения по текущей проблеме. Все участники равны, и каждый имеет возможность поделиться мыслями и соображениями. Групповое сознание подобно здоровой семье, где ищут такое решение, которое могло бы удовлетворить каждого, или, по крайней мере, в принятии которого каждый может поучаствовать.

А как быть с теми группами, которые некоторые участники называют «нездоровыми»? Во-первых, группа не может считаться нездоровой из-за того, что один или два человека назвали её таковой. Как правило, нездоровые группы ВДА вскоре распадаются, но те, что остаются, обладают несколькими схожими чертами. Проблемы на таких группах можно разделить на три категории: личные ссоры между членами ВДА, подозрения о нецелевом расходовании пожертвований или чрезмерный контроль над группой со стороны старых участников Программы, убеждённых в своей правоте. Есть и другие сценарии, из-за которых группа может попасть в категорию «нездоровых», но вышеперечисленные варианты встречаются чаще.

Выслушивая жалобы участников о собрании или о группе в целом, может сложиться впечатление, что ими руководит небольшая кучка людей. Иногда кажется, что один человек властвует над группой. Когда это происходит, единство нарушается, так как нарушается принцип равенства всех участников. Будущее группы и её способность привлекать новичков висят на волоске. Если становится очевидным, что группой управляют несколько человек, то оставшиеся участники должны набраться храбрости и заявить об этом. Высказаться лучше всем, а не одному человеку. Тем, кто считает, что их группа не соблюдает принципы ВДА, следует обсудить это между собой, со спонсором или другом. Необходимо также помолиться и хорошенько обдумать свои действия. Все они должны приниматься в соответствии с принципами любви и единства. Постарайтесь избежать резких выпадов. Не допускайте сплетен, которые приведут к склокам на рабочих собраниях.

Если не предпринять разумных действий, группа ВДА может прекратить своё существование. Группа увядает, потому что её члены не могут применять принципы Двенадцати Шагов и Двенадцати Традиций в своей жизни настолько глубоко, чтобы поставить групповое сознание на первое место.

Если удаётся договориться, группа меняет направление и обретает новую силу. Её участники собирают рабочее собрание, чтобы обсудить единство группы, а также имеющиеся проблемы. Если все они смиренны и ценят свою группу, то Высшая Сила будет сопутствовать обсуждению и укажет путь для сотрудничества и дальнейшего развития. В истории ВДА это случалось много раз, если стремление к личной выгоде уступало место единству.

Члены группы, которые когда-то полагали, что не смогут ужиться друг с другом, видят, что различия между ними не так важны, когда на карту поставлена судьба группы. Они понимают, что группа страдает, если её членам не удаётся сотрудничать ради общей цели. Когда группа «болеет», болеют и отдельные её участники, потому что мы не можем выздоравливать в одиночку.

Члены ВДА, которые не ладят между собой или не ставят группу на первое место, могут стать причиной срыва для других. Терзаемые чувством обиды конфликтующие участники группы прибегают к деструктивным инструментам: манипуляциям, сплетням и нечестности. Взрослые дети способны на грязные уловки, когда полагают, что им угрожают; вне зависимости от того, реальна эта угроза или нет. Мы в совершенстве овладели навыками подпольной борьбы и вербальной агрессии в школе выживания своей семьи.

Срыв зачастую заставляет взрослого ребёнка вернуться к дисфункциональной роли, усвоенной в семье. Когда участник ВДА покидает сообщество из-за спора или обиды, он может столкнуться с проблемами зависимого поведения. В состоянии срыва мы рискуем впасть в пищевую зависимость, наркоманию, сексоголизм, игроманию, безумные траты или другие обсессивно-компульсивные состояния. Иногда срыв в ВДА принимает форму изоляции или отказа от общения. Во время срыва нас может отбрасывать назад к характерному поведению ВДА – мы вновь боимся властных фигур, беспощадно осуждаем себя и безропотно сносим насилие. Даже если нам удалось изменить свои наиболее нездоровые шаблоны поведения, во время срыва велика вероятность переключиться на другие разрушительные или компульсивные модели. Черты выживания, усвоенные в детстве, могут вернуться в более острой и болезненной форме, чем до начала выздоровления.

Означает ли Первая Традиция, что участники ВДА должны отказаться от своей индивидуальности или личного выздоровления ради единства? Должны ли мы думать и делать «как все» для общей пользы? Напротив, члены группы обычно обнаруживают, что их уважают и ценят в ВДА. Наибольшую пользу для выздоровления и развития индивидуальности они находят именно в группах, которые работают по принципу единства. В дисфункциональной семье трудно получить здоровый опыт решения проблем. Многие члены ВДА впервые в жизни пробуют формулировать своё мнение и конструктивно вести дискуссию именно на рабочих собраниях. В детстве обычно нас просили помолчать или ругали за разговоры. В ВДА наоборот нас просят высказываться и выражать свои взгляды. Нас поощряют искать свой собственный голос и истинную личность. И таким образом вносить вклад в единство Сообщества.


Письменная проработка и обсуждение:

1. Как Вы себя чувствуете, когда участники группы уважительно выражают своё мнение, договариваются друг с другом, разрешают противоречия и спокойно воспринимают, если с ними вежливо не соглашаются?

2. Если Вы чувствуете, что втягиваетесь в борьбу «не на жизнь, а на смерть» по программным вопросам, что вы можете сделать, чтобы изменить своё поведение?

3. Что Ваша группа делает верно? По шкале от 1 до 10 оцените степень единства в своей группе.

4. Как можно улучшить вашу группу, Интергруппу, комитет ВДА?

5. Каков духовный принцип Первой Традиции?



Иллюстрация к Первой Традиции

Нарисуйте плакат или компьютерную картинку, иллюстрирующую Первую Традицию.


Медитация

Высшая Сила, я твой доверенный исполнитель, я хочу поддержать свою группу ВДА и её главную цель. Пожалуйста, не дай мне забыть о том, что жизнь моего Сообщества и моё выздоровление зависят от моей готовности ставить благополучие группы выше собственной воли. Помоги мне уважать единство.

2 Традиция

Вторая Традиция

В делах нашей группы есть лишь один высший авторитет – любящий Бог, выраженный нашим групповым сознанием. Наши лидеры – это лишь доверенные исполнители, они нами не управляют.

Всю жизнь из страха совершить ошибку я старался быть частью системы, при этом меня раздражала собственная пассивность. Я привык слушать других, и мне казалось, что подчиняться лучше, чем жить в хаосе. К кому мне обращаться за абсолютной истиной, если предположить, что её не знает никто? Как все могут быть правы, если мнения так различны? Как группа может найти решение, если никто не стукнет кулаком по столу и не примет решение за всех во имя общего блага? Как мне, с моим эгоцентричным прошлым, поверить, что групповым сознанием можно разрешить проблему с выгодой для каждого?

Я научился верить в мудрость Второй Традиции, наблюдая, как она работает. Раз за разом я видел, как происходили чудеса, когда группой управляла честность. Снова и снова единство возрождалось, когда старожилы группы своим примером, а не своими полномочиями, проводили её через кризисы.

Моя ошибка заключалась в жажде понять этот парадокс. Со своими дисфункциональными убеждениями я не мог мыслить на духовном уровне. А мне просто нужно было принять этот принцип, верил я в него или нет.


Решения группы являются отражением нашего Любящего Бога и Его воли для нас.

Ни один человек не отвечает за наши группы ВДА. В действительности, мы лишь доверенные исполнители без всякой власти управлять группой. Когда появляются вопросы, мы просим групповое сознание дать ответ. Группа зависит от нашей совместной работы. Если возникает проблема, затрагивающая ВДА в целом, группы объединяются, чтобы общим групповым сознанием, выбрать пути её решения. «Любящий Бог» – это Бог, который заботится о группе и поддерживает выздоровление её членов. Как группа мы уповаем на поддержку Высшей Силы в принятии совместных решений. Когда члены группы обсуждают какую-то проблему, Любящий Бог проявляет себя через них, и его воля выражается в принятом решении.

Групповое сознание означает, что в наших дискуссиях и голосованиях отражается воля Бога. Их результаты говорят, что делать и делать ли что-то вообще. Через членов группы приходит ответ от Бога. Когда мы работаем над решением, мы «настраиваемся, приходим, слушаем, вносим свой вклад и не ждём результатов». Слишком часто мы пытаемся протолкнуть свои собственные желания в окончательное решение. Групповое сознание – это не что иное, как голос группы, в котором любые личные мнения теряют силу. Обсуждение заканчивается голосованием. В нём проявляется коллективная мудрость. Она лучше любого индивидуального мнения, поскольку чаще оказывается беспристрастной. Когда групповое решение принято, я поддерживаю его вне зависимости от того, согласен я с ним или нет. Мы считаем групповое сознание выражением воли Бога, как мы Его понимаем. Когда появляется проблема, единственный способ решить её – обратиться к групповому сознанию.


Понимание Второй Традиции

Многие новички интересуются, на ком лежит ответственность за группы и собрания. Это вполне естественно, поскольку в прошлом мы либо боялись властных фигур, либо сами были таковыми. В любом коллективе мы напряжённо выискиваем «главных» людей, чтобы суметь выжить, как выживали в детстве. Нам кажется, что, найдя их, мы сможем приспособиться – этому нас научили в дисфункциональной семье. Но ВДА отличается от других обществ или организаций. У нас нет властной иерархии или системы делегирования полномочий. Сообщество ВДА не похоже на наши семьи.

Тем, кто с нами недавно, легко прийти к ошибочному выводу о расплывчатой организационной структуре ВДА. Если на собрании присутствует много новичков, им кажется, что опытные участники всё знают и за всё отвечают. Если уж не «старички», тогда должно быть главный человек – это ведущий собрания. Но ведущие часто меняются. Может быть, ответственность лежит на секретаре, раз он отпирает дверь, заказывает литературу и ведёт протоколы рабочих собраний?

Но секретарь исполняет волю группового сознания. «Кто всё-таки управляет ВДА?» – спрашивают некоторые новички.

К счастью, Вторая Традиция напоминает нам, что реальной властью на собраниях и в служении ВДА является «любящий Бог, выраженный нашим групповым сознанием». Мы ещё вернёмся к обсуждению группового сознания, сейчас же просто заметьте, что наши лидеры – председатели, секретари, представители групп и так далее – не имеют власти. Никто не является главным в ВДА. Мы выбираем доверенных исполнителей, прямо подчинённых тем, кого они обслуживают. Власти у них нет. Они служат Сообществу из любви, смирения и сопереживания.

Тем, кто, возможно, лелеет надежду стать главным, ВДА даёт возможность постичь смысл служения. Наблюдая за другими доверенными исполнителями, такие участники быстро узнают, что ценнее служить, чем получать. Пережитки старых представлений о власти испаряются. Только Бог, каким Он предстаёт в групповом сознании, управляет всем.

Новые группы часто создаются каким-либо энтузиастом, который затем исполняет обязанности секретаря, казначея, лидера, и вообще «мастера на все руки». Во многих случаях такая руководящая роль необходима, когда новая группа только формируется. Если этот человек работает хорошо, группа скоро начинает расти. Остальные обычно поддерживают его главенствующее положение просто потому, что основатель группы в курсе всех дел и у него ключи от помещения. Вот когда, памятуя о Второй Традиции и Высшей Силе как единственном авторитете ВДА, хороший лидер начинает превращаться в доверенного исполнителя. Доверенный исполнитель ищет способы привлечь новых членов к служению группе. Он вежливо просит помочь в подготовке помещения для собраний, хранении ключей, заказе литературы или покупке угощений к чаю. Все эти поручения являются возможностью для привлечения участников к служению группе и ответственности за неё.

Основатель или лидер группы также поощряет остальных членов брать служение по проведению собраний. Для распределения обязанностей секретаря, казначея и представителя группы назначается рабочее собрание. Разумный лидер знает, что не следует цепляться за руководство собранием или группой. Ему известно, что привлечение её участников к управлению ведёт к значительным изменениям в их личностях.

Раз уж лидер поработал хорошо, то в дальнейшем группа, скорее всего, выберет этого человека для какого-то ответственного служения. В этот момент путём выборов основатель группы из «лидера по необходимости» превращается в доверенного исполнителя. Эта трансформация почти неуловима, но крайне важна для развития и будущего группы. Активно участвуя в работе группы, её члены принимают на себя ответственность за собрания. Они получают обязанности, но также и награду – возможность помогать другим.

В то же время группа получает опыт здорового группового сознания. Все лидеры могут последовать этому примеру служения доверенным исполнителем в рамках Двенадцати Шагов. На последующих рабочих собраниях первоначальный лидер группы, вероятно, предпочтёт отойти на второй план и позволить другим принять полноценное лидерство в группе.

Некоторые вновь избранные лидеры, наоборот, пытаются управлять группой железной рукой. Они считают, что точно знают, что правильно для группы и для ВДА; на рабочих собраниях и встречах по поводу дел ВДА обсуждению места не остаётся. Такие властолюбивые члены могут сеять раздор в группе и подрывать её. Они действуют как «юристы по Традициям» и готовы по косточкам разбирать правила проведения рабочих собраний, составления повестки дня и процедуры голосования. Их близорукое поведение, будучи оставленным без противодействия, может буквально прикончить группу. Разногласия из рабочих собраний перетекают на обычные собрания ВДА, и чувства обиды и разочарования отравляют группу. Члены Сообщества прекращают посещать её или чувствуют, что брать служения в ней небезопасно. И группа страдает, пока кто-нибудь не попросит любящего Бога присутствовать на её рабочих и обычных собраниях.

Члены группы могут возмутиться и назначить специальное собрание для обсуждения её дальнейшего пути. Если ситуация серьёзно ухудшилась, первооснователя группы или доверенного исполнителя могут лишить служения. В таком случае развенчанный «лидер» возможно покинет собрание, чувствуя себя отвергнутым. Но с группой ничего не случится, если она будет следовать Шагам и Традициям ВДА.

Анонимные Алкоголики называют контролирующих членов «ноющими проповедниками». Возможно, они открывали группу с добрыми намерениями, но не продвинулись в работе по программе ВДА. Некоторые из них превратились в «авторитетов», которые вредят способности группы помогать другим. Тем не менее «ноющие проповедники» могут учиться на своём опыте. Применяя программу ВДА, они могут стать доверенными исполнителями и, в конце концов – «заслуженными деятелями». Такова сила Программы и Второй Традиции, если мы позволяем Высшей Силе направлять наши действия.

Таким образом, в ВДА никто ни над кем власти не имеет, но мы выбираем лидеров, которые служат тем, кто их выбрал. Они не управляют, а ведут за собой своим примером. Наше групповое сознание – это духовный способ, которым Высшая Сила выражает себя в наших дискуссиях и наших решениях. Чаще всего решения основаны на том, что лучше для большинства, а не для меньшинства. Через смирение мы отказываемся от своего эго и в делах ВДА в первую очередь исходим из интересов группы. Смирение не означает, что мы превратимся в коврик для вытирания ног или откажемся от собственного мнения. Оно означает, что мы стараемся руководствоваться принципами ВДА. Мы открываем двери, чтоб услышать указания Высшей Силы. Мы используем свой опыт Двенадцати Шагов в этих дискуссиях. На рабочих собраниях и групповых обсуждениях мы применяем принципы Шагов: признание поражения, надежду, готовность, прощение и т.д. Мы учимся проницательности и видим, что некоторые идеи хороши и привлекательны, но отвлекают нас от поиска истинного пути ВДА. Мы учимся ожидать лучшего от принятых решений и получать его.

Письменная проработка и обсуждение:

1. Кто такой «любящий Бог»?

2. Объясните концепцию группового сознания.

3. Объясните процесс принятия решений групповым сознанием.

4. Почему коллективная мудрость группы лучше, чем мнение одного человека?

5. Опишите свой опыт успешного участия в принятии группового решения.

6. Каков духовный принцип Второй Традиции?



Иллюстрация ко Второй Традиции

Нарисуйте плакат или компьютерную картинку, иллюстрирующую Вторую Традицию.


Медитация

Высшая Сила, я понимаю, что мы слышим Твой голос через групповое сознание. Я прошу Тебя напоминать мне, что жизнь моей программы, и, следовательно, моё собственное выздоровление зависят от моей готовности ценить благополучие группы выше собственных желаний. Если я не соглашаюсь с общим мнением моих товарищей по служению, позволь мне отстаивать свои взгляды честно и уважительно. Позволь мне слушать и учитывать точку зрения других людей. Разреши мне отстаивать своё мнение, но поддерживать все решения группы, включая те, с которыми я могу не соглашаться. Да будет воля Твоя, а не моя.


3 Традиция
Третья Традиция

Единственным условием для членства в ВДА является желание выздоравливать от последствий воспитания в алкогольной или любой другой дисфункциональной семье.

Я посещала собрания шесть недель, по-настоящему не зная, зачем хожу. Раньше я ни разу не слышала, чтобы кто-нибудь вслух рассказывал о себе такие сокровенные вещи. Я не понимала, что моя семья была дисфункциональной, и я пережила эмоциональное и сексуальное насилие. Я считала, что заслужила то, что со мной случилось.

Два года я по-разному представлялась в начале собраний. А потом вообще перестала как-либо себя обозначать. Другим я тоже позволяла подобную вольность. Я пришла в Программу со своим взглядом на вещи и стремлением всё контролировать. Я старалась оградить свою болезнь от всего, что ей угрожало. Каким бы безумием это ни казалось, но люди на группе позволили мне пережить свой собственный целительный процесс. То, что я просто посещала собрания и возвращалась снова и снова, оказалось более важным, чем мои высказывания или поступки. Моё поведение выражало боль, которую я не могла объяснить словами. Я благодарю Бога за то, что меня окружили такой терпимостью.

Когда я начинал в ВДА, я хотел было исключить кое-каких участников, которые казались мне опасными или странными. Например, мне не нравились гомосексуалы. Я не был знаком с ними, но это не мешало мне их недолюбливать. Нет, мы должны запретить им принимать участие в собраниях. Ещё я вспоминаю одного довольно неотёсанного парня, который раздражал меня своими грубыми речами и лез обниматься после группы. Моя узколобость требовала убрать и его тоже. Эти ребята были не единственными, кого я эгоистично собирался исключить. В конце концов, на наших собраниях должны присутствовать только приличные дисфункциональные люди, по крайней мере, таково было моё мнение как новичка.

К счастью, на тех собраниях присутствовали и другие участники, у которых очевидно было больше мудрости, потому что никого не исключали. И со временем они стали моими друзьями, да и учителями тоже. Гомосексуалы в группе оказались нормальными ребятами, у которых были те же проблемы, что и у меня. Я обнаружил, что, различаясь в сексуальной ориентации, мы имели много общего. Не знаю, то ли со временем чудовищный язык Эда, того грубияна-обнимаки, стал мягче, то ли я просто к нему привык, но я начал понимать, что он работает над схожими детскими травмами. Кроме того, он много лет устраивал у себя дома вечеринки, и я помню, как там было весело. Не могу сказать, чтобы мы стали близкими друзьями, но я начал полностью ему доверять и постепенно преодолел страх перед Эдом и другими людьми, которые говорили, как он. Уж и не знаю, куда я подевал свои правила исключения. Они перестали казаться такими важными.

У меня было желание просто узнать побольше о ВДА, прежде чем появилось другое – выздоравливать от последствий воспитания в дисфункциональной семье. Мне потребовалось многое уяснить на консультациях и собраниях, чтобы понять, что произошло со мной. До Программы я считала себя никчёмным человеком, который должен вести себя лучше, умнее и т.п. Мысль о выздоровлении от последствий пренебрежения и насилия в детстве никогда бы не пришла ко мне в голову без ВДА. Я бы застряла в постоянных самообвинениях. Не было бы ни принятия себя, ни прощения, ни желания стать себе Любящим Родителем. Моего стремления узнать побольше о ВДА и родительской семье оказалось вполне достаточно, чтобы начать. Посещая собрания и работая по Шагам, я ощутила желание выздоравливать от последствий воспитания в дисфункциональной среде. Я разобралась в подробностях того, что со мной случилось, и смогла понять суть тех событий. Я хочу выздоравливать от стыда и отверженности. Я член ВДА.



Понимание Третьей Традиции

На заре своего становления Анонимные Алкоголики подыскивали подходящие условия для членства. Развивающееся сообщество и его неустойчивые группы опасались, что определённые алкоголики развалят и без того слабые группы, а к остальным привлекут ненужное внимание. После многочисленных ошибок Анонимные Алкоголики пришли к пониманию, что для того, чтобы стать всесторонней духовной программой, какой мы знаем А.А. сегодня, для членства не должно быть никаких условий. В самом деле, если бы были введены условия для членства, предлагавшиеся разными группами А.А., то в сообщество не приняли бы даже его основателей. Так что А.А. приняли единственное условие: желание оставаться трезвым.

Это подводит нас к Третьей Традиции ВДА. Какие требования мы должны предъявлять к членам Сообщества? Вслед за А.А., наша Третья Традиция рекомендует не создавать длинного списка критериев для тех, кто желает быть членом ВДА. Мы принимаем любого, кто хочет выздоравливать от последствий воспитания в дисфункциональной семье, страдала она от алкоголя или нет. Вот и всё. Никаких отборочных комитетов, анкет и испытательных сроков. Вы становитесь членом ВДА, когда называете себя таковым.

Мы приветствуем в ВДА отверженных обществом, так как обнаружили, что мы сами отверженные, либо в различной степени чувствуем себя таковыми. Взрослые дети – созависимые, зависимые, должники, обжоры, сексоголики, алкоголики и игроки – являются нашими членами, если желают выздоравливать от последствий дисфункционального воспитания. Мы не отворачиваемся ни от одного человека, который пытается выйти из изоляции и просит о помощи. Простое условие позволяет ВДА быть разноплановым Сообществом с широким спектром опыта отдельных его участников. Мы открыты и гостеприимны.

Наше единственное условие для членства взрастило в Сообществе дух принятия. В число наших участников входят взрослые дети из семей, где не было проблемы алкоголизма. Вскоре после основания ВДА на собрания стали приходить люди из семей с дисфункциями другого рода, чувствовавшие идентификацию с идеей ВДА. Их мышление и поведение так же точно соответствовало Списку, как и поведение детей из семей с зависимостями. Эти взрослые дети посещали собрания ВДА и шли путём выздоровления. Они обращались к Внутреннему Ребёнку и Любящему Родителю так же, как и члены ВДА из алкогольных семей. Мы не видим различий между участниками. Их голос – это голос ВДА.

Желание выздоравливать от последствий воспитания в дисфункциональной семье может стать одним из важнейших инструментов работы по Программе. Искреннее желание придаст нам силы. Мы воспитывались в дисфункциональной среде не один день, так что и выздоровление продлится не один день. Нам понадобится желание и готовность последовательно двигаться по пути ВДА. Желание плюс готовность – вот надёжный рецепт для изменений.


Письменная проработка и обсуждение:

1. Используя Список характерных особенностей или Проблему, отметьте черты, которые Вам присущи. Являются ли они последствиями воспитания в дисфункциональной семье?

2. Выберите три характерные особенности, полученные Вами в результате воспитания в дисфункциональной семье. Опишите, каким образом они проявляются в Вашей повседневной жизни?

3. Почему Вы хотите изменить свою жизнь? Что в ней происходило такого, что привело Вас в ВДА?

4. Какой духовный принцип заложен в Третьей Традиции?

5. Каково единственное условие для членства в ВДА?

6. Как готовность дополняет желание выздоравливать?



Иллюстрация к Третьей Традиции

Нарисуйте плакат или компьютерную картинку, иллюстрирующую Третью Традицию.

Медитация

Высшая Сила, помоги мне обрести желание выздоравливать от последствий воспитания в дисфункциональной семье. Дай мне готовность посещать собрания, чтобы выздоравливать от этих последствий. Я посещаю ВДА, потому что хочу измениться и помочь другим. Спасибо, что приводишь меня в общество, частью которого я себя ощущаю. Спасибо, что даёшь мне мужество приходить на собрания, участвовать в них и находить там своё место. Наконец я дома. Наконец я знаю, что я среди своих.


4 Традиция
Четвёртая Традиция

Каждая группа вполне самостоятельна, за исключением дел, которые затрагивают другие группы или сообщество ВДА в целом. Мы сотрудничаем со всеми двенадцатишаговыми программами.

Самостоятельность означает, что группы ВДА могут поступать, как сами считают нужным, пока их действия соответствуют Двенадцати Традициям и не приводят к неблагоприятным последствиям для других групп или сообщества ВДА в целом. Каждая конкретная группа олицетворяет собой программу ВДА, и часто создаваемый ею образ – единственное, что доступно широкой общественности. Важно, чтобы участники вели себя и свои собрания, опираясь на здравый смысл. Лучше быть хорошими соседями. Члены группы отвечают за то, чтобы собрания были безопасными, ориентированными на выздоровление и несли весть ВДА. Они поддерживают с хозяевами помещений благоприятные отношения и содержат места собраний в чистоте и приличном виде. Они заботятся о ВДА и о том, ради чего существует Сообщество.

Кроме того, во имя Традиций и собственного благополучия, группе следует оплачивать свои расходы, а также откладывать средства, чтобы работать на протяжении нескольких месяцев, если денежные поступления сократятся. Группы сотрудничают друг с другом ради общего блага ВДА.


Впервые столкнувшись с Четвёртой Традицией и с предоставляемой ею свободой, я подумала: «Ну, это работать не будет». Где тут правила, власть и строгое руководство? Но когда я увидела и услышала, как члены группы применяют принципы Программы, я поняла, что мои страхи были беспочвенными. Я узнала, что мои товарищи по ВДА уважительно относились к группе и делали всё, что могли, для помощи другим взрослым детям. Они решительно отстаивали самостоятельность группы, но с тем же рвением сохраняли единство и образ ВДА. Через некоторое время я поняла, что члены группы искренне заботятся о ВДА. Мы взвешивали свои действия. Занимаясь делами нашей группы, мы не забывали и о других. Мы продумывали, как наши поступки могут повлиять на Сообщество в целом.
Забавно, но теперь я воспринимаю Четвёртую Традицию как один из Двенадцати Шагов. Я начала больше заботиться о себе, поскольку была частью того, о чём постоянно заботились другие люди. Я прорабатываю Шаги, но именно эта Традиция научила меня заниматься собой.


Понимание Четвёртой Традиции

Как и большинство других организаций, ВДА имеет структуру. Она начинается с людей, которые составляют группы ВДА. Группы создают Интергруппы, помогающие организовывать собрания в регионах и распространять информацию o ВДА в лечебных центрах и других учреждениях. Интергруппы способствуют стремлению групп нести весть ВДА в местном обществе. Они могут открывать дежурство на «горячей линии» или нанимать сотрудников, чтобы отвечать на вопросы о ВДА. Несколько Интергрупп из одной местности могут объединиться в Региональный комитет. Региональные комитеты и Интергруппы связывает между собой Всемирная Сервисная Организация (ВСО). ВСО также осуществляет поддержку в районах, где нет Интергрупп.

Так какую власть Интергруппы имеют над собраниями, и какие рычаги применяет ВСО для управления группами, Интергруппами и Региональными комитетами? Нет ни рычагов, ни власти. Каждая группа ВДА самостоятельна, но может обращаться за рекомендациями в Интергруппу, Региональный комитет или ВСО. В нашем Сообществе нет ни подчинения, ни принуждения. Интергруппы и ВСО призваны помогать и оказывать поддержку, а группы – выдвигать доверенных исполнителей для обеспечения нормальной работы ВДА на местном, региональном и мировом уровнях.

В исключительно редких случаях ВСО или Интергруппы могут напрямую вмешиваться в дела, «касающиеся других групп или ВДА в целом». Помогая группе по её просьбе, они в конечном итоге должны отойти в сторону и позволить ей самой решать, как проводить собрания.
Самостоятельность не означает, что группы ВДА одиноки или работают в вакууме. Как уже отмечалось, группа всегда может попросить совета у ВСО или Интергруппы, если на её собраниях возникают вопросы или проблемы. Например, у ВСО периодически спрашивают, можно ли использовать те или иные тексты для чтения на собраниях. Ответ всегда один: согласно Четвёртой Традиции, каждая группа свободна в выборе материалов. ВСО и Интергруппы не занимаются одобрением текстов для чтения на группе. Основные ориентиры по этой проблеме содержит буклет «Литературная политика ВДА». В его тексте группам рекомендуют подбирать материалы, сфокусированные на двенадцатишаговом процессе и Двенадцати Традициях, и избегать таких, которые могут рекламировать отдельного автора или превращать собрание в сеанс психотерапии. Хоть группы и самостоятельны, общепринятым стандартом ведения собраний является чтение Списка характерных особенностей (Проблемы), Решения, Двенадцати Шагов и Двенадцати Традиций. Использование этих стандартных текстов и неприсоединение к сторонним организациям необходимы, чтобы группа считалась группой ВДА.

Другой частый вопрос: как на собраниях разрешать конфликты между членами группы? Или как обходиться с участниками, которые мешают работе собрания? Опять же, ни ВСО, ни Интергруппа не вмешиваются, но могут предложить решения, уже применявшиеся группами в похожих ситуациях. Обычно по этим вопросам группа в первую очередь связывается со своей Интергруппой. Однако любая группа может обратиться непосредственно в ВСО с вопросами или в поисках опыта, силы и надежды.

Со всеми этими разговорами о самостоятельности возникает вопрос: можно ли давать группам такую свободу? Неужели не бывает так, что они принимают неверные решения? Конечно, бывает. В самом деле, многие группы ВДА принимают ошибочные решения, некоторые из которых приводят к серьёзным неприятностям. Но, будучи одной семьёй, мы учимся на этих решениях, становясь мудрее с приобретением опыта. Группы, придерживающиеся Двенадцати Шагов и Двенадцати Традиций, легче переживают трудные времена. Обычно они выживают. Проходя через опыт, группы ВДА приобретают определённую прочность и стойкость и в то же время предлагают своим участникам тепло и принятие.

Мудрость Четвёртой Традиции позволяет каждой группе принимать самостоятельные решения. Направляемые Традициями, группы проводят свои собрания и выбирают собственные методы распространения вести ВДА в местном обществе. Группам дана свобода совершать ошибки. Другими словами, группы имеют неоспоримое право быть неправыми. И когда они ошибаются, их решения становятся частью процесса роста не только для группы, но и, в особенности, для её членов.

Существуют группы, на собственных ошибках научившиеся мудрости и жизнестойкости. Если члены группы стремятся следовать принципам ВДА и приглашают любящего Бога участвовать в процессе принятия решений, группа выживает и расцветает. Приоритет интересов ВДА и сотрудничество друг с другом являются основополагающими принципами здоровой самостоятельности.

Сотрудничество подводит нас ко второй части Четвёртой Традиции: «Мы сотрудничаем со всеми другими двенадцатишаговыми программами». Существует множество различных двенадцатишаговых программ, основанных на изначальных Шагах и Традициях А.А.. Иногда члены разных программ сравнивают их между собой. Слова «Моя программа лучше, чем твоя» звучат часто, но мало согласуются с желанием искренне помогать другим. Долгие годы мы слушали членов многих двенадцатишаговых программ и постепенно поняли, что все эти программы стремятся помочь людям в поисках лучшего способа жизни. ВДА – самостоятельная программа, которая помогает тысячам взрослых детей так, как не может ни одна другая. Мы опытное Сообщество, равноправное с остальными двенадцатишаговыми программами. Мы не превосходим их и не уступаем им.

Письменная проработка и обсуждение:

1. Дайте определение «самостоятельности» применительно к группам и собраниям.

2. Если все группы ВДА являются самостоятельными, как им удаётся сохранять неизменной весть выздоровления и поддерживать единый формат собраний?

3. Что такое Интергруппа? Что такое Всемирная Сервисная Организация?

4. Каким образом группе следует сотрудничать с другими группами ВДА или иными двенадцатишаговыми программами?

5. Каков духовный принцип Четвёртой Традиции?

Иллюстрация к Четвёртой Традиции

Нарисуйте плакат или компьютерную картинку, иллюстрирующую Четвёртую Традицию.

Медитация

Высшая Сила, помоги моей группе сосредоточиться на двенадцатишаговом процессе выздоровления, в то же время сохраняя индивидуальность и колорит. Если решения и действия нашей группы могут повлиять на ВДА в целом, позволь нам обрести дух сотрудничества и готовность обращаться за помощью в структуры обслуживания ВДА. Моя группа самостоятельна, но не одинока.


5 Традиция
Пятая Традиция

У каждой группы есть лишь одна цель – донести нашу весть взрослому ребёнку, который всё ещё страдает.

Я очень рад, что ВДА заняты только одним делом, и делают его хорошо. Мы не обсуждаем политику и не суетимся по разным пустякам, – неважно, насколько они того заслуживают. Всякий раз, приходя на собрание, я знаю, чего ожидать. Я знаю, что мы будем разговаривать или читать о выздоровлении от такой болезни, как семейная дисфункциональность. Мы не собираемся ни исправлять друг друга, ни упражняться в психотерапии. Потрепаться о спорте тоже неплохо, но это не входит в дающую надежду весть ВДА.

Группы ВДА также несут весть выздоровления в тюрьмы и лечебные центры. Это благодарное служение. Выполняя Двенадцатый Шаг, мы рассказываем свои истории и доносим наши идеи до тех, кто всё ещё страдает.

Мне представляется, что в ВДА мы учимся любить себя и взаимодействовать с миром. Это наша первоочередная задача. Мы несём весть о выздоровлении другим взрослым детям, желающим жить по-новому. Так я остаюсь эмоционально трезвым и помогаю себе развиваться. Я получаю, когда отдаю, – в этом моё выздоровление.

Моя основная цель – помнить, как я жила до ВДА, и тогда я смогу найти подход к новичку. Даже если я стала забывать о том, что было раньше, беседа с новичком оживит мой опыт и напомнит, зачем я продолжаю ходить на собрания и помогать другим. Я даю надежду и обрта её. Это моя единственная цель, это наша единственная цель.

Очень легко не думать о прошлом, погрузиться в работу, отношения и приятную жизнь, приходящие вместе с выздоровлением. Я могу настолько увлечься текущими делами, что забуду, как всё начиналось. Когда это происходит, вся моя благодарность улетучивается, и я становлюсь такой же несчастной, как новичок. Раньше я жила ради выживания, поэтому быть несчастной мне привычно, но это – не выздоровление.

В начале своего выздоровления я спрашивала: «Как я узнаю, что поняла эту программу?» Мне отвечали: «Когда мир прекратит вращаться вокруг твоей персоны, и ты сможешь смотреть вовне, а не внутрь себя – это будет значить, что ты достигла просветления». Пятая Традиция говорит о том же самом, только другими словами.

Основная ответственность группы ВДА заключается в том, чтобы донести свои идеи до новичков, но не менее важно помогать всем членам в поддержании выздоровления. Если ни один новичок не пришёл на собрание, стоит ли всё отменить и пойти домой? Нет. Собрание продолжится, потому что группа несёт весть ВДА всем нам, включая тех, кто уже много лет в Программе.

Группа несёт весть о выздоровлении, когда приветствует новичков; когда побуждает их задавать вопросы. Участники оставляют телефоны или адреса электронной почты, чтобы новички могли получить помощь между собраниями.

На собраниях мы радушно встречаем новичков, делимся опытом, силой и надеждой, предлагаем им литературу. А после – общаемся друг с другом, идём выпить кофе в ближайшее кафе и рассказываем о себе. Это тоже является распространением идей ВДА.



Понимание Пятой Традиции

Анонимные Алкоголики быстро усвоили, что Сообществу следует делать одно дело, но хорошо, а не много дел плохо. ВДА разделяет это убеждение. Хотя в Сообществе мы поощряем разнообразие и обоснованный риск ради личностного роста, наша основная цель не меняется. Мы распространяем весть ВДА и избегаем всего, что может отвлечь от этого. Любое групповое решение должно в конечном счёте отвечать на вопрос: «Помогает ли оно распространению идей ВДА?»

Наша основная цель – нести весть тем, кто всё ещё страдает. Верность ей помогает не ввязываться в посторонние вопросы. Некоторые из них кажутся достойными внимания, другие носят явный политический или провокационный характер. Мы усвоили, что и благие намерения могут отвлечь

ВДА от единственной цели. Даже хорошие дела влекут за собой связи и ожидания, которых ВДА старается избегать. Мы самостоятельное сообщество, мы несём ответственность перед своими членами и не перед кем более. Нас направляют голос Сообщества и Высшая Сила.

Весть о выздоровлении, которую мы несём на собраниях ВДА, в реабилитационных центрах и психотерапевтических группах – это чистая весть, не связанная с посторонними темами. Мы не смешиваем её с другими идеями или принципами, неважно, насколько они благородны. Поступив иначе, мы бы исказили весть о выздоровлении. Она состоит в том, что Программа помогает людям, готовым признать поражение, просить о помощи и получать её. Выздоровление начинается, когда взрослый ребёнок признаёт бессилие перед последствиями семейной дисфункции. Вслед за этим приходит осознание неуправляемости жизни. ВДА даёт надежду, что можно жить по-другому: выйти из изоляции и обрести связь с Богом и людьми.

Все мы приходим в ВДА с множеством талантов. В процессе выздоровления мы находим у себя ещё больше способностей. Мы узнаём, насколько наш опыт схож с опытом других детей из дисфункциональных семей. Посещая собрания ВДА, мы понимаем, что мы не одиноки. Общие переживания позволяют нам помогать друг другу так, как не способны другие, потому что мы действуем с сочувствием и пониманием болезни – семейной дисфункциональности. Обладая и детским, и взрослым опытом, мы можем достучаться до страдающего взрослого ребёнка, что дано немногим. Мы не хвастаемся, но знаем, о чём говорим, потому что прошли через это. Мы выжили в условиях семейной дисфункции и нашли надёжный путь продвинуться дальше простого выживания. Сбитый с толку, растерянный взрослый ребёнок, с подозрением относящийся к большинству людей, за считанные секунды поверит другому взрослому ребёнку, выслушав его историю. У нас есть уникальный дар – идентификация. Распространяя нашу весть, мы ощущаем силу сопричастности. Нам не нужно рекламировать ВДА. Наши истории и искренность притягивают людей к ВДА и лучшему пути в жизни.

Впервые придя в ВДА, многие из нас удивляются, видя людей со схожим детским опытом. Слушая чужие истории, мы понимаем, что у нас много общего. Вскоре и новички начинают делиться своими переживаниями. Они видят, что их личный опыт похож на опыт окружающих. Люди завязывают отношения друг с другом, чего у многих не было до ВДА. Таким образом, мы учимся взаимодействовать, а наша группа и Сообщество продолжают существовать. Мы понимаем, что не можем выздоравливать в одиночку или в изоляции.

Пятая Традиция напоминает нам о единственной цели нашей Программы – нести весть выздоровления тем, кто ищет выход из смятения и отчаяния. Распространяя весть ВДА, мы рассказываем о себе и принципах выздоровления. Мы не проповедуем, не запугиваем, не миссионерствуем, не манипулируем человеком, которому пытаемся помочь. Мы не должны терпеть насилие в свой адрес или проявлять навязчивость к тем, кто явно не желает слушать. Мы не поучаем, но и не стесняемся вкратце поделиться духовными аспектами программы ВДА. Однако, переходим к ним только после того, как немного расскажем о своём детстве в дисфункциональной семье, и произойдёт идентификация. Чтобы убедительно показать наше сходство, мы используем описание привычных для нас шаблонов поведения или Список характерных особенностей (Проблему). Мы подкрепляем их примерами из своей жизни, так что у слушателя вскоре появляется желание услышать больше или иногда перебить, чтобы рассказать что-нибудь и о себе. В дополнение к идентификации и вести ВДА, мы предлагаем слушателю посетить собрание прямо сегодня либо как можно скорее. Именно в этот момент Двенадцатый Шаг пересекается с Пятой Традицией и формирует послание о выздоровлении ВДА, к которому нуждающийся в помощи человек не может остаться равнодушным.

В то же время, если человек остаётся невосприимчивым к идеям ВДА, мы отходим в сторону. ВДА лучше помогает тем, кто этого хочет, а не просто в этом нуждается.

Письменная проработка и обсуждение:

1. В чём состоит весть выздоровления ВДА?

2. Как основная цель ВДА – донести идеи до других детей

– помогает сохранить групповое единство и общность формата собраний?

3. Как основная цель помогает группе избежать противоречий относительно посторонних вопросов?

4. Что ваша группа может сделать для распространения вести ВДА? Примеры: распространять информацию о работе групп; устраивать мероприятия для сбора средств 1, а сборы переправлять в местный комитет или ВСО; принимать у себя семинары по выздоровлению или праздничные собрания-марафоны; организовывать развлекательные мероприятия и приглашать друзей и родственников; проводить собрания ВДА в местных больницах и учреждениях.

5. Каков духовный принцип Пятой Традиции?



Иллюстрация к Пятой Традиции

Нарисуйте плакат или компьютерную картинку, иллюстрирующую Пятую Традицию.


Медитация

Высшая Сила, помоги мне помнить, что у ВДА есть одна главная цель, она скрепляет Сообщество и упрощает большинство дискуссий. Помоги мне в любых делах ВДА всегда задавать себе простой вопрос: «Действительно ли то, что мы собираемся сделать, согласуется с нашей главной целью – донести весть ВДА до ещё одного взрослого ребёнка, нуждающегося в помощи?»


Примечание: 1 К мероприятиям по сбору средств относятся, например, танцы или большие встречи для членов ВДА и их друзей.


6 Традиция
Шестая Традиция

Группе ВДА никогда не следует поддерживать, финансировать или предоставлять имя ВДА какой-либо родственной организации или посторонней компании, чтобы проблемы, связанные с деньгами, собственностью и престижем, не отвлекали нас от нашей главной цели.

Эта Традиция научила меня многому в отношении моей склонности к спасательству и желания привлечь к выздоровлению в ВДА всех и каждого. Пару раз меня посещала мысль, что ВДА излечивает не только созависимость, зависимость и компульсии, но и любые типы психических расстройств и даже некоторые формы рака. Действительно, Программа ВДА имеет широкую аудиторию и даёт надежду и исцеление при многих разновидностях дисфункционального поведения. Но всё-таки мы не всесильны. Мы не способны помочь людям, которые не хотят помощи, и мы не имеем права связывать имя ВДА с проектами и организациями, которые могут отвлечь нас от нашей главной цели.

Как Сообществу нам также не следует гоняться за популярностью. В 1980-х годах, участвуя в ток-шоу о ВДА и сотрудничая с авторами коммерческих книг о взрослых детях, мы, похоже, заработали какой-то авторитет. Но где он теперь? В общем, взрослые дети сами должны рассказывать о себе, не предоставляя своё имя писателям или кому-либо ещё. Поступая таким образом, мы можем сохранить цель Сообщества и сделать Программу доступной всем, кто в ней нуждается.

Есть много возможностей отвлечь нас от нашей основной цели – донесения вести ВДА. Опыт показал: если ВДА будет участвовать в посторонних мероприятиях, это причинит много вреда. Однажды кто-то сформулировал эту мысль очень просто: «ВДА не имеет мнения по посторонним вопросам».

Мы не симпатизируем никакой политической партии, не состоим ни в одной церкви, и не вмешиваемся ни в какие злободневные вопросы. Мы просто несём весть о выздоровлении.

Стоит подчеркнуть, что мы, как Сообщество, не поддерживаем никакие сторонние группы, предприятия или организации, и не утверждаем, что они являются хорошими, плохими или приемлемыми. У нас нет мнения о них. Мы их не обсуждаем.

Сообщество ВДА никого не финансирует; мы не дарим и не одалживаем деньги ни частным лицам, ни отдельным группам ВДА. Мы не предоставляем своего имени ни по каким причинам и ни в каких целях, вне зависимости от того, насколько они благородны и достойны. Мы не рекламируем врачей, психотерапевтов, больницы, лечебные программы, медицинские группы или агентства и не предоставляем им своего названия. Мы не оказываем поддержки от имени ВДА ни коммерческим организациям, ни образовательным и законодательным проектам против домашнего насилия, неважно, насколько они хороши и справедливы. Мы ни за, ни против всех этих начинаний. У нас есть лишь одна основная цель, выраженная в Пятой Традиции.


Понимание Шестой Традиции

ВДА – впечатляющая программа, верно? Здорово было бы её развить, основав сеть лечебных центров ВДА? Может быть, мы могли бы открыть несколько больниц для людей, пострадавших от домашнего насилия? Или даже сформировать политическую партию, чтобы заставить законодателей принять законы по этой проблеме. Если у нас получается, почему бы не спасти весь мир?

Мы не хотим, чтобы программа ВДА или перечисленные проекты потеряли своё истинное предназначение. ВДА – зрелая программа, находящаяся на переднем крае борьбы за жизнь и предлагающая твёрдую надежду глубоко травмированным людям. Мы не отказываемся от этого утверждения. Мы действительно стали последней надеждой для множества взрослых детей, но мы не можем сделать всё для всех. Мы – сообщество выздоравливающих взрослых детей. В этом и состоит наша цель.

Мировые проблемы легко заметить, и часто мы жаждем их разрешить. Но мало кто знает, как в мировом масштабе организовать работу по искоренению насилия, пренебрежения или других форм дисфункции. Если бы мы действительно занялись такими проектами, вскоре не осталось бы сил заниматься нашей главной целью. Утонув в работе, мы были бы вынуждены спасать самих себя. Наша Шестая Традиция предостерегает от таких грандиозных замыслов.

Значит ли это, что мы не можем сотрудничать с другими организациями? И нет, и да. На индивидуальном уровне многие из нас участвуют в программах, не связанных с ВДА. Как частные лица мы можем посвящать свои силы и время сторонним инициативам. Проблема возникает, когда мы пытаемся соединить эти программы со своей группой ВДА. Существует масса прекрасных групп и сообществ, реабилитационных центров и психотерапевтов, которые с удовольствием бы связали свои программы и практику с ВДА, но нам следует отклонять их предложения. Согласие привело бы к спорам или связям с группами вне ВДА. Если общественное мнение будет ассоциировать нас с такими группами, это смутит людей, ищущих помощи. Мы можем отпугнуть их, поддерживая или сливаясь с посторонними организациями.

Например, группа ВДА может получить от некоего реабилитационного центра предложение совместно поддержать региональную программу работы с дисфункциональными семьями. Этот центр верит в программу ВДА и её прекрасную работу. С добрыми намерениями он желает финансировать мероприятия и предоставить помещение. В свою очередь, имя ВДА появится в газетах или телепередачах вместе с названием центра. Хороша ли эта идея? Очень заманчиво принять такое предложение. Нам бы понравились гласность и возможность донести нашу весть до взрослых детей. Однако Шестая Традиция напоминает нам, что в таких совместных проектах таится ловушка. В нарушение Шестой Традиции мы оказались бы связаны с этим реабилитационным центром в глазах общественности. А ВДА

– не программа для реабилитационных центров. Это самостоятельная двенадцатишаговая программа, основанная на духовных принципах. Было бы лучше, если бы центр проводил свои собственные мероприятия, а сообщество ВДА оставалось бы самостоятельным и распространяло свои идеи среди его клиентов.

Также Шестая Традиция напоминает группам и обслуживающим комитетам ВДА, что им не следует обзаводиться ни дорогостоящей собственностью, ни крупными активами. Обладание собственностью вызывает в группах споры по её поводу, что никак не соотносится с выздоровлением. Центры для собраний двенадцатишаговых сообществ под управлением независимых директоров – вот один из способов, позволяющий группе ВДА получить надёжное место для встреч, не обсуждая при этом деньги и недвижимость на собраниях. Другие группы ВДА избегают вопросов собственности, арендуя помещения в различных учреждениях, но не сливаясь с ними.
Шестая Традиция сохраняет независимость ВДА от внешнего влияния и учит нас не предоставлять имя ВДА никаким посторонним компаниям или родственным организациям. Следуя ей, мы также избегаем проблем с деньгами и престижем, которые помешали бы достижению нашей основной цели.

Письменная проработка и обсуждение:

1. Что означает «поддерживать»?

2. Что означает «финансировать»?

3. Что означает «предоставлять имя ВДА»?

4. Что такое «родственные организации»?

5. Что такое «посторонние компании»?

6. Каков духовный принцип Шестой Традиции?

Иллюстрация к Шестой Традиции

Нарисуйте плакат или компьютерную картинку, иллюстрирующую Шестую Традицию


Медитация

Высшая Сила, даруй мне мудрость различать, когда группа несёт весть о выздоровлении тем, кто ещё страдает, а когда – отвлекает групповую энергию от распространения наших идей. Избавь нас от дискуссий об имуществе, престиже и поддержке дел, не имеющих отношения к ВДА. Дай мне мужество говорить ясно и содержательно в защиту того, что согласуется с Шестой Традицией.


7 Традиция
Седьмая Традиция

Каждой группе ВДА следует полностью опираться на собственные силы, отказываясь от помощи извне.

Когда я впервые пришла в ВДА, у меня были проблемы с деньгами. Часто по вечерам мне приходилось выбирать, то ли положить деньги в шляпу, то ли купить хлеба на завтра. Я злилась на необходимость принимать это решение, поскольку у всех окружающих денег явно было гораздо больше. Я постоянно слышала, что должна чувствовать себя частью группы. В конечном счёте, я поняла: мой скудный взнос – единственное, что я могу дать, чтобы сделать себя её частью. Я была слишком недоверчивой к людям, чтобы вкладывать в группу что-то ещё.

Теперь я сражаюсь с непреодолимым желанием восполнить то, что я не могла давать во времена безденежья.

Я должна сдерживать побуждение дать больше, чем могу. Вначале мне хотелось, чтобы меня освободили от необходимости делиться чем-либо; мне хотелось, чтобы кто-нибудь заботился обо мне. А сейчас мне хочется опекать новичков, но моя опека украдёт у них шанс чувствовать свою важность для группы и в конечном итоге – выздоравливать.

Накопление средств не является нашей главной целью.

Я нервничаю, когда группа тратит время на решение финансовых вопросов. Избыток денег всегда представляет собой более серьёзную проблему, чем их дефицит, – как для отдельных членов, так и для группы в целом. В ВДА меня сразу научили не стремиться иметь денег больше, чем необходимо, иначе расходы или поиск способов, куда потратить деньги, становятся важнее моего выздоровления.

На собраниях иногда возникает вопрос: «Что нам делать с нашими деньгами?» Мой ответ таков: их давали для работы по Двенадцатому Шагу, так что они должны пойти на работу по Двенадцатому Шагу.

«Опираться на свои собственные силы» означает, что мы, члены ВДА, сами обеспечиваем себя и не зависим в финансовых вопросах от посторонних людей, учреждений или влияния извне.

Мы, члены ВДА, полностью опираемся на себя, когда целиком обеспечиваем работу ВДА, включая оплату помещений, чая, литературы, работу Интергруппы и ВСО, и любые другие расходы.

Деньги Седьмой Традиции – это коллективные пожертвования участников, они позволяют самостоятельно обеспечивать себя и не зависеть ни от каких внешних вложений. Мы отказываемся от пожертвований извне, чтобы быть свободными от любого внешнего давления, влияния или контроля, способных исказить наши цели. Мы не зависим от источников вне ВДА.

Группа оплачивает текущие расходы по обеспечению проведения собраний и накапливает разумные резервы для расходов на чёрный день. Если деньги ещё остаются, то их посылают во Всемирную Сервисную Организацию или в Интергруппу. Местные комитеты обслуживания, Интергруппа и ВСО используют эти поступления для создания литературы ВДА, организации собраний в лечебных центрах и поддержки другой деятельности ВДА в своей стране и за рубежом.

Использование поступлений от Седьмой Традиции на вечеринку с пиццей было бы злоупотреблением взносами, предназначенными на рабочие расходы ВДА. Групповые праздники следует оплачивать самим участникам мероприятия.

Группы ВДА отвергают сторонние пожертвования, чтобы держать контроль над реализацией Программы ВДА в своих собственных руках. Получение помощи извне может помешать, даже если дающие имеют наилучшие намерения. Мы должны сами обеспечивать себя, чтобы не попасть в затруднительное положение.



Понимание Седьмой Традиции

Когда речь заходит об обращении с деньгами и их расходовании, большинство взрослых детей делится на три категории. Одни, подобно финансовым гениям, большую часть времени посвящают охоте за выгодными вложениями. Другие постоянно мечтают иметь побольше денег, при этом едва сводят концы с концами и всё глубже утопают в долгах. В то же время есть взрослые дети, живущие по средствам и знающие, когда притормозить расходы. Они склонны отказываться от удовольствий и в сложной финансовой ситуации избегают помощи извне. Даже когда с деньгами туго, они находят выход. Живя скромно, они откладывают про запас и имеют возможность манёвра. Деньги или ресурсы затем потихоньку накапливаются и позволяют двигаться дальше.

Это – один из принципов программы ВДА. Денег у нас немного, но когда возникает необходимость, пожертвования увеличиваются. Участники группы откликаются и верят в важность того, что группа делает для них и для ВДА в целом. Мы не накапливаем избыточного количества денег. Но нам нужны наличные, чтобы оплачивать помещения, закупать литературу, организовывать горячие линии и мероприятия ВДА. Наши члены жертвуют средства, потому что знают, что таким образом помогают сами себе. До Программы многие из нас отдавали тело, разум и душу совсем не на то, на что следовало. В ВДА мы учимся выбирать, сколько и на что стоит тратить. Мы вносим свою разумную долю и позволяем другим делать то же самое, поэтому все мы совладельцы ВДА.

В истории Анонимных Алкоголиков произошло событие, наглядно показавшее, что для собственной пользы членам сообщества необходимо поддерживать группы и структуры обслуживания без посторонней помощи. В 1948 году один великодушный человек завещал А.А. десять тысяч долларов безо всяких обязательств. В то время А.А. с трудом обеспечивало непрерывную работу своего небольшого офиса и едва справлялось с постоянным потоком писем, поэтому сообществу было на что потратить деньги. Но тут на сцену вышли попечители, озабоченные возможными последствиями получения столь значительной суммы. В ходе дискуссии они решили, что этот подарок может открыть дверь для будущих поступлений, которые принесут как огромное богатство, так и огромный вред сообществу. Им было ясно, что большие деньги в руках групп или комитетов обслуживания неизбежно приведут к раздорам по поводу распределения этих средств. «Принять десять тысяч долларов – всё равно, что принять первую рюмку», – рассудили попечители. Как только разнесётся весть, что А.А. приняли большое пожертвование, несомненно последуют новые. При регулярных дотациях и росте благосостояния члены сообщества решат, что А.А. больше не нуждается в пожертвованиях. Здесь и кроется проблема. А.А. понимали, что участники должны сами обеспечивать свою программу. Дать возможность посторонним лицам финансировать сообщество или отдельным членам вносить больше разумного означает обесценить духовный принцип, заключающийся в том, что каждый в награду получает то, что он искренне отдал.

История свидетельствует, что А.А. отказались от подаренных десяти тысяч долларов и установили принцип «бедности» сообщества. Анонимные Алкоголики решили остаться бедными, чтобы уберечь сообщество от излишнего богатства. Это решение также умерило споры насчёт денег и обращения с деньгами. Тем не менее, группам и Всемирным центрам обслуживания необходимы средства для работы со страдающими алкоголиками. Группы и отдельных членов А.А. просят оказать поддержку этой работе, и они помогают с благодарностью. И деньги появляются. Члены А.А. вкладывают своё время и деньги в группу, поэтому являются хозяевами своего сообщества.

ВДА находится в сходной ситуации. Наши группы и службы зависят от пожертвований отдельных членов и групп. Принцип полного самообеспечения за счёт наших собственных вкладов действует как на уровне групп, так и на уровне всех структур обслуживания. Никого из членов ВДА нельзя заставлять давать деньги, никто не должен чувствовать себя униженно из-за неспособности их дать. В то же время тех, у кого есть возможность, просят вносить свою разумную долю. Есть люди, которые были расточительны и залезали в огромные долги до знакомства с Программой, но впоследствии стали исключительно скупыми. Похоже, они не могут жертвовать от души Сообществу, давшему им новую жизнь, а в некоторых случаях и возможность зарабатывать больше. Нам хотелось бы попросить таких людей принять во внимание духовное значение пожертвований. Эти вклады помогают группам ВДА доносить свои идеи с наилучшим результатом. О больших деньгах речь не идёт, однако некоторое их количество необходимо, чтобы эффективно нести весть выздоровления. Вот где деньги и духовность переплетаются – человек даёт деньги на разумные цели и в разумном количестве.

Седьмая Традиция учит группы существовать на полном самообеспечении и отклонять финансовую помощь извне. Она также напоминает о духовной потребности отдавать и о готовности помогать ближнему. Одни члены посвящают время спонсорству, а другие отдают свой талант работе в структурах обслуживания. Все мы стараемся поддерживать свою группу и сервисные службы в меру своих сил. Традиция учит нас отдавать деньги и обращаться с ними в соответствии с духовными принципами.

Седьмая Традиция напоминает также, что мы, как группа или Сообщество, должны сами оплачивать свои расходы. Раз уж мы считаем благородным отказываться от значительных подарков из внешних источников, нам не следует ждать, что кто-нибудь обеспечит существование наших групп. Отказ от внешних взносов означает, что мы сами платим или хотя бы пытаемся оплачивать расходы на аренду. Некоторые церкви и больницы предлагают свои помещения бесплатно. Они полагают, что ВДА полезны для общества. Однако, группы ВДА должны вносить хоть какие-то деньги за использование помещений. Мы хотим сами платить за себя, чтобы соблюсти Седьмую Традицию и поддержать то, во что верим. Мы хотим опираться на собственные силы, чтобы ВДА продолжало жить. Мы хотим, чтобы ВДА не было связано финансовыми обязательствами и оставалось доступным людям, которые обращаются за помощью.


Письменная проработка и обсуждение:

1. Что значит «опираться на собственные силы»?

2. Если вы не можете сделать денежный взнос, как ещё вы можете поддержать ВДА?

3. Что такое «разумный резерв»?

4. Почему важно поддерживать комитеты и структуры обслуживания ВДА?

5. Каков духовный принцип Седьмой Традиции?



Иллюстрация к Седьмой Традиции

Нарисуйте плакат или компьютерную картинку, иллюстрирующую Седьмую Традицию.


Медитация

Высшая Сила, я здесь, чтобы выполнить Твою Волю. Помоги мне давать разумно и на разумные цели. Помоги мне помнить, что сегодня я живу по-другому благодаря ВДА. Позволь мне с готовностью отдавать то, что дано мне бесплатно. Позволь мне взять на себя духовную ответственность.


8 Традиция
Восьмая Традиция

Взрослые Дети Алкоголиков должны всегда оставаться непрофессиональным объединением, однако наши службы могут привлекать работников, обладающих специальной квалификацией.

[i]В рамках своего служения в Интергруппе я отвечаю за распространение организационной информации. В то же время я получаю много звонков от новичков с просьбами рассказать о моём опыте в ВДА. Сначала я старался не только поделиться информацией о собраниях, но и рассказать о своём опыте выздоровления. Но я заметил, что начал заниматься проблемами звонящих вместо того, чтобы просто приглашать их на собрания. В результате они продолжали мне звонить, а не самостоятельно заниматься по Программе. Даже сейчас я с трудом пресекаю это, хотя знаю, что мне следует сообщать звонящим только информацию о собраниях.

Люди, которые приходят в ВДА по направлению от психолога, часто принимают меня за психотерапевта, консультанта или за ответственное лицо. Они не верят, что есть программа без властных структур. Гораздо проще вовлечь их в Сообщество и дать им возможность самим открыть, как Программа работает, чем пытаться объяснить необъяснимое.

В начале выздоровления, я нуждался в профессиональной помощи. Даже другие участники собраний, видевшие меня, говорили, что мне нужна помощь помимо ВДА. Когда я сдался и начал искать себе психолога, я понял, что он должен быть знаком с Программой. Я нашёл превосходного специалиста с соответствующей квалификацией, который очень помог мне. Но было ли это нарушением Восьмой Традиции?

Я знаю одного специалиста, который выполняет колоссальную работу для ВДА, не ожидая ничего взамен.

Возможно, нам следует платить ему за его труд, но на сегодня у нас нет на это средств. Я говорю не о секретаре группы, казначее или другом служении. Это ежедневная физическая работа, связанная с распространением вести ВДА.

Этот человек также является постоянным членом группы, он часто помогает другим, даже не помышляя о вознаграждении или признании. Он понимает Программу, и нам повезло, что он взял на себя такую работу. Он также видит разницу между выполнением своей работы и распространением вести ВДА, подобно любому другому участнику.
[/i]
Понимание Восьмой Традиции

ВДА активно поощряет своих членов обращаться за терапевтической помощью к платным специалистам, но спонсорство в ВДА и работа в рамках Двенадцатого Шага осуществляются бесплатно. Всегда. Никто не должен получать вознаграждения за спонсирование другого взрослого ребёнка. Никто не получает вознаграждения за распространение вести ВДА в лечебных центрах, тюрьмах или других заведениях, где могут находиться взрослые дети алкоголиков. Если принимать деньги за работу по Двенадцатому Шагу, она не принесёт никаких результатов, потому что дар надежды, предлагаемый ВДА, нельзя ни купить, ни продать. Надежду в ВДА нужно давать или получать, не ожидая ничего взамен. Деньги обесценивают этот духовный акт. Всегда.

Но как быть в ситуации, когда член ВДА работает в лечебном центре или становится сотрудником агентства по оказанию помощи взрослым, которые испытали воздействие семейной дисфункции? Как быть с участником, который стал психологом и принимает клиентов, приходящих из Сообщества? Не зарабатывают ли эти люди деньги на добром имени ВДА? Не занимаются ли они своего рода торговлей спонсорством?

Некоторые ответят на эти вопросы утвердительно. Тем не менее, чёткую грань между профессиональной и непрофессиональной деятельностью хорошо видно на опыте ВДА.

Во-первых, члены ВДА не делятся на профессиональные категории, несмотря на то, что некоторые из них обладают хорошим образованием или значимым положением в обществе. Все члены ВДА равны, и голос каждого имеет значение, независимо от его статуса или карьеры. Все мы, взрослые дети, общаемся друг с другом на уровне сопереживания, а не должностей и званий. Некоторым участникам вообще трудно удержаться на работе, тем не менее, и им есть что предложить ВДА. Они тоже могут внести свой вклад.

Многие члены ВДА обладают профессиональным опытом в сфере финансов, офисных систем или компьютерных сетей. Они безвозмездно вкладывают свои время и опыт в служение, потому что хотят отблагодарить товарищество, которое помогло им обрести здравомыслие. Сообщество получает от их служения пользу, которая является лишь частью общих усилий. В данном случае речь не идёт о профессионализме. Речь идёт о профессионалах, которые выполняют полезную работу для ВДА на равных с другими членами Программы, независимо от социального статуса, образования и опыта выздоровления. У каждого есть способность или увлечение, которое может принести пользу Сообществу.

Другие формы служения, например, в качестве секретаря, представителя группы/Интергруппы или попечителя Всемирной Сервисной Организации являются добровольными и не оплачиваемыми позициями. Члены Сообщества, избранные на эти должности, рассматривают их как возможность оказать помощь, а не получить какое-либо материальное вознаграждение. Эти доверенные исполнители часто сами оплачивают свою дорогу на собрания и конференции ВДА.

Спонсорство или помощь одного выздоравливающего взрослого ребёнка другому также не связаны с профессионализмом. Обмен опытом выздоровления и оказание поддержки членами ВДА осуществляются бесплатно. Модель спонсорства «попутчики» даёт возможность каждому члену ВДА помогать любому другому. В работе по Программе спонсор помогает подспонсорному, а подспонсорный может помочь спонсору. Как сказано выше, деньги обесценили бы этот обмен любовью и взаимной поддержкой.

В прошлом, по мере наработки опыта в области Традиций ВДА, возникали вопросы о членах Сообщества, работающих в Интергруппах и других сервисных подразделениях. Некоторым Интергруппам приходилось содержать офисы, организовывать уборку в этих помещениях, поддерживать работу «горячей линии», рассылать литературу. Сначала ВДА привлекало добровольцев для выполнения этих бесконечных поручений, но их можно было только попросить, и они могли отказаться. Как правило, эти обязанности ложились на плечи нескольких участников, которым приходилось на протяжении долгих лет работать бесплатно. Сообществу помогало их служение, за которое они не требовали ни признания, ни оплаты. Они добровольно трудились не за деньги, а из любви к ВДА.

Позже несколько специальных сотрудников были наняты для обслуживания офисов ВДА и работы на телефоне. Здравый смысл подсказывал, что их нельзя называть профессионалами, наживающимися на имени ВДА, и что их труд нужно достойно оплачивать. Их работа помогала ВДА нести весть выздоровления: благодаря им взрослые дети узнавали, где проходят собрания, и связывались друг с другом при необходимости поговорить. Таких сотрудников часто выбирают из числа членов ВДА, потому что они понимают Программу, и это помогает им в работе.

Проблема профессионализма и извлечения выгоды из имени ВДА обычно всплывает в двух ситуациях. В начале развития нашего Сообщества было много участников, которые хотели издавать книги и статьи с рассказами о себе и получать гонорар. Некоторые так и поступили, но вскоре им пришлось сменить род деятельности, так как рынок оказался перенасыщен разного рода литературой по Двенадцати Шагам. Основной проблемой в данном случае являлось скорее нарушение анонимности, чем зарабатывание денег на имени ВДА.

Границу, отделяющую добровольную помощь от профессиональной, пересекают те, кто стремится привлечь терапевта к проведению групповых сеансов для взрослых детей и называет такие сеансы собраниями, взимая плату за их посещение. Хотя профессиональный психолог может организовать сеанс по принципу собрания, он не должен называть его собранием ВДА или группой ВДА. Нарушение этого правила противоречит многим Традициям ВДА, в том числе и Восьмой, гласящей, что Сообщество представляет собой непрофессиональное объединение.

Из нашего опыта мы поняли, что не нужно смешивать ВДА и профессиональную помощь. Тем не менее, мы поощряем членов Программы обращаться к сведущему профессиональному психологу за консультациями. Такая работа по выздоровлению происходит вне Сообщества, но она привносит значительный вклад в выздоровление.

Мы знаем, что спонсорство, работа по Двенадцатому Шагу, а также специально нанятые сотрудники не попадают под категорию профессиональной помощи. Спонсорство и работа по Двенадцатому Шагу осуществляются бесплатно, а вот специальным сотрудникам за хорошую работу необходимо платить. Всё, связанное с выздоровлением, как правило, бесплатно. Взносы на собраниях являются добровольными.

Восьмая Традиция поднимает широкий спектр вопросов. Основной проблемой является то, что спрос на собрания ВДА и поддержку значительно превышает число групп и добровольцев, которые есть в нашем распоряжении. Но члены Сообщества ежедневно, еженедельно, ежемесячно сталкиваются с этим спросом. Мы делаем всё, что в наших силах, чтобы Программа стала доступной максимальному количеству людей. Мы вкладываем наше время и собственные деньги, так как верим, что можем помочь друг другу.


Письменная проработка и обсуждение:

1. Почему распространение вести ВДА должно оставаться безвозмездным?

2. Что произойдёт, если мы будем платить за донесение вести ВДА?

3. Каков духовный принцип Восьмой Традиции?


Иллюстрация к Восьмой Традиции

Нарисуйте плакат или компьютерную картинку, иллюстрирующую Восьмую Традицию.


Медитация

Высшая Сила, напоминай мне, что направление нашей Программы определяется членами ВДА и группами. Не дай мне забыть, что мы должны принимать самостоятельные решения. Руководи нами, когда мы обсуждаем необходимость нанять сотрудников, обладающих специальной квалификацией, которые помогут осуществлять основную цель ВДА. Даруй нам мудрость принимать наилучшие решения для своих групп, обслуживающей структуры и Сообщества в целом.


9 Традиция
Девятая Традиция

Сообществу ВДА как таковому никогда не следует иметь организационной структуры; однако мы можем создавать службы или комитеты, непосредственно подчинённые тем, кого они обслуживают.

Вслед за Второй Традицией, рассматривающей любящего Бога как высший авторитет, Девятая Традиция помогла мне поверить в то, что ВДА действительно отличается от других организаций, с которыми я сталкивался. До моего прихода в ВДА и на работе, и в любом другом коллективе всегда был тот, кто являлся организатором. Такому человеку были известны правила, и за счёт своего авторитета он обладал властью над другими. Когда я пришёл в ВДА, долгое время я был уверен, что и в этом сообществе существует человек, обладающий властью. Я ждал, что он заявит о себе и начнёт управлять нами, учить нас, как себя вести. Благодаря Девятой Традиции этого не случилось. Она ограждает нас от чрезмерной структурированности.

Мне потребовалось время, чтобы понять, что подразумевалось под «не следует иметь организационной структуры». Я понял, это не значит, что мы недостаточно организованы или погружаемся в хаос. Данная Традиция означает, что у нас есть сервисные службы и комитеты, но нет центральной управляющей силы. Никто из нас не имеет власти над другими, хотя у нас есть ведущие собраний и попечители, которые несут служение в совете ВСО. Все они – доверенные исполнители, обслуживающие Сообщество. У них нет власти. И у меня нет власти. Девятая Традиция помогает нам найти равновесие между отсутствием управления и формированием комитетов и групп, необходимых для обслуживания ВДА.

Я думаю, что Девятая Традиция отлично подходит взрослым детям, которые требуют структуры и правил, а затем отвергают любые правила. Девятая Традиция утверждает, что в ВДА нет организационной структуры как таковой, но есть службы и комитеты с регламентом, возможностью вносить предложения и с правилами голосования. Девятая Традиция говорит, что никто никем не управляет. Есть только доверенные исполнители, которых выбирают для ведения дел ВДА. Согласно Девятой и Четвёртой Традиции моя группа может делать всё, что хочет, при условии, что это не затрагивает интересы ВДА в целом. Я знаю, звучит противоречиво, но я вижу в этом смысл. Я научился доверять ВДА и принципу отсутствия формальной организации.

Девятая Традиция удерживает меня и мою группу от чрезмерного контроля над Сообществом с помощью уставов и сводов правил. Для нас такое неприменимо. Я думаю, это вопрос доверия. Мне следует помнить, что ВДА отличается от моей родительской семьи. Для того чтобы слова не расходились с делами, не нужна жёсткая система управления. Мне нужно верить в то, что другие сдержат собственное слово. А я сдержу своё.


Понимание Девятой Традиции

Как может функционировать организация, у которой нет чётких правил или системы управления? Кому доводилось слышать об успешной компании без организационной структуры? Разве не нужен руководящий орган для поддержания порядка на собрании? Наша Девятая Традиция напоминает, что нам НЕ следует создавать организационную структуру. Как же тогда существует ВДА?

ВДА представляет собой исключение из общепринятых правил управления компанией или организацией. Обычно в компании существует руководство, которое подчиняет своей власти остальные подразделения. Оно отдаёт распоряжения, необходимые для поддержания порядка. Как организация, в основе которой лежат Двенадцать Шагов, ВДА не пользуется такой системой, потому что опыт показывает: она не применима для взрослых детей. Слишком много правил, или правила вообще могут разрушить ВДА и способность Программы помогать взрослым детям.

Когда Интергруппу или ВСО просят вынести решение по какому-то вопросу, они обычно отвечают так: «Мы предлагаем...» или «Наш опыт показывает...». Здесь не дают указаний. Никто не может навязывать группам ВДА порядок проведения собраний. У нас нет авторитарного управления.

Как же в таком случае поступать группе ВДА, если кто-либо регулярно прерывает собрания или нарушает безопасность своим поведением? Может ли группа организовать комитет для поддержания порядка на собрании? Можно ли попросить Интергруппу организовать подкомитет, задачей которого было бы поддержание безопасности на группах?

Всё это звучит разумно, но в действительности такие комитеты привели бы к ненужной регламентированности. Комитет забрал бы себе полномочия вести дела, касающиеся всей группы. В результате забота о безопасности оказалась бы в руках небольшого коллектива, в то время как безопасность является ответственностью каждого члена ВДА.

Комитет по обеспечению безопасности неизбежно выработал бы свод правил, которые группы могли бы использовать для исключения членов ВДА, создающих проблемы. Это плохая идея. Наш опыт показывает, что мы не можем организовывать комитеты или создавать правила по исключению, если только мы не собираемся игнорировать Девятую или Третью Традицию. В Сообществе ни у кого нет таких полномочий. Девятая Традиция советует нам и не пытаться их создавать.

Нам следует помнить, что нарушителей порядка редко встретишь в ВДА. Такие люди временами появляются на собраниях, но обычно они либо меняют своё поведение, либо покидают ВДА. Наши группы в течение долгого времени демонстрируют зрелость, сопереживание и достоинство при возникновении подобных ситуаций.

Существуют действия, которые группа может предпринять для обеспечения собственной безопасности, не прибегая к организации комитета или к исключению нарушителя. Например, два или три члена ВДА с очевидным опытом выздоровления могут побеседовать с этим человеком после собрания. В ряде случаев так можно выполнить Двенадцатый Шаг, как его бы выполнил спонсор. Эта дополнительная попытка часто помогает проблемному участнику изменить своё поведение и влиться в группу. Если некорректное поведение продолжается, члены ВДА могут попросить этого человека не приходить на собрания, пока он не преисполнится желания работать по Программе. Группа также может порекомендовать этому человеку обратиться за психологической помощью.

Каждая ситуация имеет свою специфику. Некоторые проблемные участники могут и не прислушаться к просьбе более опытных членов группы отойти и разобраться в происходящем. Их поведение ставит под угрозу ход собрания. Например, участник систематически прерывает высказывания других, несмотря на неоднократные просьбы группы перестать это делать. Становится ясно, что этот участник не намерен прислушиваться к правилам группы или внешним приличиям. Групповое сознание может принять решение попросить такого человека покинуть собрание и не приходить, пока он не пересмотрит своё поведение. Этому человеку дают выбор. При таком развитии событий группа не запрещает ему приходить на собрания, а он сам принимает решение относительно своего участия в ВДА. Если он выбирает оставить всё как есть, он сам исключает себя из Сообщества своим нежеланием изменить разрушительное поведение.

В более серьёзном случае группа может столкнуться с человеком, который станет угрожать безопасности участников. Это может быть, как член Сообщества, так и человек со стороны. Например, на одно из собраний пришёл агрессивный муж, с намерением поговорить со своей сбежавшей супругой. Жена скрывала от него своё местонахождение, но он знал, что она посещает собрания ВДА. Когда он отказался добровольно покинуть собрание, секретарь группы вызвал полицию. Мужчину задержали, чтобы его жена смогла спокойно покинуть помещение. Такие ситуации случаются крайне редко. Большинство групп ВДА проходят спокойно, без необходимости просить кого-то удалиться.

Многие из нас приходят в ВДА травмированными и злыми. Нам больно, и нам хочется ранить других. Однако, в ВДА никто никому вредить не может. Нам следует избегать бессмысленных попыток воссоздать на группе ВДА дисфункциональную систему своего детства. Озлобленные или нарушающие порядок участники ВДА, как правило, отыгрывают семейные роли, бессознательно воспроизводя устройство своей дисфункциональной семьи. Некоторые из нас могут отнести это замечание и на свой счёт. Возможно, мы винили группы в своём нездоровом поведении. Чтобы не заниматься собой, мы обвиняли других участников, приписывая им недостатки и слабости. Терпимость, которую мы нашли в ВДА, помогла многим из нас измениться.

Опыт показывает, что наши группы находили решения в таких ситуациях, не прибегая к созданию специальных комитетов. Каждый раз они опирались на здравый смысл и самостоятельность.

Мы много говорили об отсутствии организационных правил в ВДА, но нам не следует забывать, что у наших собраний и сервисных комитетов всё-таки есть структура. Группы и комитеты имеют правила и порядок проведения собраний. Тем не менее, не существует жёсткой системы правил, которые наделяют одних властью над другими.

Основой служения является любовь, и ВДА создаёт службы и комитеты, непосредственно подчинённые тем, кого они обслуживают. У этих комитетов есть правила и процедуры, но как таковые они не являются управляющими структурами.

Сервисные комитеты занимаются изданием литературы ВДА, организовывают собрания в больницах и учреждениях, обеспечивают работу телефонных линий помощи взрослым детям. Члены ВДА откликаются на призыв к служению и вкладывают силы в то, чтобы ВДА успешно работало во всех странах. В мире насчитывается около 300 миллионов взрослых детей, поэтому впереди ещё много работы. Но мы движемся вперёд день за днём.

Одним из основных принципов, который позволяет ВДА существовать без организационной структуры, является тот же принцип, которым мы руководствуемся при общении с проблемным участником группы. Этот принцип – доверие. Когда мы сталкиваемся с проблемным участником, мы доверяем принятому группой решению. Мы готовы ждать результата, объединённые групповым сознанием.

Доверие также позволяет нам не пытаться управлять и контролировать избранных нами доверенных исполнителей, которые от имени Сообщества стараются сделать всё, что в их силах. Мы верим, что наши доверенные исполнители сделают всё правильно – касается это их служения в группе, Интергруппе или ВСО. Мы верим, что они справятся с обязанностями, для исполнения которых были избраны. Мы стараемся не давить на них излишними правилами и регулированием. У ВДА есть сервисная структура, но она не перегружена ни организационно, ни формально.

Об этом доверии сказано в Программных документах ВДА в части, посвящённой служению. В ВДА мы несём служение, основой которого является любовь, она помогает и нам самим, и тем, кому мы служим.1 Когда служение проистекает из любви, управление или сложная организационная структура теряют смысл.

Доверие не означает, что мы отрицаем происходящее вокруг нас. Оно не означает, что мы позволяем доверенным исполнителям пренебрегать своими обязанностями. Наоборот, доверие означает осознание того, что ВДА отличается от наших
_______________________________
Примечание: 1 1987 год Программные документы «Значение служения в ВДА».


родительских семей или сторонних организаций. Мы не могли верить членам своей семьи, что они сдержат слово или выполнят взятые на себя обязательства. Участникам ВДА мы можем довериться, или по крайней мере дать им шанс.


Письменная проработка и обсуждение:

1. Кто в ВДА является главным авторитетом?

2. Какую цель преследуют рабочие собрания группы? Интергруппы? Рабочие собрания Всемирной Сервисной Организации?

3. Почему доверие является основой обслуживающей структуры ВДА?

4. Почему ВДА не следует чрезмерно развивать организационную структуру?

5. Как следует вести себя в случае, если поведение участника собрания ВДА мешает группе или нарушает безопасность?

6. Каков духовный принцип Девятой Традиции?



Иллюстрация к Девятой Традиции

Нарисуйте плакат или компьютерную картинку, иллюстрирующую Девятую Традицию.


Медитация

Высшая Сила, напоминай мне, что ВДА, собрания ВДА и наша обслуживающая структура отличаются от моей родительской семьи. Помоги мне обрести терпение. Помоги мне избегать лёгких путей при столкновении с трудностями. Помоги мне и моей группе ВДА просить о помощи, чтобы наши собрания оставались безопасными и ориентированными на выздоровление. Помоги нам также радоваться тому, что у нас хорошо получается.

10 Традиция

Десятая Традиция

Взрослые Дети Алкоголиков не придерживаются какого-либо мнения по вопросам, не относящимся к деятельности Сообщества, поэтому имя ВДА не следует вовлекать в общественные дискуссии.

Образ ВДА должен оставаться ясным и чётким. У нас есть только одна цель: нести весть о выздоровлении тем, кто уже с нами, тем, кто ещё страдает, и тем, кому только предстоит прийти к нам. Всем должно быть понятно, для чего существует Программа. Новички точно знают, зачем приходят в ВДА. Они приходят не за деньгами, работой, жильём, терапией или религией, а для обретения целостности, с помощью которой сами смогут обеспечить себя всем этим.

Посторонние вопросы – это любые вопросы, напрямую не связанные с принципами программы ВДА. На собраниях мы рассказываем о том, что касается нашего выздоровления. Когда участники высказываются относительно сторонних вопросов или делают спорные заявления, они выражают только своё частное мнение. У людей всегда бывают разногласия, им случается спорить. Десятая Традиция говорит о том, что у сообщества ВДА как такового нет мнения по вопросам, не касающимся его деятельности. Каждый человек имеет своё собственное мнение, но оно не является точкой зрения ВДА в целом. Нам следует подчёркивать это, когда мы высказываемся на собраниях или где-либо ещё.

Несколько месяцев назад один из участников собрания моей группы ВДА воспринял близко к сердцу известие о том, что правительство США вступило в войну с другим государством. Он говорил только о том, какие ужасные люди стоят у власти и принимают такие решения. Он призывал нас объединиться против действий правительства. После его тирады, продолжавшейся несколько минут, некоторые члены группы встали и направились к выходу.

К счастью, кто-то из «старичков» Программы прервал его речь и напомнил присутствующим (и в особенности выступавшему), что ВДА не придерживается мнения по посторонним вопросам. Затем он обратился к групповому сознанию, и группа попросила того участника ограничиться рассказом о своём опыте, силе и надежде. Он умолк. Группа снова сосредоточилась на вопросах выздоровления в ВДА, не развивая дискуссию на тему войны.

Понимание Десятой Традиции

У членов ВДА много общего, но каждый вправе иметь собственные убеждения и мыслить по-своему. Несмотря на то, что у нас схожий опыт и мы работаем по Двенадцати Шагам, каждый является индивидуальностью. У всех – свои мысли и мечты. Тем не менее, выдвигать эти мысли от имени ВДА или утверждать, что ВДА поддерживает те или иные идеи, противоречит Десятой Традиции. Как сообщество мы не имеем мнений по посторонним вопросам. Мы существуем с единственной целью: нести весть о выздоровлении тем, кто всё ещё страдает от последствий воспитания в дисфункциональной семье. Мы избегаем участия в публичных спорах и конфликтах между группами, занимаясь лишь тем, для чего предназначена Программа.

Когда мы выходим из изоляции и вовлекаемся в процесс выздоровления в ВДА, некоторые из нас начинают уделять больше внимания другим актуальным вопросам, включая проблемы политического и социального характера. Мы также начинаем более уверенно высказывать своё мнение окружающим. Тем не менее, мы понимаем, что в рамках собрания наши дискуссии должны быть сосредоточены на личном опыте выздоровления в ВДА. Десятая Традиция делает акцент именно на этом, напоминая, что личные убеждения нужно обсуждать вне собраний. Члены Сообщества приходят на них, чтобы поделиться своим опытом выздоровления и услышать об опыте других участников. Они совершенно справедливо ожидают обсуждения вопросов выздоровления по программе ВДА.

Слышали ли вы историю Вашингтонского общества, группы, образовавшейся незадолго до начала Гражданской войны? Оно было основано алкоголиками как программа, позволявшая им оставаться трезвыми так же, как А.А. делает сегодня. Однако, по мере развития общество всё больше погружалось в политические дискуссии. Отмена рабства была горячей темой и вызывала много споров на собраниях. Некоторые влиятельные политики сочли, что Вашингтонское общество может стать полезным инструментом политической борьбы. После Гражданской войны к группе примкнули ярые поборники трезвости, чтобы сражаться с демоном алкоголя. Им понадобилось расчистить дорогу для принятия законов, запрещающих продажу всех видов спиртного. К сожалению, когда «Вашингтонцы» погрузились в эти вопросы, они практически утратили способность помогать алкоголикам. В конце концов общество приостановило работу и распалось.

Когда историки стали изучать причины гибели этого многообещающего сообщества, они сразу заметили, что «Вашингтонцы» упустили из виду свою главную задачу – помощь страдающим алкоголикам. Они взвалили на себя решение слишком широкого круга вопросов. Многие из них заслуживали внимания, но, как только «Вашингтонцы» как группа заняли определённую позицию, они превратили сообщество в площадку для внутренних споров и мишень для внешней критики. Раздоры и критика уничтожили Вашингтонское движение.

Этот опыт – одна из причин, по которым ВДА как таковое не участвует в дискуссиях по посторонним вопросам. Группы ВДА и наши обслуживающие структуры с уважением относятся к Десятой Традиции и создают безопасное и подходящее место для обсуждения выздоровления по программе ВДА. Мы оставляем законодательные, образовательные и информационные инициативы по проблемам семейного насилия или пренебрежения тем, кто непосредственно ими занимается. Все эти области заслуживают внимания, но они не входят в компетенцию ВДА и не являются целью Сообщества. Члены ВДА в частном порядке могут быть вовлечены в решение этих вопросов, но само сообщество ВДА – нет. При обсуждении Одиннадцатой Традиции мы увидим, как ВДА взаимодействует с общественностью и как принцип анонимности помогает нам воздерживаться от публичных дискуссий.


Письменная проработка и обсуждение:
1. Дайте определение понятию «посторонние вопросы».

2. Почему ВДА не следует занимать позицию по вопросам, которые могли бы привести к улучшению общественного устройства?

3. Что является духовным принципом Десятой Традиции?



Иллюстрация к Десятой Традиции

Нарисуйте плакат или компьютерную картинку, иллюстрирующую Десятую Традицию.

Медитация

Высшая Сила, помоги мне с уважением относиться к основной цели Сообщества и на собраниях высказываться по теме выздоровления. Помоги мне помнить, что ВДА – духовная программа, и она не связана с политикой, религией или любой другой сферой.


11 Традиция
Одиннадцатая Традиция

Наша политика во взаимоотношениях с общественностью основана на привлекательности наших идей, а не на пропаганде: мы должны всегда сохранять личную анонимность во всех своих контактах с прессой, радио, телевидением и кино.

Я ценю, что мы не рекламируем ВДА и не запускаем телевизионные ролики, изображающие Программу в качестве чудесного средства исцеления для всех и вся; но всё же мы должны прилагать максимальные усилия, чтобы распространять информацию о том, кто мы и что предлагаем. Взрослым детям до сих пор ставят ошибочные диагнозы. До сих пор на них не обращают внимания или посылают за помощью туда, где им не могут помочь. Некоторые из них умрут или сойдут с ума, так и не найдя нас. Несмотря на совершенствование системы психологического консультирования программа ВДА с её тридцатилетним опытом проведения собраний и изменения человеческих жизней всё ещё рассматривается поверхностно. И это не вина окружающих. Нашей ответственностью является, не нарушая Традиций, рассказывать обычным людям и психологам о ВДА.

ВДА – это то, что надо. Это программа, которая предлагает проверенное решение. Я обращался за помощью в разные места. И могу сказать: ВДА нет равных, нет равных нашей литературе и нашему взаимопониманию. В этом и состоит привлекательность Программы.

Я не нарушаю свою анонимность в прессе, на радио, по телевидению, в кино или в Интернете. Но однажды я раскрыла свою анонимность коллеге по работе. Я сделала это, когда сами обстоятельства подтолкнули меня. Я помолилась и проанализировала свои мотивы. Я спросила себя, не продиктовано ли моё желание сообщить сотруднице о принадлежности к ВДА стремлением хорошо выглядеть в её глазах? Или я действительно хочу ей помочь? Я хотела помочь, и поэтому показала ей Список характерных особенностей (Проблему), и она расплакалась. Она не могла поверить, что кто-то настолько точно описал её мысли и переживания. Она поняла, что теперь не одинока.

Я всегда стараюсь быть проще: и когда несу весть о выздоровлении в своей домашней группе ВДА, и когда веду собрание в лечебном центре. Нет необходимости устраивать шоу и продавать ВДА с помощью рекламных трюков. Я просто рассказываю людям, что представляет собой ВДА, что привело меня туда и как Программа помогла мне жить лучше. Люди, заинтересовавшиеся Программой, часто задают мне вопросы. Я предлагаю им посетить собрания. Это и есть моя цель – привлечь их на собрания и позволить группе нести весть о выздоровлении.

Чтобы установилась идентификация, я рассказываю о шаблонах поведения взрослых детей, о своём бессилии и неуправляемости в Первом Шаге. В зависимости от ситуации я могу вкратце упомянуть о Высшей Силе во Втором Шаге, но я стараюсь не углубляться в Третий Шаг и не распространяюсь о Боге. Все это они узнают позже. На собраниях.

Вот как я понимаю «привлекательность, а не пропаганда». Я рассказываю свою историю и даю информацию о собраниях и Шагах. Я не пытаюсь зазывать в ВДА. Это было бы рекламой.

Я вспоминаю группу ВДА, которую я посещала много лет назад. Она собиралась на общественном пляже. Мы располагались на большой костровой площадке и делились опытом, силой и надеждой. В один из вечеров нас увидел журналист и попросил разрешения заснять на камеру наше собрание. Я думаю, он хотел представить это в новостях в качестве способа хорошо провести досуг и завершить этим сюжетом вечерний выпуск. Многие в нашей группе обрадовались возможности попасть на телевидение. Тем не менее после оживлённого обсуждения мы пришли к выводу, что таким образом нарушим Одиннадцатую Традицию и требование сохранять личную анонимность. И тогда мы отклонили предложение. Некоторые (особенно журналист) расстроились из-за этого решения, но всё-таки оно было правильным.


Понимание Одиннадцатой Традиции

У многих потерянных и отверженных людей, которые приходят в ВДА, наша Программа и то, что она предлагает, вызывает удивление. Даже взрослые дети с многолетним стажем выздоровления в других двенадцатишаговых программах обращаются к нашей и находят в ней новое видение своей жизни. Их изумляет уровень идентификации и понимания, которые они не смогли найти нигде кроме ВДА. Новички говорят: «Я не представлял себе, что существует нечто подобное. Мне столько всего откликается! Я и не знал, что такое возможно».

Среди людей, узнавших о ВДА из листовки, от психолога или из другого источника, существуют тысячи, которые могли бы использовать Программу, но так никогда и не вошли в эту дверь. На это есть много причин. Одни не готовы выздоравливать, другие не считают, что у них есть проблема и не хотят обращаться за помощью. Третьи ищут поддержку вне ВДА и иногда находят её, а иногда нет. Тысячи людей заходят на сайты ВДА, просматривают по диагонали литературу Сообщества, но проходят мимо по известным только им причинам. ВДА подходит не каждому.

Наконец, существует множество берущих за душу историй взрослых детей, которые готовы к программе ВДА, но не могут найти нас или живут в районах, где не существует групп ВДА. В этом нет ничьей вины. Как сообщество мы прилагаем все возможные усилия, чтобы достучаться до как можно большего числа людей. Помимо проведения собраний и организации мероприятий, члены ВДА расклеивают объявления, печатают информацию о группах в газетах и проводят собрания в учреждениях, где находятся взрослые дети. Но спрос на ВДА часто превосходит наши ресурсы. И всё же мы развиваемся. Мы претендуем не на совершенство, а на прогресс.

Когда мы несём весть о выздоровлении во внешний мир, нам следует помнить, что ВДА – жизнеспособная и проверенная программа, которая охватывает более 30 лет клинических и медицинских исследований семейной дисфункциональности. Никакое другое сообщество не обращается одновременно к проблемам тела, разума и духа так, как это делает ВДА. Мы не кичимся своим Сообществом. И все же мы являемся Программой, которая помогает решить одну из самых сложных людских проблем XXI столетия. У нас есть проверенное решение, оно приносит значительное облегчение и реальные перемены. ВДА – это образ жизни, наполняющий каждого человека эмоционально и духовно. Как сообщество мы также можем просить о том, что нам нужно, и получать это. Мы поддерживаем уважительные отношения со специалистами, многие из которых рассказывают своим клиентам о нашей Программе.

Когда мы несём весть о выздоровлении окружающим людям, мы стараемся не пользоваться высокопарными заявлениями или рекламными уловками. Было бы здорово договориться с какой-нибудь знаменитостью, чтобы она выступила по центральным каналам, зазывая людей в ВДА. Но стоит ли это делать? Такая реклама может сделать известным частное лицо, но что она сделает для ВДА и как будет сочетаться с принципом анонимности из Одиннадцатой Традиции? Нам следует соблюдать личную анонимность при контактах с прессой, радио и другими средствами массовой информации, чтобы весть ВДА не была связана с образом конкретного человека. В то же время нам необходимо информировать общество о Программе.

В ВДА мы усвоили, что духовный принцип анонимности требует от нас большего, чем просто представляться на собраниях по имени. Анонимность означает, что мы готовы отпустить свои личные амбиции. Согласны мы

с этим или нет, но раскрытие в средствах массовой информации наших имён и фамилий ставит нас выше остальных членов ВДА. Мы начинаем ощущать обособленность, и в нас крепнет чувство изолированности. Одновременно возникает ощущение, будто теперь от нас требуется вести себя определённым образом и говорить только правильные вещи, а это означает новый виток угодничества. Мы можем подвергнуть себя риску срыва в ВДА, если попадём в фокус публичного внимания.

Некоторые из членов ВДА не соглашаются с принципом анонимности Одиннадцатой Традиции, считая его одним из способов скрывать семейные тайны. Это ошибочное убеждение. Сохранение анонимности при контактах с прессой, радио, кино, телевидением и другими средствами массовой информации нельзя сравнить с хранением семейных тайн. Члены ВДА могут свободно рассказывать о себе на собраниях и в кругу людей, которым они доверяют. Разумеется, мы призываем делать это с осторожностью.

В принципе мы могли бы использовать на собраниях и мероприятиях ВДА не только имена, но и фамилии, ведь собрания не поднимаются до уровня прессы, радио, кино или других медиа. Обычно мы пользуемся только именами, чтобы показать новичкам, что их личность во время собраний находится в безопасности. Вот та форма анонимности, которую предлагает наше Сообщество. Мы также не пересказываем истории других членов ВДА и таким образом сохраняем их анонимность. Даже если благие намерения подталкивают передать подробности чьих-то рассказов, мы стараемся этого не делать. Как говорится, «всё, что сказано на собрании ВДА, остаётся на собрании ВДА».

Как же найти компромисс? Как нам рассказывать людям о ВДА? Предыдущий опыт показал, что лучше работает привлекательность идей, а не пропаганда или личная реклама. Мы уже говорили о личной рекламе, а сейчас дадим определение пропаганде: пропаганда – это настойчивые просьбы о поддержке тех начинаний, в которых сам человек не участвует напрямую. К примеру: «Голосуйте за нашего кандидата» или «Перечисляйте деньги в наш фонд». Всё это – пропаганда. Компании пропагандируют себя ещё одним способом: они завлекают людей, обещая преимущества от использования своих услуг или продуктов. Например, «Присоединяйтесь к нашей программе снижения веса, и вы быстро сбросите 60 фунтов».

Привлечение отличается от пропаганды. Привлекать – значит делать информацию о ВДА доступной, но не тянуть в Программу. Мы не пользуемся рекламными призывами и не даём масштабных обещаний. Члены ВДА предоставляют другим людям возможность узнать о Программе, не пропагандируя при этом ВДА и не нарушая анонимность.

Рассказывая о том, как ВДА помогает каждому из нас, мы способствуем привлечению новых участников. Таким образом Двенадцатый Шаг (наш рассказ о своём выздоровлении) соединяется с Одиннадцатой Традицией. Мы можем делиться опытом на собраниях в больницах и учреждениях или на семинарах для специалистов. Мы также можем делать Двенадцатый Шаг, добровольно работая на горячей линии ВДА или распространяя в городе информационные листовки.

Кампании по распространению листовок и собрания в больницах и учреждениях обычно координируются группой ВДА или Интергруппой. По возможности Интергруппы и группы также распространяют информацию о ВДА в больницах, среди терапевтов, социальных работников и служителей церкви. В населённых пунктах, где нет активной Интергруппы, группа ВДА может поместить объявление о собраниях в местной газете, в которой публикуются адреса двенадцатишаговых групп. В то же время, внешними связями занимается Всемирная Сервисная Организация, она может налаживать контакты с больницами и психотерапевтами по всему миру. ВСО поддерживает работу двух сайтов: www.adultchildren.оrg и www.acawsо.оrg, там есть форумы и информация о ВДА, доступная всем желающим. Мы считаем это информированием, а не пропагандой.

Когда мы несём весть ВДА тем, кто всё ещё страдает, мы делаем это просто. Мы делимся своим личным опытом взросления в дисфункциональной семье. Мы честно и открыто рассказываем, как нас воспитывали и как мы нашли программу ВДА. В зависимости от ситуации мы можем также рассказать о чертах из Списка характерных особенностей (Проблеме) и о Двенадцати Шагах. Мы стараемся в равной степени поделиться и своим детским опытом, и опытом выздоровления в Программе.

Наша оптимальная политика во взаимоотношениях с общественностью состоит из двух частей. Когда мы несём весть ВДА через привлекательность своих идей, а не пропаганду, мы живём и развиваемся как Сообщество. Молва от тех, кто хорошо отзывается о Программе и рекомендует нас, позволяет Сообществу распространяться по всему миру.


Письменная проработка и обсуждение:

1. Объясните разницу между привлечением и пропагандой.

2. Почему в качестве политики во взаимоотношениях с общественностью мы выбираем привлечение, а не пропаганду?

3. Почему так важно сохранять свою анонимность при общении со средствами массовой информации?

4. Что происходило, когда кто-то нарушал анонимность в средствах массовой информации? Что может произойти?

5. Как бы вы объяснили принцип анонимности новичку или подспонсорному?

6. Что является духовным принципом Одиннадцатой Традиции?

Иллюстрация к Одиннадцатой Традиции

Нарисуйте плакат или компьютерную картинку, иллюстрирующую Одиннадцатую Традицию.

Медитация

Высшая Сила, я прошу тебя помочь мне сохранить анонимность при контактах со средствами массовой информации, так как никто не может выступать от имени ВДА или претендовать на выступления от имени ВДА. Мы привлекаем людей своим примером и добрыми откликами о нас. Помоги мне распознать ситуации, в которых моя анонимность может быть нарушена ради помощи страдающему взрослому ребёнку, который ищет выход из своей ситуации. Это может быть коллега или член семьи. Помоги мне понять, когда следует рассказать о себе, а когда промолчать и сохранить анонимность. Помоги мне избежать неуместных высказываний и не откровенничать под влиянием своего эго с людьми, не заинтересованными в ВДА. В то же время, даруй мне мужество поделиться информацией о Программе, когда наступит благоприятный момент.

12 Традиция

Двенадцатая Традиция

Анонимность – духовная основа всех наших Традиций, постоянно напоминающая нам о необходимости ставить принципы выше личностей.

Мы используем принцип анонимности не для того, чтобы скрывать самые страшные тайны. Не в этом цель анонимности ВДА. Я научился откровенно рассказывать свою историю группе и спонсору. На собраниях и выездных семинарах мы используем только имена, защищая таким образом свою анонимность в обществе. Это не значит, что я стыжусь нашей Программы. Я раскрываю свою анонимность в случаях, когда считаю это необходимым, но не на уровне средств массовой информации. Я делюсь опытом с людьми, которым интересно узнать, чем я занимаюсь, чтобы изменить свою жизнь к лучшему.

Анонимность означает множество чудесных и духовных вещей. Она простирается гораздо шире, чем просто обращение по имени на собраниях.

Анонимность напоминает мне о том, что нужно ставить принципы ВДА выше личностей. Я для себя выделяю следующие принципы: признание поражения, надежда, принятие, мужество, прощение и смирение из Шагов; и единство, сострадание, независимость и принятие из Традиций. Анонимность подчёркивает эти принципы. Мои отношения с другими на собраниях, и даже на работе, развиваются лучше, когда я сосредоточен на выздоровлении, но проявляю сострадание в духе принципов Двенадцатой Традиции. Благодаря им мне удаётся подняться над личными желаниями и мотивами.

Я напоминаю себе эти принципы во время рабочих собраний или групповых обсуждений. Они служат мерой, которая помогает мне оценить, что я собираюсь сказать. Часто прежде чем начать говорить, я задаю себе вопросы, особенно если мой Внутренний Ребёнок беспокоится и хочет что-нибудь выпалить. Я спрашиваю себя: «Способствует ли то, что я собираюсь сказать, единству и ясности, или я пытаюсь контролировать и манипулировать другими? Хочу ли я сделать как можно лучше для как можно большего числа людей, или я хочу помочь только некоторым или самому себе?»

Эти вопросы помогают мне чувствовать себя увереннее в том, что я делаю. Я могу слушать других, не обесценивая то, что они говорят, но я также могу и высказать своё собственное мнение.

Двенадцатая Традиция такая классная! Я и не предполагал, что можно высказывать разные точки зрения, при этом не стыдя и не задирая друг друга. Знает взрослый ребёнок об этом или нет, но каждый раз, когда проводится собрание или обсуждаются дела ВДА, работает принцип анонимности. Каждый раз, когда мы стараемся проявить уважение друг к другу, когда пытаемся поставить ВДА на первое место, анонимность защищает нас от Критикующего Родителя и от собственной склонности стыдить и нападать. На мой взгляд, Критикующий Внутренний Родитель уже давно нарушил свою анонимность. Теперь он отправляется в анонимный тайм-аут. Мой Любящий Родитель с этого момента перестаёт быть анонимным.

Я был анонимным в родительской семье, но на самом деле это значило, что со мной не считались. Я был невидимым, у меня не было собственного лица. Такая анонимность не была духовной. Принцип, о котором мы говорим в ВДА, является духовным, он позволяет найти, утвердить и сохранить свою анонимность со смирением. Посредством анонимности и выздоровления я могу разобраться, кем я являюсь на самом деле и не требовать к себе особого отношения. Это парадокс. Я пришёл к выводу, что в ВДА я значим, но не более значим, чем другой человек. Именно это для меня и является анонимностью.



Понимание Двенадцатой Традиции

Анонимность, основанная на смирении, является краеугольным камнем принципов ВДА. Это духовный принцип, закрепляющий не только Двенадцать Традиций, но и Двенадцать Шагов. Каждый из Шагов несёт в себе неотъемлемый элемент анонимности, благодаря которому эго уступает центральное место в нашей жизни Богу.

Анонимность является нитью духовности, соединяющей воедино все Двенадцать Традиций.

В Первой Традиции мы применяем принцип анонимности, когда помещаем единство и жизнеспособность группы над собственными эгоистическими прихотями и желаниями. Во Второй Традиции мы применяем тот же принцип, когда просим Любящего Бога руководить решениями, принимаемыми групповым сознанием. Высшая Сила анонимно показывает нам верный путь для каждого решения в ВДА. В рамках Третьей Традиции анонимность представляет собой наше желание достигнуть личностных изменений. Мы просим свою ложную личность отойти в сторону, стать анонимной, чтобы позволить проявиться Истинной Личности. Мы хотим заменить созависимость родительским отношением к себе, научиться нежности и уважению.

В Четвёртой Традиции также присутствует анонимность, выраженная в автономности групп. Каждая группа ВДА анонимна в рамках общества, в то же время способна дать приют страдающим взрослым детям. Группа не гонится за признанием и анонимно помогает любому, кто стремится выздоравливать. В Пятой Традиции мы концентрируемся на своей главной цели. Мы несём послание о выздоровлении анонимно, искренне стремясь помочь людям. В центр внимания мы ставим весть ВДА, а не собственную личность.

В Шестой Традиции мы применяем анонимность, отказываясь предоставлять имя ВДА любым родственным организациям или посторонним компаниям. Собрания ВДА остаются анонимными благодаря тому, что имя ВДА не используют в качестве символики или отличительных знаков клубной принадлежности.

Согласно Седьмой Традиции мы сами себя обеспечиваем, что означает: мы не пытаемся использовать свой личный авторитет или имя ВДА для привлечения денег из внешних источников. Мы сами финансируем своё движение на анонимной основе. Мы кладём деньги в шляпу группы, не афишируя свой вклад.

В Восьмой и Девятой Традициях анонимность является залогом того, что работа по Двенадцатому Шагу и служение не являются профессией и всегда осуществляются бесплатно. Члены ВДА, участвующие в сервисных подразделениях и комитетах, делают это бескорыстно, не стремясь к признанию.

Анонимность присутствует и в Десятой Традиции, которая напоминает нам, что ВДА не имеет мнения по посторонним вопросам. У нас могут быть разные взгляды и мысли, но Сообщество в целом остаётся нейтральным. Как товарищество, мы сохраняем анонимность. Мы просим своих членов не вмешивать имя ВДА в политические или социальные дискуссии.

Одиннадцатая и Двенадцатая Традиции прямо говорят об анонимности, её духовном применении и значении. Никто не выступает от имени ВДА в прессе, на радио, по телевидению или в кино. Мы сохраняем личную анонимность. Мы также выбираем путь анонимности, когда ставим принципы ВДА выше личностей.

Скреплённые нитью анонимности духовные принципы Традиций создают яркое и прочное полотно мудрости ВДА. Глядя на этот рисунок, мы видим: анонимность – духовная основа всех наших Традиций.

Но что же на практике означает анонимность? Для кого-то анонимность – это просто представиться по имени на собрании, чтобы защитить свою личность. Многие члены ВДА страшатся реакции своей семьи. Как поступят их родственники, если узнают, что они ходят на собрания и называют своих родителей дисфункциональными? Такие родители, находясь в отрицании, действительно могут вести себя нездоровым образом, если узнают, что их взрослый ребёнок считает себя ВДА. Анонимность прекрасно защищает этих членов Сообщества.

Но у анонимности есть и историческое значение, специфичное именно для нашего двенадцатишагового сообщества. Это значение связано с членами Алатин, которые основали первые похожие на ВДА собрания. Некоторые члены Алатин вступили в Ал-Анон и посещали собрания вместе с дисфункциональным отцом или матерью. Одним казалось, что в присутствии родителей они не могут откровенно рассказывать о том, что происходит дома. Другим было неловко высказываться среди взрослых, которых интересовали только взрослые проблемы. Этим молодым людям нужно было собрание, на котором они смогут сохранить анонимность. Они хотели обсуждать важные для себя темы, выходящие за рамки Ал-Анон, то есть не вращающиеся вокруг алкоголизма одного из супругов. Тогда они организовали две группы: «Надежда Взрослых Детей Алкоголиков» и «Поколения». Они создали анонимность, которая позволила им по-настоящему нарушить дисфункциональное правило «не говори».

Анонимность также означает, что мы не обсуждаем чужие истории или высказывания, которые услышали на собраниях или мероприятиях ВДА. Что сказано на собрании – остаётся на собрании. Без разрешения, даже имея самые благие намерения, мы никому не пересказываем чужой опыт. Сплетням и пересказам чужого опыта с нечистыми намерениями вообще нет места в ВДА. Мы всеми доступными средствами стараемся сохранять анонимность, чтобы наши собрания были безопасным местом. Когда это так, группа крепнет, и к нам приходят новички, поддерживающие жизнь Сообщества.

Анонимность в ВДА подразумевает, что мы понимаем, кем являемся. Нам не нужны ни похвалы, ни почести за служение, которым мы занимаемся. Нам не нужно признание или уважение, но мы и не пытаемся их избегать. Если кто-то хочет поблагодарить нас или выразить признательность, мы принимаем это. Мы радуемся. Мы это заслужили. Но даже если никто не выделил и не оценил нас, мы продолжаем заниматься служением. Анонимность помогает увидеть великий дар: мы знаем, что принадлежим к тем немногим людям, которые способны помочь взрослому ребёнку.

Гарантия анонимности, которую мы получаем в Программе, позволяет спокойно высказываться на собраниях. Насколько подробно рассказывать о себе тем, кто не участвует в Программе, мы решаем сами. Некоторые члены ВДА, одухотворённые знакомством с Программой и её подарками, совершают ошибку – они слишком много рассказывают родственникам и друзьям. Потом, когда люди сплетничают о них или преуменьшают их выздоровление, им больно, и они чувствуют себя преданными. Слушая друг друга и своего спонсора, мы учимся видеть, когда нужно нарушать анонимность с родственниками и друзьями. Никто не заставляет нас рассказывать о своей связи с ВДА. Однако, если возникла ситуация, в которой нам хочется рассказать о своей жизни, мы сами решаем, что говорить, а что – нет.

Вторая часть Двенадцатой Традиции объясняет, как на практике применять ту духовную основу, которую даёт нам анонимность. Традиция учит нас ставить принципы выше личностей.

ВДА – сообщество людей, то есть сообщество самых разных индивидуальностей. Все мы находимся на разных ступенях выздоровления от созависимости, зависимости и ПТСР. Кто-то только пришёл в Программу и всё ещё страдает от влияния дисфункциональной среды. Другим уже удалось проработать какие-то последствия семейной дисфункции. В Сообществе всегда будут конфликты, раненые чувства и расхождения во мнениях. Люди будут выбегать из комнаты на рабочих собраниях, думая, что их обидели. Кого-то и правда обидели, кого-то – нет. Будут доверенные исполнители, убеждённые, что группа не оценила и обошла их вниманием. Те, кто ещё не до конца посвятили себя выздоровлению, будут пытаться играть в старые игры и манипулировать другими, их эгоизм невольно помешает чужому выздоровлению. Будут возникать романтические отношения, конфликты из которых станут перетекать на собрания. Кто-то неосторожно примет чью-то сторону.

Однако, у нас всегда будет анонимность, постоянно напоминающая о том, что главным являются принципы, а не личности. И это работает. Каждый из вышеописанных сценариев мы встречали анонимностью из Двенадцатой Традиции. Никакие дефекты характера, сплетни или мелкие обиды не устояли перед ней. Когда нам удаётся поставить принципы выше личностей, мы меняемся внутренне, мы отдаём дань уважения Программе. Анонимность – гарантия того, что все мы в равной степени разделим лавры успеха ВДА.


Письменная проработка и обсуждение:

1. Как соотносится необходимость ставить принципы выше личностей из Двенадцатой Традиции с единством из Первой?

2. Определите и составьте список духовных принципов всех Традиций.



Иллюстрация к Двенадцатой Традиции

Нарисуйте плакат или компьютерную картинку, иллюстрирующую Двенадцатую Традицию.


Медитация

Высшая Сила, помоги мне увидеть, как анонимность соединяет воедино всю Программу. Даруй мне готовность применять принципы ВДА, отказываясь от ложной личности.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
 Написал: Хочу - 12:32   Текст на ПОНЕДЕЛЬНИК
Текст на ПОНЕДЕЛЬНИК
Шаги

1 шаг
Первый Шаг

Мы признали бессилие перед последствиями алкоголизма или другой семейной дисфункции, признали, что наша жизнь стала неуправляемой.

Кто-то в конце концов это написал

Когда я впервые прочитал список шаблонов поведения взрослых детей, я почувствовал себя гулко звенящим колоколом. Внешне я был спокоен, но внутри у меня всё вибрировало. Я не мог поверить в то, что читал. Я даже заподозрил, что кто-то специально залез ко мне в почтовый ящик и подкинул этот список.

Я потёр страницу, пытаясь пальцами нащупать слова: такими настоящими они мне казались. Слова о привычке безжалостно осуждать себя, угодничать перед всеми описывали мои мысли и поведение предельно понятным языком. Я не мог отрицать этого. В детстве меня страшно ругали и подвергали насилию. Никто никогда не слушал меня. И сейчас кто-то совсем незнакомый, ни разу не видев меня, взял и изложил то, что я думал и чувствовал. До ВДА я всю жизнь осуждал себя и считал недостаточно хорошим. Я принимал наркотики, отыгрывал своё внутреннее состояние отвратительными поступками и полностью потерял надежду. Впервые я прочёл Список двадцать лет назад. С тех пор я крепко держусь за ВДА. Четырнадцать черт и Двенадцать Шагов подарили мне новую жизнь и помогли обрести любовь к себе.


Моё тело помнит о том, что случилось

Прошло некоторое время, прежде чем я начал понимать то, что слышал на собраниях ВДА. Список шаблонов поведения (четырнадцать характерных особенностей) много значил для меня, и я быстро понял его суть. Но много месяцев (если не лет) все разговоры о стыде и чувстве покинутости проскакивали мимо. Я хорошо помнил насилие, которое мне пришлось пережить: я слышал, как отец обзывал мать последними словами, а когда мне было четыре года, он избил меня. В детстве мне случалось видеть кровь и выбитые зубы, когда пришедший в ярость отец набрасывался на людей с дубинкой или жестяной банкой из-под пива. Но чувства, вызванные этими сценами, долгое время не проявлялись во мне. Я находился в таком оцепенении и был настолько подавлен, что воспоминания не вызывали во мне ужас, который я должен был тогда ощущать.

Мне помогла психолог: когда я описывал ей сцену насилия в семье, она попросила меня не спешить. Я почувствовал разницу между тем, как я рассказывал свою историю быстро, не давая место чувствам, и тем, как я излагал её, представляя то, о чём говорю. Моя собеседница сказала, что у меня было посттравматическое стрессовое расстройство. Хотя я отнёсся к этому скептически, я всё же понимал, что мои воспоминания содержат страшные и ненормальные эпизоды. У меня был высокий порог чувствительности: когда я видел насилие, я ничего не чувствовал. Вскоре я получил помощь из другого источника – из кино. Я стал замечать, какие чувства и какое телесное напряжение вызывают во мне сцены насилия. Я не смотрю жестокие фильмы, но несколько случайно попавшихся по телевизору сцен вызвали во мне чувства, которые долгое время я подавлял. Бог сам решил, когда подошло время. Я пришёл в Программу совершенно неготовым к таким чувствам, но теперь тело рассказывает мне о случившемся, и я могу это выдержать.


Дар Двенадцати Шагов

Мой друг перестал посещать собрания ВДА, потому что решил, что Двенадцать Шагов – продолжение дисфункциональной семейной системы. В его понимании они были лишь списком действий, которые нужно предпринять, чтобы получить одобрение и научиться вести себя согласно чьим-то правилам. Но на момент образования программы в 1935 году Анонимные Алкоголики не располагали Шагами. Их письменная версия появилась уже после первых собраний и стала попыткой предложить несколько рекомендаций по выздоровлению, а не правил.
Кто-то однажды спросил первую сотню трезвых алкоголиков из А.А., что они сделали особенного, что в итоге помогло им вырваться из мёртвого хватки алкоголизма – заболевания, которое веками не поддавалось ни медицинским, ни религиозным средствам. Они ответили, что обсуждали эволюционный процесс своего выздоровления, а затем один из основателей А.А. Билл У. записал последовательность действий, приводившую к трезвости. Это и стало началом Двенадцати Шагов. Глядя на процесс своего выздоровления в программе Взрослые Дети Алкоголиков, я вижу, как Высшая Сила направляла меня в работе по Шагам. Дар Двенадцати Шагов выразился в моей эмоциональной и духовной трезвости.

В борьбе нет ничего благородного

Я бывал в ситуациях, которые завершились бы гораздо лучше, если бы я сразу сказал: «Я не могу этого сделать». Вместо этого я брался за невозможное, терпел неудачи и изводил себя за них. Я жил без отдыха, сна и пищи, сосредоточив все силы на поставленной задаче. Я неустанно перебирал в голове различные варианты, пока не находил способ выполнить задуманное.
На это уходила вся энергия, необходимая для выживания.
Я начал отдаляться от друзей и семьи. Как-то раз я сидел на ковре в своём домашнем офисе и смотрел на кипы бумаг. Я не мог разобраться в них и найти те, которые были нужны. Я не мог подняться с пола. У меня получалось только плакать. Казалось, жизнь никогда не наладится, и я хотел умереть.

Мой терапевт сказал: «Если ты поймёшь, что не можешь этого сделать, ты получишь шанс. До тех пор ты будешь тратить энергию на новые попытки. Лучшее, что тебе остаётся, это сдаться, признать свою жизнь неуправляемой, и понять, что ты сам не сможешь сделать всё».

Когда моя жизнь ухудшилась настолько, насколько это вообще было возможно, я начал посещать ВДА. И обнаружил, что уже сделал Первый Шаг, когда сказал: «Я больше не могу так. Я сдаюсь». Начиная с того момента, моя жизнь стала улучшаться. Я оттолкнулся от дна.

Люди восхищаются, если вы всего себя отдаёте какому-то делу, но в ВДА я понял, что мне нужно помнить о своих возможностях и ограничениях. Когда я не могу с чем-то справиться, мне просто нужно отпустить. Наблюдая, как
мои друзья продолжают борьбу, я не пытаюсь за них наладить их жизнь. Когда они достигнут дна, они сдадутся и обратятся за помощью, как это сделал я. В конечном счёте я пришел к выводу, что в борьбе нет ничего благородного. Я сдаюсь.


Я больше не могла справляться с этим в одиночку

Я выросла, как мне казалось, в нормальной семье. Моя мать начала работать, когда я пошла в первый класс. Поскольку родители были на работе, мы с моими двумя сёстрами должны были вести хозяйство. Я помню, как мне не нравилось посещать школу и выходить из дома. Когда я была на учёбе, мне хотелось сбежать домой во время большой перемены и убедиться, что там всё в порядке. Я думала: «Если я буду больше трудиться, родители будут лучше ко мне относиться. Я стану достаточно хорошей для того, чтобы меня любили». Но я никогда не чувствовала себя достаточно хорошей.

Я выросла и стала учительницей. Поскольку я была одним из самых ответственных работников в школе, мне поручали дополнительные обязанности и проблемных детей. Долгое время я справлялась с этой нагрузкой. Жизнь вращалась вокруг школы и домашних забот. Моя значимость зависела от того, что я делала. Работа стала моей сущностью.

У меня стали случаться панические атаки. Когда мне поручили вести дополнительные занятия с детьми и обсуждать с родителями их успеваемость, появился новый симптом – сильные боли в грудной клетке. Тогда я обратилась к врачу. Вскоре у меня случилась сильнейшая паническая атака, и среди ночи я поехала к своему молодому человеку.

После этого я пришла к психотерапевту и сказала: «Я так больше не могу». Он спросил меня, что означает «так». Я не знала. По пути домой неожиданно мне пришло в голову, что «так» означает мой образ жизни. Я больше не могла продолжать так жить. Моя жизнь давно стала неуправляемой. Ничто не приносило радости. Я не видела будущего. Даже для того, чтобы поесть или привести себя в порядок, мне требовалась помощь.

Несмотря на то, что в моей родительской семье не было проблем алкоголизма, специалист по реабилитации посоветовал мне сходить на собрание ВДА. И я пошла. Оказалось, было ещё слишком рано: из-за тяжёлого состояния, я не могла посещать собрания. Я взяла кое-что из литературы и, прочитав, узнала себя в 14 характеристиках (Проблеме). «Если где-то есть помощь, может быть, я обрету её именно в ВДА», – подумала я и начала регулярно посещать собрания. С тех пор я испытываю огромную благодарность за эту Программу.


Я рассказала Богу, что у меня не осталось сил

В конце недели я, как всегда, поехала к родителям. Мать не обрадовалась встрече со мной. Моё угодничество и поиск одобрения, обычно присутствовавшие в наших отношениях, остались в прошлом. Все надежды, что я смогу удовлетворить её потребности, канули в Лету. Она была угрюмой, мрачной и стыдила меня. Возможно, она надеялась, что я поддамся и попытаюсь исправить её настроение.

Много лет назад я планировала завести детей для того, чтобы они эмоционально обслуживали меня и занимались моими потребностями, за счёт чего я надеялась обрести чувство целостности и самоуважения. У моих детей будет жажда жизни, которая и меня заставит испытать счастье невероятной глубины. Я планировала, что меня наконец причислят к рангу «достойных людей».

Наверное, в тот день моя мать смотрела на меня как на холодную и вялую лягушку. Мне было грустно и казалось, будто выхода нет, но я решила не исправлять её настроение.

Я рассказала Богу, насколько беспомощной себя чувствую, и стала повторять молитву о душевном покое. Неожиданно моя мать оживилась, и я оживилась вместе с ней, почувствовав возможность быть счастливой, радостной и свободной. Здравомыслие пришло на смену безумию. Появилась ясность. На следующий день я до конца осознала, что произошло. Я поблагодарила свою Высшую Силу за случившееся чудо. Я поняла, что прошлые попытки улучшить настроение матери опустошали меня и лишали драгоценной энергии. Я больше не верю в то, что способна исправить её. Не я была причиной недовольства своей матери.



Основная мысль Первого Шага

Эти рассказы передают главные духовные принципы Первого Шага ВДА – бессилие, неуправляемость, признание поражения и умение отпустить. В Первом Шаге нам предлагается признать, что наша семья дисфункциональна, и её дисфункция влияет на наши мысли и поведение во взрослом возрасте. Нам нужно принять бессилие перед последствиями воспитания в такой семье. Несмотря на внешнюю самодостаточность наша жизнь неуправляема. Социальный статус или компульсивное стремление полагаться только на себя не тождественны выздоровлению. Мы должны понять, что
сила воли или решительность не способны устранить последствия воспитания в нездоровой семье. Мы не сможем разобраться с этой проблемой в одиночку. Нам нужна помощь. Мы должны расстаться с иллюзией, будто сможем найти безболезненное решение.

Кроме того, в этих рассказах описана кропотливая работа по отделению от семьи, которую необходимо проделать, чтобы обрести ясное понимание своей жизни. Отделение означает установку здоровых границ и выход из разрушительных или кризисных ситуаций, характерных для дисфункциональных семей. Взрослым детям бывает очень трудно работать по программе ВДА, так как у них не получается разорвать связь с деструктивными или манипулирующими родственниками. Мы не сможем повзрослеть и обнаружить свою истинную личность, пока будем вовлекаться в опустошающую и нездоровую семейную дисфункцию.

Отделение от дисфункциональной семьи – это здоровый акт неповиновения. Поступая так, мы подрываем власть семейной лжи. Мы открыто заявляем, что больше не будем поддерживать отрицание и играть дисфункциональные семейные роли. Возможно, от этого становится страшно, но мы опираемся на поддержку своей группы ВДА.

Многие взрослые дети отделяются от своих семей с любовью, без отвержения. Им требуется время, чтобы сосредоточиться на себе и освободиться от силы притяжения дисфункциональной системы. В нужный момент мы пересмотрим свои семейные отношения. С некоторыми родственниками мы перестанем общаться, потому что они опустошают нас или нарушают наши границы. Другие примут нас и поддержат на нашем пути, даже если не смогут понять или пройти этот путь вместе с нами. ВДА может улучшить наши отношения с родными, если мы поймём, что не обязаны участвовать в семейной дисфункции. Мы имеем право жить собственной жизнью.


Достигая дна

Выздоровление в ВДА начинается, когда взрослый ребёнок сдаётся, просит о помощи и затем принимает предложенную ему помощь. Некоторые называют признание поражения «дном».

Взрослый ребёнок может достичь дна до того, как начнёт посещать собрания, но это может произойти и после знакомства с Программой, когда он уже будет выздоравливать
по Двенадцати Шагам. Некоторые члены ВДА достигают дна спустя годы после начала выздоровления. Иногда для этого нужно потерять всё и буквально очутиться на улице; а иногда достаточно ощутить, что мы задыхаемся от навязчивой потребности контролировать других. Дном в ВДА может стать и хроническое чувство одиночества, когда ничто не приносит радости и не удаётся достичь полноценного контакта с людьми. Многие взрослые дети не могут продвинуться в выздоровлении из-за неспособности отпустить и довериться себе или окружающим.

В других случаях дном становится навязчивая привязанность или одержимость другим человеком. Эта одержимость может быть настолько безумной, что, кажется, мы потеряем рассудок, если этот человек не будет с нами. Мы зацикливаемся на нём, а на самом деле страдаем от детской травмы – боли покинутости. Наша одержимость другим человеком – это повторное переживание первоначальной травмы, нанесённой родителями, которые стыдили и покидали нас в детстве. Душевный раскол не излечивается ни таблетками, ни наркотиками, ни сексом, ни другими отвлекающими средствами. Если даже мы переживём эту одержимость, мы, скорее всего, повторим её в следующих отношениях, если только не попросим о помощи и не примем её. Шаги ВДА лечат эту рану и исцеляют нас милостью Высшей Силы.

В любом дне есть смысл, любое дно может стать отправной точкой для новой жизни. У нас есть надежда. Исцеление возможно.

Признание поражения означает, что мы преисполняемся желанием делать всё возможное для выздоровления, умиротворения и душевного покоя. Мы полностью признаём поражение и расстаёмся с мыслями, что сможем «наладить» чью-либо жизнь или кого-то контролировать. У нас появляется готовность посещать собрания, работать по Двенадцати Шагам, чтобы сломать стену отрицания семейной дисфункциональности. Интересно заметить, что по некоторым оценкам до 50% взрослых детей алкоголиков отрицают или отказываются признать наличие проблемы алкоголизма в своей семье. Взрослея в дисфункциональной среде, мы теряем чувствительность к последствиям алкоголизма, насилия или недостатка доверительных отношений.

Выздоровление от последствий алкоголизма и воспитания в дисфункциональной семье – это процесс, а не одномоментное событие. Нам следует быть терпеливыми с собой. Мы должны быть честными в отношении собственного
поведения и мышления, выработанного в процессе воспитания в родительской семье. Если вы оказались на собрании ВДА, вероятно, тому есть причина. Скорее всего, вы не единственный член своей семьи, испытывающий трудности в личных отношениях, на работе и в других областях жизни. По всему миру есть множество семей, где царит отрицание и безмолвно разбиваются сердца. Мы обнаружили, что дисфункция – это заболевание, которое воздействует на всех членов семьи. На индивидуальном уровне оно поражает тело, разум и дух. Семейная дисфункция крайне устойчива и легко передаётся окружающим. Это прогрессирующая болезнь. Со временем в наших отношениях становится всё больше насилия, контроля или изоляции – смотря какой курс выберет болезнь. Также прогрессирует и «склонность к зависимости»: от работы, секса, денежных трат, еды, голодания, наркотиков, азартных игр – у каждого свой путь.

Более того, болезнь передаётся по наследству. Это означает, что личностные черты и образ мышления, которые есть у нас сейчас, достались нам от предыдущих поколений. Облегчение наступает, когда мы выполняем работу по Шагам, посещаем собрания и ищем руководства Высшей Силы. Когда мы признаем бессилие перед последствиями семейной дисфункции, признаем, что жизнь стала неуправляемой, мы будем готовы перейти ко Второму Шагу.


Начало

По возможности, мы рекомендуем вам посетить шестьдесят собраний за девяносто дней, найти спонсора и начать работу. Тем взрослым детям, у которых есть какие-либо зависимости, мы рекомендуем одновременно посещать и двенадцатишаговые собрания, где занимаются этими проблемами. Хотя многие взрослые дети выбирают для себя только ВДА, наша Программа не заменяет сообщества Анонимных Алкоголиков, Анонимных Наркоманов, Анонимных Кокаинистов.

Мы также предлагаем выбрать себе спонсора. Спонсор– это член ВДА, который посещает собрания, активно работает по Программе ВДА, готов и имеет возможность помогать вам в выздоровлении. Спонсор не будет выздоравливать за вас, но он может оказать вам поддержку, поделиться надеждой и ясностью. Мы настоятельно рекомендуем не затягивать с поиском спонсора. Не проходите Программу в одиночку. Наш опыт показывает, что вы не сможете выздоравливать, находясь в изоляции.



Первый Шаг: диаграмма семейных отношений

Нам необходимо нарисовать детальную диаграмму своей семьи, чтобы более чётко увидеть последствия семейной дисфункции в нашей сегодняшней жизни. Эта работа очень важна для выполнения Первого Шага.

В ходе упражнения вы создадите диаграмму своей родительской семьи, на которой будут перечислены ваши родители, дедушки и бабушки, тёти, дяди и другие родственники, которых вы помните или о которых слышали. Схематично изобразив свою семью и личностные особенности родных, вы увидите наследственную природу зависимости или другой семейной дисфункции. Надписи, которые вы сделаете на элементах диаграммы, помогут вам обрести ясность, они не предназначены стать оценочными ярлыками. Из них не вытекает, что вы осуждаете свою семью. Вы ищете шаблоны и сходства. Вы изучаете свою роль в общей структуре. Если вы как следует выполнили эту задачу, диаграмма покажет, что в сложившихся обстоятельствах у вас не было возможности вырасти другим человеком. Если вас воспитывали зависимые, потакатели, транжиры, трудоголики, то во взрослом возрасте вы не сможете значительно отличаться от них.

Рисуя диаграмму своей семьи, перечислите родственников по линии отца на одной стороне схемы, а родственников по линии матери – на другой. Образец схемы приведён выше. Вы можете рисовать на альбомном листе, чтобы было больше места. Когда вы начнёте подписывать диаграмму, используйте определения с 1 по 26, приведённые ниже.


Метки для диаграммы

Обратитесь к собственному опыту или восстановите в памяти, что вам рассказывали о каждом из родственников относительно его зависимостей, религиозных взглядов, отношений, питания, сексуальных связей, работы и т.д. Внесите имя каждого родственника в диаграмму, пометив надписью, которая наиболее точно отражает его личность.

Ниже представлен перечень меток для диаграммы семейных отношений, в каждом конкретном случае вы можете использовать одну или несколько:

1. Алкоголик, химически зависимый

2. Употреблял алкоголь или наркотики

3. Потакатель

4. Чрезмерно религиозный

5. Слишком много работал (трудоголик)

6. Ненадёжный, не завершал начатое

7. Злостный должник (всегда занимал деньги) или транжира (броские наряды)

8. Беспокойный (невротик)

9. Перфекционист (в постоянном напряжении)

10. Жесткий, критикующий, склонный к вербальному насилию

11. Постоянно болеющий, ипохондрик

12. «Сидящий на таблетках» (постоянно принимал лекарства)

13. Кухарка (всегда думала о себе в последнюю очередь)

14. Полный, страдающий ожирением

15. Душевнобольной

16. Болезненный, инфантильный, слишком чувствительный

17. Не отрывался от зеркала (считал себя лучше остальных)

18. Дамский угодник, игрок, жиголо, повеса

19. Сексуально агрессивный, небезопасный

20. Жестокий, бил окружающих, щипал, угрожал, был склонен к рукоприкладству

21. Больно хватал или затевал неуместную борьбу

22. Вор, мошенник, подделывающий документы, не в ладах с законом

23. Спорщик (не успокаивается, пока с ним не согласятся)

24. Угодник

25. Мученик

26. Одиночка

ДУХОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ПЕРВОГО ШАГА:

бессилие и признание поражения


2 шаг
Второй Шаг

Пришли к убеждению, что Сила, более могущественная, чем наша собственная, сможет вернуть нам здравомыслие.

Нездоровая зависимость обладает большой силой и неуклонно прогрессирует

Я хочу сказать, что зависимость от других людей – это коварное и стойкое заболевание. После восемнадцати лет работы по Двенадцати Шагам я решил, что могу завести отношения с женщиной, которая, как мне казалось, была зависима от романтических отношений. Нездоровая одержимость, развившаяся пока я пытался спасти и исцелить эту женщину, привела меня на грань срыва.

Сначала у нас всё было просто замечательно. Я дарил ей цветы и конфеты. Она пила вино и развлекала меня рассказами о своей жизни в Европе. Мы даже писали друг другу стихи.

Безумие началось, когда я понял, что у нас разные представления о честности. Будучи членом ВДА, я полагал, что большинство людей честны или стремятся к честности.

Я ошибался. Но к моменту, когда это стало мне ясно, я уже был слишком вовлечён в отношения. Следующие полгода превратились в ад, полный зависимости и одержимости. Каждый раз, когда ради этого человека я приносил в жертву ценности, усвоенные в Программе, мне казалось, я теряю свою душу. Когда я наконец решил уйти, я испытал такую эмоциональную боль, которую едва мог вынести. Лишь благодаря молитве, Второму Шагу и помощи двух моих спонсоров я нахожусь сегодня здесь и у меня есть здравомыслие. Я твёрдо знаю, что зависимость от других людей терпелива, она дремлет и прогрессирует в нас. В ней скрыта неистовая сила.


Я преподавала Библию, но обрела Высшую Силу именно в ВДА

Когда я впервые прочла «Сила, более могущественная, чем наша собственная, сможет вернуть нам здравомыслие», я подумала: «Ну я-то не сумасшедшая!» Я регулярно ходила в церковь. Была уверена, что я хороший человек. Я даже ощущала духовный подъём. Тем не менее, в течение долгих лет я была несчастна. Внутри зияла пустота, которую я ничем не могла заполнить. Я вела занятия по Библии и во имя Бога совершала много хороших дел, но я так и не смогла понять, почему мне выпало испытать физическое и сексуальное насилие.

Однажды друг пригласил меня вместе с ним сходить на собрание по Двенадцати Шагам. Люди, которых я там увидела, показались мне странными. Я думала, что всем им нужно срочно пойти в церковь, чтобы обрести Бога. По мере того как я продолжала посещать собрания, я поняла, что не им не хватает Бога, а мне честности. Я осознала, что множество раз обращалась к Богу, но не была честна. Я просила Его о помощи, не снимая при этом маски успешности. Я осознала, что я не давала Богу возможности помочь мне. Я указывала своей Высшей Силе, что следует делать. Я сама была маленьким богом, контролирующим и жестоким. Мое поведение было безумным.

Восемь лет назад я созналась мужу и детям во лжи, так как скрывала от них свои истинные чувства. Мой сын сказал мне: «Мама, я думал, у тебя идеальный брак». У меня была религия, но не было Высшей Силы. Теперь Бог, как я Его понимаю, учит меня, что я сама не являюсь богом, что я не могу контролировать ни людей, ни события и не могу изменить никого, кроме себя.


Впервые увидеть здравомыслие

Когда я впервые прочёл Второй Шаг, меня сильно смутила фраза о возвращении здравомыслия. Тем не менее я не стал спорить, а продолжал работать над Шагом, и мне воздалось. Я признал, что безумие, которое выражалось в моей наркотической зависимости и компульсивном поведении, я долгое время принимал за здравомыслие. Будучи мужчиной, склонным к угодничеству, я часто действовал безответственно, и моё отрицание лишь способствовало этому. Не раз я совершал опасные поступки, не понимая, что можно жить по-другому.

Поскольку я остался верен Программе и продолжал изучать Шаги, я постепенно пришёл к выводу, что никогда и не знал здравомыслия. Моя родительская семья, с её постоянными скандалами, унижениями, угрозами, не в состоянии была воспитать здоровую личность с ясным взглядом на жизнь. Моё понимание здравомыслия не было полностью искажённым, но и назвать его правильным трудно. В процессе проработки Второго Шага я сначала обрёл ясность, а уже потом здравомыслие. Я достиг ясного понимания той степени насилия, к которому привык. Эта ясность впервые в жизни привела меня к истинному здравомыслию. Сегодня я понимаю, что у меня есть выбор, как вести себя в тех или иных ситуациях: безумно, например, скандалить, стыдить и обвинять, или здраво – быть в гармонии со своими чувствами, молиться и просить о помощи. Ко мне возвращается ясность, и я впервые в жизни обретаю здравомыслие.

Когда я потеряла себя, Высшая Сила взяла всё в свои руки

Я чувствовала, будто члены семьи вращаются вокруг меня с ужасной скоростью. Состояние мамы, страдавшей от болезни Альцгеймера, становилось всё хуже. Сожитель бил её. Моя умственно отсталая младшая сестра умирала от рака молочной железы, и её нужно было перевести в другое учреждение.

На работе я едва понимала, что от меня требуется. Я плохо спала, просыпалась среди ночи и думала о смерти: не о суициде, а о том, на что это похоже – умереть и продолжать испытывать боль. Я вела себя агрессивно. Я потеряла способность что-то делать для других людей и не справлялась с проблемами своей матери и болезнью сестры. Мужу надоело терпеть мою враждебность. У меня случился эмоциональный срыв.

Всей душой я надеялась, что Высшей Силы не существует, потому что, если бы она существовала, меня бы судили и отправили в ад – так мне казалось.

Мой терапевт сказал: «Просто отпусти. Если ты не можешь ничего сделать, не делай ничего». Муж говорил: «У тебя эмоциональное истощение. Поручи свои дела кому-нибудь другому».

По мелочам я всё ещё помогала семье, но была вынуждена отпустить серьёзные решения, касающиеся мамы и сестры. Довольно скоро мать поместили в специализированный санаторий, где она была в безопасности. Сестру перевели в учреждение, где она смогла спокойно доживать свои дни. Бог заботился о моей семье, а я просто делала то, что могла, и отпускала остальное. Высшая Сила заняла своё место. Я совершенно потеряла себя, и Бог позаботился о проблемах, которые я не могла решить сама.

Я пришла к убеждению

Я рада, что во Втором Шаге сказано «Пришли к убеждению...» Мои отношения с Богом оставляют желать лучшего. Были времена, когда я верила в Бога, и были такие, когда мне казалось, что Высшей Силы не существует. Что касается второй части Шага, «вернуть нам здравомыслие», я не чувствую себя безумной. Скорее я организовала безумную систему вокруг себя. Долгое время я жила в сумасшедшем темпе, считая его нормальным. В результате я перестала справляться и соответствовать требованиям, которые сама себе предъявляла. Тогда я стала делать только самое необходимое. Я поднималась, чтобы принять душ. Я вставала, чтобы поесть.

Я своими глазами видела чудеса, о которых рассказывают в Программе, совпадения, которые нельзя было объяснить простой случайностью. Вначале я думала: «Вот это да! Как так получилось? Как здорово спланировано!». Именно тогда я стала приходить к убеждению, что есть Высшая Сила, которая заботится обо мне.

Мне ещё предстоит проделать долгий путь по Второму Шагу. Сегодня вечером я впервые поняла слова «пришли к убеждению». Раньше мне было ужасно плохо оттого, что я не могла сделать Второй Шаг, ведь я не верила в Высшую Силу. Я решила, что не смогу выполнить и оставшиеся Шаги, так как они опираются на этот; и, следовательно, я никогда не смогу выздороветь. Но постепенно я прихожу к вере, что существует нечто, способное направлять мою жизнь. Эту часть Шага я могу сделать.


Я слушаю

На мой взгляд, если в этом мире есть логика, то в нём должна присутствовать Высшая Сила. В течение последних месяцев я научился просто проживать моменты спокойных размышлений. Я пока не испытал никаких чудес в Программе, но поверил, что в мою жизнь может вернуться здравомыслие.

Я пришёл к убеждению, что есть Высшая Сила. В своём выздоровлении я не ожидаю немедленных или радикальных изменений ни в профессиональной жизни, ни в отношениях, ни в эмоциональной сфере. Я не стараюсь чем-то занять себя. Я не пытаюсь подавить или запить таблетками свою боль. Это для меня ново.

Сегодня я не чувствую себя так неестественно, как раньше, когда я впервые начал работать над Вторым Шагом.

Я просто прошу Бога дать мне знать, что он где-то существует. У меня появилось немного веры.



Основная мысль Второго Шага

По этим рассказам хорошо видно смятение, которое мы испытываем, когда разговор заходит о Высшей Силе. До прихода в ВДА многие думают, что Высшая Сила равнодушна, обманчива, жестока или холодна по отношению к тем, кто по-настоящему в неё верит. Второй Шаг помогает пересмотреть начальное представление о Высшей Силе и определить, что для нас является истинным. Мы отправляемся
в это путешествие с открытым сердцем.

В нескольких рассказах описано безумие или искажённое мышление взрослых детей. Безумие, о котором мы говорим во Втором Шаге, касается постоянных, противоречащих здравому смыслу, попыток исправить или вылечить родительскую семью через свои нынешние отношения. Стремясь исцелить дисфункциональную семью из прошлого многие из нас в текущих отношениях заняли место Высшей Силы. Мы исполняли роль Бога, когда притворялись всезнающими, супергибкими, лишь бы контролировать и манипулировать другими людьми. Наводя порядок в собственном доме, мы ошибочно полагали, что разбираемся с проблемами из родительской семьи. Возможно мы устранили из дома алкоголизм или другую дисфункцию. Но наши дети, склонные к зависимому или агрессивному поведению, демонстрируют нам наше поражение. Мы непроизвольно передали им семейное безумие и искажённое мышление.

Некоторые взрослые дети уезжают из своей дисфункциональной семьи, чтобы жить лучше и обрести здравомыслие. Но они сталкиваются со схожими проблемами: дисфункция родительской семьи всюду следует за ними. Нам в голову никогда не приходила мысль, что болезнь живёт внутри нас в форме постоянного страха и искажённого мышления. В этом и состоит пара-алкоголизм.

Некоторые из нас ставят себя в позицию «беспомощного Бога», и таким образом находят творческий способ манипулировать и контролировать. До прихода в ВДА беспомощность, которой мы научились в детстве, многим из нас давала власть. Мы не хотим сказать, что в детстве мы не испытывали истинной беспомощности, просто во взрослом возрасте многим из нас она стала помогать контролировать других.

Помимо роли беспомощного, в дисфункциональных семьях есть также роли героя, потерянного ребёнка, козла отпущения, белой вороны и шута. Эти роли закладывают фундамент для нездорового поведения во взрослых отношениях. Например, если мы были семейным героем, то и во взрослом возрасте предпочитаем выступать в роли героя или спасателя. Повинуясь безумию, мы ущемляем себя в личной жизни или на работе, надеясь таким образом заслужить признание и похвалу, хотя в глубине души не считаем себя
достойными. Некоторые из нас терпят невероятное пренебрежение и насилие в обмен на малую толику внимания. За нашей отзывчивостью скрывается стремление контролировать другого человека. Обычно нам кажется, что мы не заслуживаем счастья. Мы читаем книги по самопомощи и узнаём из них, как выражать потребности и желания, но потом формулируем свою просьбу в такой требовательной манере, что задеваем окружающих. Мы искренне удивляемся, когда наши попытки воспринимают в штыки. Нам кажется, нас предали, но мы снова и снова делаем одно и то же.

Безумие потерянного ребёнка во взрослом возрасте выражается в его изоляции или отказе просить о помощи. На первый взгляд может показаться, будто он оставил попытки исправить родительскую семью. Многие потерянные дети страдают «анорексией отношений». Они избегают отношений, боясь быть покинутыми, и корни этой боязни – в родительской семье. Подобно всем взрослым детям, они испытывают сильнейший страх покинутости. Во взрослом возрасте они стараются не вступать в отношения, таким образом сводя к минимуму риск повторной травмы. Страх перемен пересиливает страх оказаться в изоляции. Если потерянный ребёнок не получает помощи, то этот страх передаётся и его детям.

Безумие, изоляция и манипуляции могут принимать и другие формы, но все они оставляют нас с чувством покинутости, злости или растерянности. Тем не менее, мы тиражируем такое поведение, повторяя старые ошибки. Черпая энергию в страхе, наша ложная личность пренебрегает возможностью получить настоящую помощь. Она предпочитает снова и снова применять старые шаблоны мышления и поведения, что неизбежно приводит к тем же травмирующим результатам, которыми всегда заканчиваются наши решения.

Многие взрослые дети смутно представляют суть здравомыслия, так как в детстве не видели примера здорового поведения от своих родителей. У них не было чётких границ. Наказания и поощрения были непоследовательными. Родители руководствовались искажённым мышлением, которое мешало увидеть реальные отношения в семье. В результате этой путаницы они вели себя непоследовательно или безразлично. Мы поверили, что их поведение нормально, в то время как оно было нездоровым и противоречило всем нормам приличия и канонам истинной родительской любви.

С одной стороны, Второй Шаг говорит о том, что мы обладали здравомыслием, но утратили его. Однако мы могли и не знать здравомыслия и познакомиться с ним, только придя в ВДА. Во время проработки Второго Шага можно словом «ясность». В этом Шаге мы обретаем ясность относительно того, как семейная дисфункция влияет на нас во взрослом возрасте. Мы ясно видим свою покинутость и глубокое чувство стыда. Многие из нас находят здравомыслие Второго Шага через ясность.

Когда в своём поведении на работе или в отношениях, мы замечаем черты из Списка, мы понимаем, что возвращаемся к дисфункциональному безумию или неуправляемости. Данный список является превосходным барометром искажённого мышления и нездоровых реакций. Он включает в себя страх властных фигур, угодничество, суровое самоосуждение, чувство вины при защите своих интересов, зависимость от эмоционального возбуждения, зависимое и созависимое поведение. Мы путаем любовь с жалостью и склонны «любить» тех, кого можем спасать. Мы и сами можем выступать в роли спасаемого. Если мы по-прежнему практикуем эти черты, значит мы вернулись к безумному образу жизни.

Кроме того, безумие заставляет нас различными способами вредить себе. Мы можем делать это через нездоровые отношения, наркотики, разрушительное или опасное поведение. Мы видели, как взрослые дети постоянно переходят из одних дисфункциональных отношений в другие, надеясь, что с новым человеком им будет лучше. Взрослый ребёнок снова и снова «влюбляется», игнорируя сигналы об опасности, исходящие от объекта привязанности. Когда наступает разрыв, он испытывает мощное чувство покинутости, связанное с детскими переживаниями пренебрежения и отвержения.

Чтобы избежать опустошающей боли от разрыва романтических отношений, многие взрослые дети причиняют себе ущерб с помощью наркотиков, секса, азартных игр, переедания и других деструктивных действий. Некоторые погружаются в чтение, работу или денежные траты. Третьи попадают в порочный круг разрыва отношений с последующим воссоединением. Четвёртые быстро переключаются на нового партнёра, чтобы заглушить боль потери.

Некоторые взрослые дети, бегущие от боли отношений, систематически создают ситуации, в которых могут получить «дозу» стыда. Подобно героинозависимому, который ищет свой наркотик, взрослый ребёнок ищет способ испытать чувство стыда. Как бы странно это ни прозвучало, многие из нас стали зависимы от стыда и чувства покинутости. Мы росли в атмосфере этих чувств, поэтому в своей сегодняшней жизни ищем ситуации, способные их воссоздать. Такое заявление шокирует, но многие из нас подпишутся под ним. Это поведение присуще многим новичкам в различных двенадцатишаговых сообществах – их образ жизни ориентирован на кризис. Человек, привыкший к кризисным ситуациям, чувствует себя живым только, когда находится в кризисе, который сам спровоцировал. Точно так же многие взрослые дети чувствуют себя живыми только, когда испытывают чувство стыда или покинутости. Они будто бы ищут то, чего больше всего боятся, поскольку привыкли к этому. Такому мышлению детей учат в нездоровой семье.

Как уже было сказано, безумие означает, что мы повторяем одни и те же действия, а ожидаем новых результатов. Нам всем это знакомо. Перемен не произойдёт, пока взрослый ребенок не начнёт работать по Шагам, что в результате позволит перестать искать любви и самоутверждения вне себя. Важным этапом к возвращению здравомыслия является признание поражения перед потребностью вредить себе или избегать своих чувств. Кроме того, нам поможет честность относительно своих поступков и мотивов. Нужно правильно называть своё поведение и избегать иллюзорного ощущения, что «у нас всё в порядке», когда на самом деле мы в беде. Честность и ясность мыслей приходят в процессе поиска Высшей Силы и посещения собраний ВДА. Мы перестаём реагировать и начинаем действовать, выбирая истинную связь с Высшей Силой взамен деструктивных или лишённых любви отношений.

Если мы остановимся и прислушаемся к себе, мы поймём, что Сила, которая привела нас в ВДА, остаётся с нами по сей день. Раньше знакомство с Программой казалось случайностью, но сейчас мы понимаем, что добрая Сила всегда сопровождала нас. Соприкосновение с ней – одно из величайших чудес, которое многие взрослые дети ощутили в процессе проработки Второго и последующих Шагов. Для кого-то Высшая Сила – это просто нечто любящее и заботливое. Она терпеливо помогает каждому взрослому ребёнку обрести целостность и соединить разрозненные частички личности.



ДУХОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ВТОРОГО ШАГА:

непредубеждённость и ясность



3 шаг
Третий Шаг

Приняли решение препоручить свою волю и жизнь заботе Бога, как мы Его понимаем.

Отпусти. Пусти Бога.

Прошло довольно много времени, прежде чем я определилась, каков мой Бог. Я не верила в доброго Бога. Я была уверена – всё, что может пойти не так, обязательно пойдёт не так. Я понимаю, неразумно ожидать самого худшего, но со мной всегда происходило именно оно.

Чтобы избавиться от негативного мышления, я пришла в ВДА. Я постаралась поверить, что не несу ответственность за всё на свете и что события, происходящие в моей жизни, находятся под контролем Бога. Мне было сложно. В любой ситуации я всегда считала себя виноватой. Я до сих пор только частично избавилась от своего контроля. Сейчас, когда я сталкиваюсь с трудностями, я напоминаю себе: «Отпусти, пусти Бога».

Постепенно, по мере работы над Шагами, я препоручила свою волю и жизнь Богу, как я Его понимаю. По счастливому совпадению моя жизнь стала лучше. Сейчас, когда я начинаю вести себя компульсивно, я останавливаюсь и пытаюсь выровнять своё поведение. Иногда мне приходится говорить вслух «Я отдаю это Богу». Сейчас я верю в существование силы, которую некоторые называют Богом. Именно благодаря ей всё, что должно произойти, обязательно происходит. Мне стало легче отказываться от своего контроля.


Контроль давал ей чувство безопасности

Мне трудно препоручить свою волю и жизнь заботе Бога. Я не могу «отпустить»: мне кажется, это было бы безответственно.

Я не прислушивалась ни к своему телу, ни к своему разуму. В течение длительного времени я игнорировала свои чувства и реакции, потому что не считала их важными. Только сильные страхи вынудили меня прислушиваться к собственному телу. Я решила, что причиной моего панического состояния были дела, которыми я не хотела заниматься. Чтобы чувствовать себя в безопасности, мне приходилось держать всё под контролем. Сегодня, когда я принимаю решение, я стараюсь не истязать себя разными «надо было» или «а что было бы если». Я делаю то, что нужно, и отпускаю остальное. Я перестала стараться сделать так, чтобы всё шло по-моему.
В ВДА я меняю свою жизнь. Я стараюсь нормально воспринимать все возможные варианты. В каком-то смысле я препоручаю свою силу этой группе ВДА, которая больше, чем я. Сейчас я начинаю работу над Третьим Шагом.


Сострадание, прощение, любовь и благодарность

Я пришла в Программу после того, как у меня закончились отношения, длившиеся семь лет. Когда мой любовник оставил меня, мне казалось, будто я перестала существовать. Я чувствовала такую сильную боль, которую мне никогда раньше не приходилось испытывать. Все известные мне страхи вдруг закипели во мне. Я хотела жить, но не понимала, как справиться с болью. Я не очень верила, что Бог позаботится обо мне, так как я была слишком занята заботой о других людях. Я наконец-то осознала всю глубину отчаяния, которое толкает людей на самоубийство. Я начала понимать, что взрослые дети имеют в виду, когда говорят, что, занимаясь собой, чувствуют себя лучше.

Когда я пыталась контролировать всех людей вокруг, дары и чудеса, преподносимые жизнью, казались мне совсем не тем, чем они были на самом деле. Главной моей заботой были тикающие биологические часы. Когда мне становилось больно,

я компульсивно занималась уборкой дома, чтобы вообще перестать чувствовать. Я видела боль других, но использовала её как зацепку, чтобы спасать их, вместо того, чтобы ощутить идентификацию, сопереживание и просто прислушаться. Только когда я препоручила свою жизнь и волю Богу, всё, что я понимала на интеллектуальном уровне, стало реальным и осязаемым. Когда я прорабатывала Шаги и признавала поражение, ко мне приходили сострадание, прощение, любовь и благодарность. Препоручая свою жизнь и волю Высшей Силе, я стала замечать, как эти духовные принципы воплощаются в жизни других людей.

Я научилась любить через прощение. Моё представление о любви было плодом моих фантазий. Я не умела любить себя, поэтому я всегда искала мужчин, которых ставила на место бога. Я делала всё, о чем бы мужчина ни попросил меня: меняла причёску, макияж, одежду, я вела себя так, как ему того хотелось. Я верила, что замужество и появление детей всё исправят. Когда я выходила из дома и шла на работу, я становилась совсем другим человеком. Я не знала, как быть настоящей. Я была подделкой. Я покидала себя. В конечном счёте я поняла, что покидая себя сегодня, я не смогу преодолеть чувство покинутости и отверженности из детства.

Программа ВДА вернула мне чудо жизни. Теперь я могу испытывать сострадание, прощать, любить, быть благодарной, и эти эмоции придают смысл моей жизни. Я беру ответственность за то, что происходит в ней сегодня. Я веду себя честно и открыто по отношению к другим людям. Я испытала духовное пробуждение.


Я услышала голос Внутреннего Ребёнка

Препоручить свою волю и жизнь Высшей Силе было трудно. Я не слышала громового голоса с небес и не могла понять, как же я узнаю волю Бога. Однажды на собрании прозвучали такие слова: «Если, приступая к какому-либо действию, я уже имею в голове готовый результат, то я исполняю свою собственную волю». Эти слова стали для меня полезным инструментом.

На собраниях я также услышала о Внутреннем Ребёнке. Однажды я делала упражнение, благодаря которому словно бы установила контакт с пятилетней малышкой внутри себя. Я впервые почувствовала волю Бога, когда эта Внутренняя Девочка захотела что-то сделать, а Критикующий Родитель, сидящий в моей голове, ответил: «Нет, этого делать нельзя». Я решила при следующем же удобном случае попробовать ему противостоять. И вот однажды я отправилась в банк и по пути проехала мимо магазина. Мне захотелось заскочить в него, купить хлеба и бананов. Критикующий Родитель немедленно возник в моей голове и сказал: «Нельзя останавливаться. Ты сказала женщине из банка, что скоро приедешь». Детский голос ответил: «Я хочу хлеба и бананов прямо сейчас!» Я припарковалась и купила хлеб и бананы. Когда я ехала в банк, я беспокоилась о том, что может произойти из-за того, что я нарушила договорённость. Служащая банка ушла на обед, но оставила для меня бумаги. Получилось, что я не причинила ей никаких неудобств.

Сейчас я с интересом замечаю, как делаю то, что хочу, пусть это и выглядит совершенно нелогичным. Я разрешаю себе, потому что, мне кажется, именно таким образом Бог сообщает, чего он от меня хочет. Он подзадоривает моего Внутреннего Ребёнка. От того что я удовлетворяю его желания, очень часто кто-то из окружающих тоже выигрывает. Я думаю, поэтому я и получаю эти послания.


«Бог-полицейский» или истинный родитель?

Я долго бился над Третьим Шагом, потому что вместо Бога видел своего агрессивного и обвиняющего отца. Я всегда думал, что Бог – это такое сверхсильное существо, которое живёт в дальних уголках космического пространства и ведёт учёт всем моим плохим мыслям и поступкам. У меня был «Бог-полицейский», который, как я верил, накажет меня за несовершенное поведение. Тогда я отказался от Бога и стал говорить окружающим, что я агностик, так как это производило впечатление. Я проживал свою жизнь в бесконечном цикле болезненных отношений, увольнений с работы и потери друзей. На самом деле, я и дружить-то не умел. Чтобы не испытывать боль, я прекратил вступать в отношения. У меня не было выбора. Я вёл себя компульсивно и с каждым годом всё больше терял контроль.

Когда я пришёл в ВДА, я узнал про Третий Шаг и не захотел никакого Бога. Я работал над Первым Шагом и посещал собрания. Я старался быть непредубеждённым, но всё равно злился на Бога. Благодаря Второму Шагу и Решению ВДА я расширил своё представление о Нём. Во Втором Шаге упоминается Высшая Сила и предлагается воспринимать её как любящую и благожелательную. В Решении ВДА говорится, что «нашим настоящим родителем является Высшая Сила, которую некоторые из нас предпочитают называть Богом». В нём также сказано, что Высшая Сила дала нам Двенадцать Шагов выздоровления.

Спустя годы я пришёл к убеждению, что меня можно любить. Я заменил «Бога-полицейского» истинным родителем, который никогда не покинет меня. Мои отец и мать – это люди, давшие мне биологическое рождение. Но истинным родителем для меня стал Бог, как я Его понимаю. Сегодня у меня появляется выбор, когда я отдаю свою волю и жизнь в Его руки. Этот Бог слышит меня.


Основная мысль Третьего Шага

ВДА является духовной, а не религиозной программой, и это означает, что мы избегаем догматизма, теологических дискуссий или свидетельств Божественных чудес. Мы не связаны ни с одной религиозной, мистической или духовной системой убеждений. Тем не менее, мы считаем, что выздоравливающий взрослый ребёнок должен обязательно найти Высшую Силу, которая поможет ему исцелиться от последствий воспитания в дисфункциональной семье. Мы настаиваем на необходимости этой важнейшей части
программы выздоровления, хотя очень хорошо понимаем, как сложно многим из нас поверить и довериться. Мы не навязываем никому религиозность или духовные убеждения. Мы стремимся вернуть свою целостность и в этом процессе опираемся на Двенадцать Шагов, профессиональную помощь и Высшую Силу. Это и есть путь ВДА.

Личные истории, приведённые выше, говорят о неотъемлемом праве каждого взрослого ребёнка выбрать Бога по своему усмотрению. Впервые в жизни мы можем сами подумать о том, что для нас означает Высшая Сила, не опираясь на мнение других людей. Второй Шаг показал, как много взрослых детей считали Бога наказующим или безразличным. В Третьем Шаге мы открываемся новому восприятию. Некоторым из нас удобно использовать слово «Бог» для обозначения Высшей Силы. Другим более близки термины: Дух Вселенной, Отец Света, Мать Земля, или Божественное Начало. Некоторые члены ВДА, находящиеся в процессе поиска духовности, рассматривают группу ВДА как силу, более могущественную, чем их собственная. Что бы мы ни решили называть Высшей Силой, мы принимаем решение день за днём препоручать нашу волю и жизнь её заботе.

Мы препоручаем всё и не торгуемся с Богом, как мы Его понимаем. Мы не пытаемся одно отдать Высшей Силе, а другое оставить под собственным контролем. Если нам сложно препоручать волю и жизнь Высшей Силе, мы можем начать с того, что отдадим ей ненависть к себе, сомнения в себе или страхи. Мы можем попросить Бога забрать наше компульсивное поведение, избавить от обид или выученной ярости. Некоторые из нас пойдут дальше и смогут передать заботе Бога не только это, но и свою волю и жизнь. Это процесс, которому мы учимся доверять.

В рассказах Третьего Шага показан неиссякаемый источник надежды и терпения, созданный любящим Богом, который подарил нам программу восстановления нашей жизни.

К этой милости мы можем возвращаться снова и снова, черпая в ней принятие себя, веру в себя и любовь. Каждый раз, когда мы делаем Третий Шаг, мы припадаем к источнику Божественной любви. Мы наполняем своего Внутреннего Ребёнка, свою Истинную Личность. Мы приходим к убеждению, что Бог слышит наши молитвы и любит нас, что бы ни случилось.

В Третьем Шаге ВДА выражается духовный подход к заболеванию «семейной дисфункциональности». В ВДА мы рассматриваем одержимое мышление и зависимое поведение как духовную дилемму, а не психическое заболевание. Мы не оспариваем науку и медицину, которые добились значительных успехов в изучении высшей нервной деятельности. Их исследования крайне важны для понимания человеческого поведения и функций мозга. Мы широко используем многие клинические термины, например: депрессия, панические расстройства, биполярное расстройство, диссоциация, посттравматическое стрессовое расстройство. Некоторым членам ВДА ставили диагноз множественной личности или шизофрении.

Мы не думаем, что нашему мозгу не хватает определённых элементов. И стоим на позиции, что мы целостны, и у нас была нормальная реакция на ненормальную ситуацию – воспитание в дисфункциональной семье. Чтобы защититься от той среды, мы развили в себе черты выживания, компульсии, саморазрушительное поведение; все они прорабатываются в Шагах ВДА и им находится духовное лекарство. Мы не преуменьшаем серьёзность состояния взрослого ребёнка. Болезнь «семейная дисфункциональность» проявляется через зависимое поведение, химические аддикции, диссоциацию. Эта болезнь может привести к гибели. Ежедневно взрослые дети совершают самоубийства, умирают от передозировки или гибнут день за днём в изоляции, полагая, что их положение безнадёжно. В ВДА мы верим, что родились целостными и утратили эту целостность на уровне разума, тела и духа под воздействием стыда и покинутости. Нам нужна помощь, чтобы найти способ вернуться к своему изначальному состоянию.

Какие бы психические заболевания нам ни диагностировали, мы ищем Высшую Силу в молитве и на собраниях ВДА, на которых избавляемся от хронического ощущения, что мы особенные. Мы верим: Богу известно, что именно скрывается за названиями психических болезней, и Он безвозмездно предлагает помощь тем, кто ищет любовь и Божественный свет. Мы верим, что для проблемы семейной дисфункциональности есть духовное решение.

Мы считаем, что помимо глубокого чувства стыда и покинутости значительная часть нашего эмоционального и умственного истощения связана с непоколебимой тягой к контролю. В ВДА мы осознаём, что контроль – это та черта выживания, которая помогала нам сохранять безопасность и выживать в дисфункциональной семье. Мы контролировали свои мысли, голос и даже осанку, чтобы не привлекать внимания агрессивного родителя или опекуна. Мы чувствовали, что родители всё время ищут повод критиковать или вербально нападать на нас. Во взрослом возрасте мы продолжаем нездоровым образом контролировать себя и свои отношения. Это приводит к покинутости или привычному хаосу. Мы обещаем вести себя иначе, но в конце концов возвращаемся к одержимой потребности наводить порядок, вытирать пыль, стирать, закрывать, открывать, беспокоиться, предугадывать, задавать вопросы или сверх бдительно контролировать свои мысли и поступки, чтобы чувствовать себя в безопасности. Но этого всегда недостаточно. Опыт показывает, что в семьях, где царит удушающий контроль, не остаётся места для надежды и духовности.

Решив препоручить свою волю и жизнь заботе Бога, как мы Его понимаем, мы в действительности принимаем сразу два решения. Когда в Третьем Шаге мы решаем попросить руководства Высшей Силы, мы также решаем отпустить свой контроль. Мы отказываемся от планов на жизнь, основанных на нашей собственной воле. Мы просим Бога о помощи, и этот поступок разрушает саму основу нашей инстинктивной реакции самостоятельно справляться со всеми проблемами.

Решение, принятое нами в Третьем Шаге, это одна из первых возможностей сделать свой настоящий выбор.

По многим причинам просить Высшую Силу о помощи непросто для взрослого ребёнка. Мы с детства привыкли, что высказывать подобные просьбы рискованно, что родители не приветствуют такие разговоры и могут негативно их воспринять. Когда мы обращались за помощью, нас обвиняли в эгоизме или незрелости. Нам говорили, что мы должны помалкивать или учили нас не доверять своему восприятию того, что происходило вокруг. С возрастом мы перестали не только обращаться за помощью, но даже рассматривать саму возможность сделать это. Когда мы выросли, многие из нас старались ни о чём не просить окружающих, считая себя вполне самодостаточными. Такое отношение может серьёзно помешать обратиться к Богу за исцелением от семейной дисфункциональности.

Оно же часто мешает попросить спонсора о помощи в работе над Двенадцатью Шагами. Если мы действительно хотим положительных перемен, нам нужно перестать играть роль Бога, обратиться за поддержкой и прожить все неприятные чувства, сопровождающие этот рискованный шаг. Мы ставим себя на место Бога и избегаем просьб о помощи самыми странными способами. Многие взрослые дети играют роль Бога, философствуя о происхождении человека, о Вселенной и мистике, но мы используем эти сведения для того, чтобы не жить собственной жизнью. Люди обращаются к нам за знаниями в духовной сфере, а мы ощущаем себя ненастоящими, понимая, что свои собственные потребности мы игнорируем. У нас нет никого кроме самих себя, чтобы обратиться за помощью. Мы цепляемся за контроль. И превращаемся во всезнающего Бога, не имеющего точек соприкосновения с обычными людьми.

Другие играют роль Бога и не обращаются за помощью, называя себя агностиками или атеистами. Их словно отталкивают беседы на духовные темы. Это не означает, что мы принижаем взгляды агностиков или атеистов. ВДА уважает их позицию. Но, если мы начинаем использовать её для сохранения изоляции, мы встаём на трудный путь. Чтобы выйти из изоляции и начать общаться с людьми, необходимо попросить о помощи. Недостаточно просто говорить на эту тему. Нужно отпустить контроль и совершить действие. Мы решаемся попросить кого-либо о помощи, а затем принимаем эту помощь, когда нам её предложат. Мы не можем выздоравливать в одиночку.

Для того чтобы пройти Третий Шаг и приступить к последующим, необходимо изменить своё отношение и начать просить о помощи. Мы понимаем, что простое посещение собраний ВДА и рассказы о своих страхах и надеждах не приводят к немедленному желанию обратиться к Высшей Силе. Многие из нас ещё сомневаются, нужна ли им помощь, другие задаются вопросом, не будут ли они отвергнуты, если рискнут обратиться. Некоторые взрослые дети по-прежнему злятся на Бога за то, что он словно бы не вмешивался в их деструктивные или нездоровые семьи. А кто-то сомневается, существует ли Высшая Сила вообще. Но есть способ выяснить это – взять и попробовать. Можно жить по-другому.


Неиссякаемый источник

Не бойтесь исчерпать Третий Шаг. Он даёт постоянный ресурс надежды, которая необходима, чтобы ослабить продиктованные страхом попытки контролировать себя и других. Когда мы будем работать над остальными Шагами, мы неминуемо снова столкнёмся с контролем и неверием в себя. Это вполне естественно, ведь для выживания в родительской семье жизненно необходимым было научиться контролировать свои чувства и эмоции. Контроль давал ощущение безопасности и предсказуемости, но в то же время забирал часть нашей личности и искажал душу. В Третьем Шаге мы начинаем постепенно и осторожно ослаблять свой жёсткий контроль, заменяя его эмоциональной свободой.

Каждый раз, когда мы сталкиваемся с глухой стеной контроля и чувствуем, что никогда не преодолеем её, нам следует помнить, что в любой момент мы можем припасть к неиссякаемому источнику Божьей милости. Третий Шаг и поддержка других выздоравливающих взрослых детей – бесконечный ресурс надежды и веры. Мы можем черпать из него день за днём.

Опыт показывает, что отпустить жёсткий контроль – возможно. Тем не менее, нужно сначала разобраться, что значит «отпустить». Некоторые из нас ставят знак равенства между «отпустить» и «умереть» или «понести серьёзный ущерб». Многие взрослые дети панически боятся ослабить хватку над зависимостью или деструктивным поведением, полагая, что именно она обеспечивает их жизнь и безопасность. Мы видели взрослых детей, которые до конца цеплялись за нездоровое поведение. Одним суждено умереть из-за того, что они не найдут в себе готовности отпустить. Другие смогут отпустить и будут жить. Отпустить – не просто, но мы сможем это сделать с помощью Высшей Силы и группы поддержки ВДА.

В Третьем Шаге нам не предлагают жить без ограничений. Мы не хотим погрузиться в анархию, не имея реального выбора. Напротив, обозначив свои страхи и зависимые черты, мы уходим от контроля. Мы движемся к Высшей Силе и настоящей свободе.

В Третьем Шаге мы глубже узнаём, как боролись с контролем и с Высшей Силой большую часть своей жизни. Многие взрослые дети надеялись на милость или вмешательство Бога, но на самом деле не могли отойти и позволить Ему действовать. Мы стыдились самих себя из-за неспособности отпустить и по-настоящему поверить. Мы думали, что никогда не сможем прийти к подлинной вере. Мы забыли слова, которые многократно слышали в детстве: «Бог всегда любит нас».

Мы осознаём, что избавляемся от контроля, когда в сложных ситуациях молитвы начинают приносить успокоение в наши мысли и чувства. Мы осознаём, что отпускаем контроль, когда выходим из изоляции и просим другого взрослого ребёнка выслушать наши страхи и надежды. Мы выбираем общение вместо привычного одиночества. Мы отпускаем, когда честно признаём проблемное поведение, которое хотим исправить. Мы молимся и просим помочь нам обрести готовность измениться. Мы позволяем другим людям участвовать в нашей жизни.


Дар выбора

Выбор – это подарок Бога за умение отпускать. Многие из нас упражняются в этом умении и рисуют график, который вешают на дверцу холодильника. По горизонтали мы отмечаем свои ежедневные успехи. В какие-то дни наш контроль зашкаливает, и мы чувствуем себя одиноко и обособленно. В другие дни мы освобождаемся от контроля и ловим проблеск воли Бога. Мы ощущаем свободу. Мы учимся различать, какие события или решения требуют повышенного внимания, а какие можно проигнорировать. Мы избавляемся от контроля, когда открыто просим о том, что нам нужно, а не манипулируем другими людьми, пытаясь добиться того, чего в действительности не хотим. Избавляясь от контроля, мы расширяем свой выбор. И тогда узнаём, что нам нравится, а что нет. Уходит ощущение, будто мы обречены повторять одни и те же ритуалы контроля, чтобы прожить ещё один день. Мы идём в новую кофейню или записываемся в колледж, и учимся познавать окружающий мир. Мы начинаем брать уроки пения или становимся волонтёром в каком-нибудь стоящем деле. Мы пачкаемся, копаясь в грядках, или наблюдаем, как пыль копится на мебели, не принимаясь за компульсивную уборку. Мы видим произведение искусства в лужице молока, пролившемся на прилавок. Мы учимся слушать своего Внутреннего Ребёнка и быть спонтанными. Это и есть выбор, простирающийся перед нами. Возможности бесчисленны, но мы упускаем их, когда принимаемся контролировать.

До знакомства с ВДА у нас не было настоящего выбора. Мы зависели от наркотиков, еды, сексуальных отношений, работы; мы не знали, куда идём. Многие из нас могли лишь реагировать, не в силах изменить привычное поведение. В ВДА мы находим духовное решение проблемы семейной дисфункциональности и разрываем сложившийся цикл. Мы заменяем косность и страхи надеждой. Мы открываемся навстречу переменам.

Мы принимаем решение ежедневно препоручать свою волю и жизнь заботе Высшей Силы. Мы осознаём, что путь к истинному выбору – это духовный путь, он начинается с отрицания и отсутствия выбора, ведёт нас через расширение возможностей к интуитивной способности различать суть вещей. Выбор, который открывается перед нами в ВДА, пропорционален целостности наших границ: чем больше мы отпускаем, тем крепче они становятся. Это и есть парадокс программы ВДА – отпуская, мы укрепляем свои границы.


Несколько слов о религиозном насилии

ВДА с уважением относится ко всем религиям и системам духовных убеждений, которые существуют в мире. Мы не судим, какая религия лучше, а какая хуже. Третий Шаг открывает нам широкий путь исследований духовной сферы. Мы поощряем членов групп стремиться к более наполненной духовной жизни, чтобы добиться максимального прогресса в выздоровлении.

Многие из членов сообщества ВДА пострадали от религиозного насилия, которое могло заключаться в жестоком обращении людей, имевших наилучшие намерения. Другие взрослые дети были жертвами сексуального насилия со стороны священника или другого служителя церкви.

В Третьем Шаге мы говорим о любви Бога, но в то же время признаём, что многие взрослые дети испытали духовное насилие, и им сложно вдвойне: они страдают от контроля и не могут принять концепцию Высшей Силы. Эмоциональный и духовный ущерб, вызванный пережитым предательством, опустошает. Тем, кто испытывает подобное, ВДА предлагает развивать непредубеждённость и быть бережными к самим себе во время работы по Программе и поисков Бога, как они Его понимают. Мы верим, что обретаем надежду через духовное решение вместе с другими выздоравливающими взрослыми детьми.

Духовное насилие могло проявляться и в других формах. Например, некоторые взрослые из нашего окружения на публике изображали добродетельных людей, а за закрытыми дверями проявляли ненависть и насилие. Так формируется ещё одно искажённое восприятие Бога: сбитый этим лицемерием с толку ребёнок думает, что видит истинное Его лицо. Тем не менее, мы не должны забывать, что Решение ВДА гласит:

«Нашим настоящим родителем является Высшая Сила, которую некоторые из нас предпочитают называть Богом. Хотя мы выросли в алкогольных или дисфункциональных семьях, наша Высшая Сила дала нам Двенадцать Шагов выздоровления».

Решение ВДА также предлагает рассматривать наших родителей как биологический инструмент, давший нам жизнь. Для многих из нас, выбравших путь ВДА, истинным родителем является любящий Бог.

Для стабильного выздоровления и настоящих глубинных перемен необходимо, чтобы мы обрели Бога, как мы Его понимаем. Мы не можем отказаться от настойчивого поиска пути к Нему, независимо от того, что нам говорили в детстве.

ВДА – духовная программа, предлагающая силу и милосердие, необходимые для исцеления духовных и эмоциональных ран. Сила заключена в Шагах ВДА и в созданном на их основе Сообществе. Работа по Программе, подкреплённая работой с психологом, поможет взрослым детям, подвергшимся религиозному насилию, найти способ проработать Третий Шаг. Мы сможем отыскать путь к своему Истинному Родителю, к Богу, как мы Его понимаем.


Молитва Третьего Шага

Многие взрослые дети, чтобы упорядочить свой Третий Шаг и перейти к Четвёртому, используют молитву Третьего Шага. Некоторые читают её вместе с другим человеком: им может быть спонсор, психолог, духовный наставник или близкий друг. Мы советуем делать это вместе, чтобы научиться приглашать людей принимать участие в вашей новой жизни. Разделяя молитву с другим человеком, мы видим, что устанавливаем истинную связь со своей жизнью и с окружающими людьми. Вот молитва Третьего Шага:

Боже, я готов отпустить свои страхи и отдавать свою волю и жизнь Твоей заботе, день за днём. Дай мне мудрость отличить то, что я могу изменить, от того, что я изменить не в силах. Помоги помнить, что мне можно просить о помощи. Я не одинок. Аминь.


ДУХОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ТРЕТЬЕГО ШАГА:

готовность и принятие помощи


4 шаг
Четвёртый Шаг

Произвели тщательную и бесстрашную нравственную инвентаризацию.

Лучше один раз увидеть

В ВДА мне предстояло узнать много нового. Идентификацию со Списком характерных особенностей я ощутила и в работе с психологом, и на первом собрании. Но все разговоры о Внутреннем Ребёнке, стыде и покинутости были за гранью моего понимания. Психолог видела, что со мной происходит, и с помощью Четвёртого и Пятого Шагов помогла мне понять мою утрату или боль непрожитого горя.

Она использовала Двенадцать Шагов, литературу ВДА, упражнения для работы с чувствами, позитивные утверждения и ещё одну технику, благодаря которой я смогла разглядеть стыд и покинутость за опытом насилия, пережитого в детстве. Она объяснила: когда отец проклинал и запугивал меня, на самом деле он меня стыдил и покидал. Я никак не могла понять этого, пока она не попросила принести на один из сеансов мои детские фотографии. Хотя раньше я уже видела эти снимки, по-настоящему рассмотреть их смогла только тогда. Передо мной лежала фотография, на которой мне было пять лет. До знакомства с ВДА я не находила в ней ничего особенного, но фотография всегда очень нравилась моей маме. Карточка стояла у неё на телевизоре. Психолог попросила взять этот снимок в руки и смотреть на него, ничего не говоря. Наконец я смогла разглядеть, какой чувствительной и нежной девочкой я была. Никогда раньше я не замечала, как светились мои глаза. Улыбка на моём лице была искренней. После этого я стала понимать, что такое стыд и покинутость. Я сделала первый шаг навстречу Внутреннему Ребёнку.


Целительная сила равновесия

Я попал в ВДА, едва протрезвев и став чистым. Мне казалось, я схожу с ума. Я совершал такие поступки, и такие мысли вертелись у меня в голове, что я серьёзно волновался за своё душевное здоровье. Я постоянно слышал голоса, твердившие, что я сумасшедший или скоро им стану. Когда я прочитал Четвёртый Шаг, то не смог признать, что у меня есть хорошие качества. Я был уверен, что у меня чёрная душа. Мне казалось, я похож на Джекилла и Хайда. Снаружи я выглядел спокойным, но внутри страшился собственных мыслей и одержимостей.

Я избегал близких отношений, боясь, что выкину какой-нибудь номер и причиню вред другому человеку. Подростком я обращался со своей племянницей так, что мне стыдно до сих пор. Придя в ВДА, я вспомнил своё поведение. Я сам себе был противен и не знал, помогут ли мне Шаги. Я, как сумел, сделал Третий Шаг и начал Четвёртый. Из-за привычки безжалостно осуждать себя я перечислил в нём только негативные мысли и проступки и принялся ждать приговора. Мне и в голову не приходило уравновесить список своими положительными чертами. А о стыде, передающемся из поколения в поколение, или о том, как родители покидали меня, я вообще не задумывался.

Психолог посмотрел на мой Четвёртый Шаг и предложил написать десять положительных черт своего характера. Я почти отказался, потому что искренне считал, что меня просят солгать. В своём безумии я решил, что честность – единственное спасение, а написать черту, в которую я сам не верил, было бы нечестно. Тем не менее готовность возобладала, и я выполнил задание; к тому же требовалось зачитывать эти черты во время сеансов. Мне было тяжело, но результат оказался удивительным. Хотя я не верил, что позитивные утверждения помогут, я стал всё чаще задумываться о них. Я сделал Четвёртый Шаг, а затем Пятый и решил, что легче не стало. Но на самом деле кое-что произошло. После Пятого Шага я продолжил жестоко осуждать себя при любой ошибке. Однако в то же время в моей голове стали всплывать те самые позитивные утверждения, и благодаря им мне удавалось остановить себя.

Всё это было 20 лет назад. Сейчас я могу мысленно представить весь список своих положительных черт и верю в каждую из них. Позитивные утверждения и другая работа по программе ВДА дали мне возможность вздохнуть спокойно, остановиться и начать относиться к себе иначе. Я думал, что всё плохое исходит от меня, но выяснилось, что мне сильно «помог» наследственный стыд. Я был уверен: во мне нет ничего хорошего, а теперь знаю: моя ценность безусловна.


Четвёртый Шаг развеял стыд

Четвёртый Шаг положил конец стыду. Мною долго руководило убеждение, будто я ненормальная и ущербная. И этот Шаг развеял весь мой стыд.

Это убеждение стало зарождаться в детстве, когда моими потребностями пренебрегали, а уязвимостью пользовались. Тогда я ещё не могла понять, что болезнь родителей и их насилие стали причиной моего чувства покинутости и заброшенности. Я решила, что просто недостаточно хороша, чтобы получать эмоциональную поддержку и заботу, в которых нуждалась. Чтобы выжить,

я научилась хорошо себя вести, быть идеальной и правильной. Я всегда знала, как добиться одобрения. Я думала, если у меня получится быть достаточно хорошей, я буду в безопасности.

Я сделала Четвёртый Шаг, составив список своих положительных и проблемных поступков. Так я объективно оценила, какими сильными качествами обладаю, а какие стороны моей личности нуждаются в доработке. Стыд исчез, а я начала видеть себя такой, какой была на самом деле. Мне больше не нужно было оправдывать или рационализировать своё поведение, чтобы справиться со стыдом. Стыд – это ложь, он пытается убедить меня, что я плохая. На самом деле

я совершала как хорошие поступки, так и плохие. Четвёртый Шаг показывает мне истину. Он говорит мне, что я человек. Кое-что я уже умею делать, кое-чему ещё предстоит научиться. Этот Шаг принёс мне ощущение самоценности, благодаря которому я стала отпускать компульсивное стремление быть безупречной, быть правой и искать одобрения.

Краткая и подробная инвентаризация

Мне не стоит приступать к инвентаризации со словами «Боже, что со мной не так?». Я должна признать в себе как хорошее, так и всё остальное. Нет необходимости мучить себя, думая только о плохом. Мне нужно предельно честно и скрупулёзно составить как краткую, так и развёрнутую инвентаризацию. Важно, чтобы между положительными качествами и теми, что доставляют мне неприятности, был баланс.

Помимо полной инвентаризации в Четвёртом Шаге, я составляю краткую инвентаризацию того, что случилось за день. Однажды утром я готовила овсянку для своего мужа. Он заявил, что варит кашу на водяной бане, и тогда хлопья равномерно развариваются и не прилипают к стенкам кастрюли. Я сверкнула на него глазами, но, вместо того чтобы повторить слова матери – «Не нравится, делай сам!» – я перевела дыхание и попробовала взглянуть на ситуацию спокойно. Анализ случившегося прошёл достаточно просто. В детстве, чем бы ни занималась мать, это было крайне важно, и прерывать её запрещалось. Я разозлилась, когда муж нарушил то, что я считала границей. Во мне поднялась ярость, когда выяснилось, что правила, применяемые матерью, не распространялись на меня. Муж влез в мою готовку. Я хотела ответить так, как отвечала мать, но вместо этого решила использовать навыки выздоровления. Я попросила, чтобы в следующий раз, когда я буду занята приготовлением пищи или чем-нибудь другим, он сначала обратился ко мне, спросил, могу ли я прерваться, и лишь затем начинал разговор. Он пообещал попробовать и в следующий раз поступил именно так.

Длительная инвентаризация – Четвёртый Шаг – ставит передо мной вопросы по всем областям жизни. Я провела три разных исследования: одно – в группе по изучению Шагов, другое – со спонсором, третье – наедине с собой. Отвечая на вопросы, я поняла, кто я, что было со мной раньше, где я находилась на этапе каждой инвентаризации и куда шла.

С помощью этих инвентаризаций, я узнала, что я – живой человек, со своими предпочтениями, с пороками и добродетелями. Проанализировав свою семью, я осознала, что стыд, который я чувствовала, принадлежал не мне. С его помощью моя дисфункциональная мать контролировала мир вокруг себя. Благодаря Четвёртому Шагу я выросла эмоционально и духовно. Теперь я знаю, как быть такой, какой я всегда хотела быть.


Приступая к Четвёртому Шагу

Когда речь заходит о Четвёртом Шаге, многие взрослые дети говорят: «Зачем ворошить прошлое? Что было, то было. Я забуду и стану жить дальше».

На эти заявления ВДА найдётся, что ответить. Люди редко приходят в Сообщество по ошибке. Вы здесь не просто так, поэтому постарайтесь быть непредубеждёнными. Опыт показывает: прошлое может стать нашим самым ценным приобретением, если мы готовы попросить о помощи, проделать всю необходимую работу и выяснить, что с нами произошло. Даже те взрослые дети, которые и без проработки Шагов прекрасно помнят случаи насилия и пренебрежения, получат пользу от выполнения Четвёртого Шага. Сами воспоминания не всегда приносят исцеление и прощение себя.
Не понимая природу покинутости, заключённой в прошлом, взрослый ребёнок не может освободиться от неё. Неосознанное прошлое становится будущим для следующих поколений. Зависимость от других людей, от химических веществ и жалкое существование с удивительной точностью передадутся нашим детям. Мы просим вас сделать этот Шаг и все последующие, чтобы найти свою Истинную Личность и разорвать цикл семейной дисфункции. Если наши Шаги не принесут облегчения и ясности, мы полностью вернём вам весь прежний образ жизни. Таковы гарантии ВДА.


Срыв в ВДА

Если мы пропустим этот Шаг или последующий, мы рискуем снова оказаться в нездоровой зависимости от окружающих или вернуться к саморазрушительному поведению. Срыв в ВДА всегда связан с новым всплеском страха, ненависти к себе или покинутости из детства. Мы заново разыгрываем роли и зависимое поведение, которые переняли у своих нездоровых родителей. Срыв может принимать разные формы, но описанные особенности характерны для всех.

Одна из форм срыва выглядит следующим образом: взрослый ребёнок в течение нескольких недель находится во власти одной или нескольких черт выживания и наносит ущерб себе или окружающим. Эти черты мы называем Списком характерных особенностей (Проблемой) или шаблонами поведения. Иногда срыв означает, что мы остаёмся в отношениях, полных эмоционального или физического насилия, не имея чёткого плана по их завершению. В такой период взрослый ребёнок, как правило, возвращается к саморазрушительному поведению: алкоголизму, эмоциональному перееданию, употреблению наркотиков, азартным играм, беспорядочным половым связям. В срыве мы снова боимся людей, обладающих властью, или жестоко осуждаем себя. Некоторые из нас чувствуют «эмоциональное похмелье», после того как впадают в нездоровое зависимое поведение. Мы видим, что слабеют наши границы, и замечаем, как манипулируем людьми в надежде получить то, в чём, по нашему мнению, нуждаемся. В то же время другие взрослые дети начинают утверждать себя в семье, становясь контролирующей властной фигурой для ребёнка, жены или мужа. Раздражаясь, мы проявляем насилие: впадаем в ярость и забываем о честности. Возможно, мы испытываем муки совести, но чувствуем, что бессильны измениться. Если так происходит, значит, мы не дали настоящего шанса Программе или Шагам ВДА.

Кому-то Сообщество уже помогло освободиться от наиболее ярких форм разрушительного поведения. В срыве они найдут другую компульсию или выработают образ действий, который окажется столь же опасным. Каким бы ни был срыв, для взрослых детей он означает, что в том или ином виде к нам возвращается отрицание, и мы обнаруживаем, что снова пытаемся выжить с помощью шаблонов из Списка. Мы забываем, что у нас есть выбор. Мы снова играем дисфункциональную семейную роль, перестаём чувствовать и, как правило, прекращаем посещать собрания.

В ВДА благодаря твёрдому намерению любить себя и быть добрыми к себе мы достигаем «эмоциональной трезвости». С её помощью мы перестаём вредить себе.


Пересматривая Первый, Второй и Третий Шаги

Многие из нас начинают Четвёртый Шаг с ревизии трёх предыдущих. В Первом Шаге мы поняли, что бессильны перед последствиями семейной дисфункции и что наша жизнь становится неуправляемой, когда мы пытаемся контролировать других или удовлетворять свои внутренние потребности из внешних источников. Мы бессильны перед чертами выживания, которые выработали, чтобы сохранить себя в дисфункциональной среде; однако, мы знаем, что со временем сможем смягчить или ослабить некоторые шаблоны поведения ВДА.

Во Втором Шаге мы узнали, что значит «прийти к убеждению». Мы поняли, что наделяли Высшую Силу чертами своих родителей: безразличием, укорами или жестокостью. На этом Шаге мы учимся отделять Бога от их поведения. Мы стараемся увидеть в отце и матери двух людей, давших нам жизнь, а в Высшей Силе – Истинного Родителя, который никогда не покинет нас.

В Третьем Шаге мы поняли, что компульсивное стремление контролировать себя и других мешает нам воспринимать волю Бога для нас, а она заключается в том, чтобы мы жили в гармонии со своими чувствами, в творчестве и духовности. Если мы отпускаем, Бог вручает нам подарок – настоящую возможность выбирать. До выздоровления все наши попытки сделать выбор были на самом деле завуалированным контролем. Третий Шаг показал, что зачастую возможность выбирать начинается после столкновения с отрицанием. Мы растём в Программе и постепенно в наших решениях появляется подлинный выбор, мы развиваем способность различать суть вещей. Мы учимся спокойствию и знаем, что Бог есть Бог.

Разница между тщательной бесстрашной инвентаризацией в Четвёртом Шаге и идентификацией наших мыслей и поступков в Первом заключается в балансе. В Первом Шаге мы анализировали последствия воспитания в атмосфере насилия и смотрели, как это насилие проявило себя в нашей сегодняшней жизни через защитные механизмы, приобретённые в детстве. В каком-то смысле мы проделали инвентаризацию родителей. Мы определили, что с нами произошло, чтобы ясно увидеть, как жить дальше. В Четвёртом Шаге мы уравновесим знание о последствиях семейного насилия анализом собственного проблемного поведения. Повзрослев, мы стали причинять вред окружающим. Мы принимали неправильные решения, основываясь на опыте родительской семьи, и обвиняли других людей, когда те вынуждали нас измениться. Многим из нас пришлось неоднократно повторять одни и те же ошибки, потеряв надежду научиться действовать иначе. В глубине души мы поверили, что не сможем жить по-другому. Порой в попытке избежать критики мы занимали позицию жертвы, но это только усугубляло чувство беспомощности. Мы всё глубже погружались в отчаяние и ненависть к себе. Или же мы становились страдальцами: винили окружающих за насилие с их стороны, но отказывались взять ответственность за работу над своим выздоровлением. Многие бунтующие взрослые дети используют пережитое насилие, чтобы оправдать и защитить своё откровенно нездоровое поведение и отвергнуть любые предложения помощи. Мы должны найти способ сдаться и начать учиться новому. Нам необходимо уяснить, что предложения помощи – это не критика и не нападение на нас.

У многих есть дети, которые однажды окажутся в ВДА из-за того, что получили от нас болезнь – семейную дисфункциональность. Пусть мы не хотели этого, но часто именно так и происходит. Нам стыдно, мы переживаем, глядя на то, что сделали с собой и с ними. Но ВДА даёт надежду. С помощью поддержки нашей группы и спонсора мы сможем измениться. Мы приходим к убеждению, что можно жить по-другому. Если мы настойчиво работаем по Шагам ВДА, в жизни происходят такие чудеса, о которых мы и подумать не могли. Обычно в результате работы по Четвёртому Шагу мы обретаем исцеление и глубже ощущаем присутствие Бога. Чувство стыда растворяется, и этот Шаг освобождает от убеждения, что нас нельзя простить. Полученная свобода крепнет с завершением каждого из последующих Шагов.


Инвентаризация, лишённая обвинений

В работе по Четвёртому Шагу ВДА мы должны помнить самое главное: это инвентаризация, лишённая обвинений. Основатель ВДА Тони А. считал, что взрослым детям следует провести «тщательную и лишённую обвинений инвентаризацию родителей, потому что по сути мы стали ими». Тони говорил, что мы интернализировали своих родителей. Мы превратились в них на уровне мышления и поведения, даже если старались быть другими.† Хотя в первую очередь в этом Шаге мы занимаемся собой, мы также добавляем к нему инвентаризацию семьи. Без этого в ВДА мы не сможем провести тщательную и бесстрашную инвентаризацию.

Целью Четвёртого Шага, как и любого другого Шага ВДА, не могут быть обвинения. И тем не менее мы должны вернуть родителям и родственникам ответственность за их действия и бездействие. Отсутствие обвинений и возвращение ответственности – вот что поможет провести сбалансированную и одновременно тщательную инвентаризацию.

Мы возвращаем ответственность своей семье, когда называем то, что с нами происходило, не боясь, что нас станут высмеивать или нам не поверят. В Четвёртом Шаге мы открыто говорим об угрозах, побоях, неподобающих прикосновениях, обо всём, что бы с нами ни случалось в прошлом. Мы рассказываем о своём опыте спонсору или духовному наставнику.

Мы стараемся никого не обвинять, помня о наследственной природе семейной дисфункциональности. Родители посеяли в нас семена стыда и страха, переданные им предыдущим поколением. Они тоже были детьми, которым не оставили выбора. Они выживали так же, как выживали мы. Одни родители были явными садистами, далёкими от раскаяния, другие же старались сделать наилучшее, что было в их силах. Эти люди приняли осознанное решение воспитывать своих детей не так, как воспитывали их. Многие из них воздерживались от алкоголя, но и они транслировали детям страх и стыд. Некоторые научились говорить детям поддерживающие слова любви и поощрения, но всё равно передали им собственную неуверенность и неспособность по-настоящему любить себя. Многие из нас – дети именно таких родителей. Мы отыгрывали своё внутреннее состояние через зависимости и другое саморазрушительное поведение, продолжая семейную дисфункциональность.

Непьющие родители, сами воспитанные в алкогольной среде, по сути являются невыздоравливающими взрослыми детьми, которые, сами того не желая, транслируют семейную дисфункциональность. Они представляют собой типичных зависимых личностей, которыми руководят внутренние наркотики страха, эмоционального возбуждения или тревожности. В этом состоит пара-алкоголизм. Он сказывается на детях точно так же, как сказывается активное употребление алкоголя. Наши непьющие родители были зависимыми людьми, которыми управляли сотни видов страхов и сомнений в себе. Они проецировали на нас страх и тревожность, и это приводило к тем же последствиями, что и алкоголизм. Таким образом родители передали химическую зависимость или зависимость от других людей, даже не сделав и глотка спиртного.

Пьющих родителей мы также не стремимся обвинять. Алкоголик страдает неизлечимым заболеванием, которое прогрессирует и усугубляется. Алкоголик болен на уровне тела и разума. Обвиняя больных людей, мы не сможем достичь того духовного уровня, к которому стремимся.

Наш отказ от обвинений не означает, что мы станем подавлять гнев или отвращение. Многие из нас переживают ярость, рассказывая о насилии и пренебрежении. Эти чувства – совершенно естественная реакция на жестокое и нездоровое обращение родителей.

Мы стараемся не занимать позицию жертвы. Такое мышление помешает нам получить эмоциональные и духовные дары ВДА. Если мы научимся точно называть произошедшее с нами, а не обвинять других, мы найдём дорогу к исцелению и прощению себя. Если мы сможем назвать истинную природу покинутости и стыда, это даст нам энергию. Встав на этот путь, мы выходим из роли жертвы и возвращаем свою личную силу. Четвёртый Шаг дарит нам шанс прояснить события прошлого и превратить болезненное детство в самое ценное приобретение. Когда мы понимаем, что с нами произошло, мы обретаем способность помогать другим взрослым детям так, как не сможет никто другой, даже самые преданные своему делу специалисты или служители церкви. Со смирением мы скажем наконец: «Вот, что со мной случилось. Это история моей жизни. И можно жить по-другому».

Мы стараемся вернуть родителям ответственность, но в то же время особое внимание уделяем справедливости по одной простой причине. Многим из нас в процессе проработки Четвёртого Шага предстоит осознать, какой вред мы нанесли своим детям. Мы передали им то, что сделали с нами. Многим удалось изменить своё поведение и возместить ущерб. Тем не менее кому-то однажды суждено стать объектом инвентаризации собственных детей, пришедших в ВДА. Вот поэтому мы проводим лишённую обвинений, и в то же время справедливую, инвентаризацию семьи и родителей. Если мы справедливы, то и сами сможем надеяться на справедливость.

Хотя в Четвёртом Шаге мы анализируем наследственную природу семейной дисфункиональности, мы должны помнить, что этот Шаг посвящён инвентаризации себя. В ВДА мы учимся видеть своё отрицание и заниматься собой. Это означает, что вместе с поведением родителей мы анализируем своё собственное. Мы концентрируемся на себе и стремимся обрести ясность и освободиться от семейной дисфункциональности. Мы прекращаем попытки исцелить родительскую семью через текущие отношения. Мы хотим выйти из изоляции и перестать повторять одни и те же шаблоны, которые оживляют наши худшие страхи – покинутость и ненависть к себе. Мы хотим вернуть свою целостность.

Когда вы работаете над Четвёртым Шагом, и вообще над всеми Шагами ВДА, мы просим вас относиться к себе бережно. Необходимо сочетать испытующий взгляд на своё поведение с особой мягкостью к себе. Мы должны твёрдо защищать Внутреннего Ребёнка, или свою Истинную Личность. В то же время нельзя позволить страху или другим неприятным чувствам помешать нам честно исследовать собственное поведение.


Таблицы и задания Четвёртого Шага

Приведённые ниже таблицы и задания помогут детально проанализировать последствия воспитания в дисфункциональной семье. По таблицам проводят инвентаризацию черт выживания, секретов, ущерба, обид, сексуального насилия и посттравматического стрессового расстройства. Большинство взрослых детей страдают той или иной формой ПТСР, которое часто выражается в сверхбдительном внимании к происходящему вокруг и пристальном слежении за словами и действиями других людей. Это последствия воспитания в обстановке, где нам всё время приходилось быть начеку.

Духовные принципы Четвёртого Шага – честность перед собой и мужество. Мы предлагаем вам быть честными и дотошными, но в то же время бережными с собой. Взрослые дети с лёгкостью перечисляют свои недостатки и берут ответственность за чужие поступки. Важно сохранить баланс и найти свои достоинства, даже если кажется, что вы ими не обладаете. У вас есть хорошие черты. Эти упражнения помогут быть бережными к себе и уравновесить дефекты характера ценными качествами.

Мы рекомендуем вам постоянно общаться со своим спонсором или психологом пока вы будете заниматься этими упражнениями. С помощью собраний, телефонных звонков и электронных писем членам Сообщества вы сможете не терять из виду свою цель и полностью сосредоточиться на том, что делаете. Четвёртый Шаг – это шанс разобраться в том, что случилось с нами. Мы проходим этот этап в атмосфере любви, понимания и поддержки. Этим наш нынешний опыт отличается от того, который нам пришлось получить в детстве, когда мы не могли говорить, доверять или чувствовать. Четвёртый Шаг даёт возможность нарушить все три дисфункциональных правила при поддержке ВДА и Бога, как мы Его понимаем.


Распознать свои чувства

Прежде чем приниматься за упражнения Четвёртого Шага, пересмотрите список чувств, приведённый ниже. В нём объясняется, как наши чувства проявляются на телесном уровне. Он пригодится, когда мы начнём выполнять упражнения.

Некоторым взрослым детям не только свойственно подавлять чувства или диссоциироваться от них, им сложно распознать и понять их. Возможно, нам показывали список чувств, а мы смотрели и не понимали, что означают эти слова. Мы не можем разобраться в этой сфере, потому что называть и проживать свои чувства для нас совершенно ново. В детстве и юности они зависели от настроения и поведения родителей. Мы бдительно следили за тоном их голоса, жестами и позами. Мы наблюдали за поведением отца или матери, пытаясь понять, что нужно чувствовать или не чувствовать. На момент прихода в Сообщество многие из нас не подозревают, что наши чувства могут отличаться от чувств близких людей. Если дорогой нам человек грустит или злится, можно сопереживать ему, но необязательно тоже испытывать грусть или злость. В ВДА мы узнаём, что иметь собственные чувства нормально. Мы можем поддержать человека, не повторяя его состояние и не пытаясь его исправить. Так мы пробуждаемся, начинаем распознавать свои эмоции и учимся по-настоящему поддерживать другого, не впадая в нездоровую зависимость.

Следует добавить, что в наших семьях пользовались названиями чувств, имея в виду нечто совершенно иное. Эта несовпадение искажало реальность и привело к неумению распознавать чувства во взрослом возрасте. Много раз родители своё словесное или физическое насилие называли любовью и заботой. «Я делаю это только потому, что люблю тебя», – говорили они. «Не надо так переживать» – этими словами нас отучали чувствовать или объясняли, что чувства не важны.

Многие взрослые дети рассказывают, что до ВДА их чувства были завязаны в узел. Они либо одинаково выражали несколько чувств, либо испытывали одно непонятное. Так, гнев, стыд, радость или беспокойство проявлялись слезами. Они плакали, когда злились и когда ощущали душевный подъём. Разные чувства были словно переплетены между собой и мало отличались друг от друга.

В то же время другие взрослые дети отрицают наличие чувств или неспособны распознать их. Они рассказывают, что ощущают внутреннюю пустоту и с трудом понимают, что чувствуют; их смущают разговоры о чувствах. Ниже мы приводим список двенадцати чувств и рассказываем, как они проявляются у взрослых детей. Их описание составлено на основе опыта Сообщества.


1. Любовь (меня любят) – чувство ценности, ощущение, что нас понимают, слушают и слышат. Чувство защищённости рядом с другим человеком. Тепло на сердце. Лёгкость в теле.

2. Страх/гнев – страх обычно прячется за гневом. Страх – сердце стучит, зрачки расширены, учащенное дыхание, мурашки по коже, крайняя настороженность. Гнев – напряжённые челюсти, давление за грудиной, сжатые зубы, расширенные зрачки, злобные мысли.

3. Стыд или стеснение – интенсивное чувство неправоты, провала или глубокой неполноценности. Внутренний разлад. Жжение в животе. Кажется, что тело сжимается. Что-то внутри скручивается спиралью в области живота и/или груди. Горло сдавливает. Не вымолвить и слова. Тяжесть в груди, затруднённое дыхание. Как будто все вокруг на тебя смотрят.

4. Вина – чувство неловкости или сожаления за неправильный или пренебрежительный поступок в отношении другого человека. Вина отличается от стыда тем, что обычно связана с нашими действиями, а не с тем, кто мы есть.

5. Веселье – лёгкое чувство приподнятого или хорошего настроения. Смех и улыбки. Божье благословение.

6. Покинутость – ощущение потери, оставленности, брошенности, как будто нас забыли, не замечают, предают. Чувство уязвимости. Кажется, будто тело стало маленьким. Тупик. Состояние полной растерянности.

7. Смущение – чувство, возникающее оттого, что нас застали, застукали с поличным, припёрли к стенке, высмеяли. Кровь приливает к голове. Жар или покраснение лица. Поверхностное дыхание. Непроизвольные спазмы в желудке.

8. Предательство (меня предали) – похоже на покинутость. Нам лгали, нас обманули, нас одурачили. Внутри всё скручивается. Слабость в руках и ногах. Молиться очень тяжело.

9. Удовлетворение – ощущение внутренней наполненности, покоя, тишины. Доверие. Присутствие здесь и сейчас. Мысли не блуждают. Контакт с телом. Заземлённость, твёрдая почва под ногами.

10. Надежда – ожидание, что всё получится, доверие себе и другим, энергия прибавляется. Дышать легко. Все пути открыты.

11. Вдохновение – предвкушение, живой интерес к людям и предметам, цвета кажутся ярче, проблемы перестают пугать. Больше энергии в теле. Лёгкая походка. Все препятствия преодолимы.

12. Унижение – самое сокровенное выставлено напоказ, поругано или испорчено поступком другого человека или своим собственным. Внутри пустота. Зияющая пропасть. Словно душу вынули.

13. Потеря или горе – чувство, будто что-то отняли, тоска, растерянность относительно будущего. Пустынная детская площадка и одиноко раскачивающиеся качели.

14. Радость – ощущение интеграции черт выживания/ шаблонов поведения. Кончилась ночь души, и мы выходим из неё твёрдой поступью. Расколотое Я становится целостным. Внутренний покой. Осознание Истинной Личности. Уверенность, что можно доверять себе. Мы излучаем свет и замечаем его в других. Энергия и тепло разливаются по телу.


Шкала интенсивности чувств

Для подготовки к следующему упражнению выберите три чувства. Для каждого из них нарисуйте шкалу от одного до десяти, где десять будет отметкой максимальной интенсивности. Можно взять чувство из прошлого или из настоящего. Пользуйтесь любыми подсказками, чтобы вспомнить чувство. Подумайте о месте или обстоятельствах, в которых оно появилось. Какие слова были сказаны и как? Что произошло? Который был час, какая температура? Что было на вас надето?

Если вам сложно распознать чувства, вспомните фильм, который вызвал грусть, радость или гнев. Какая сцена? Что именно пробудило это чувство?

Один из членов Сообщества рассказывал, как, выполняя это упражнение, пришёл на пустой школьный двор и ощутил там своё детское одиночество. Другой говорил, что некоторые чувства возникали в ответ на определённые цвета, запахи или образы.


Пример шкалы интенсивности чувства:

Название чувства ___________________.



Упражнения Четвёртого Шага:

1) Инвентаризация черт из Списка (черт выживания)

Ниже приведены четырнадцать черт взрослого ребёнка или шаблонов поведения ВДА. Выделите номера тех, с которыми вы идентифицируетесь, и опишите, как они проявляются в вашей жизни.

Пример:

Первая черта:

Мы оказались в изоляции и стали бояться людей и властных фигур.

«Мать постоянно была пьяная и излучала ненависть, сегодня мне страшно, когда я нахожусь рядом с разгневанными или грубыми людьми».


Начало (отметьте черты, с которыми чувствуете идентификацию):

1) Мы оказались в изоляции и стали бояться людей и властных фигур.

2) Мы постоянно ищем одобрение и потеряли себя в этом поиске.

3) Мы боимся разгневанных людей и любых критических замечаний в свой адрес.

4) Мы стали алкоголиками либо вступили в брак с алкоголиками (либо всё вместе); либо нашли другую зависимую личность, например, трудоголика, чтобы удовлетворить свою болезненную потребность в покинутости.

5) Мы занимаем позицию жертвы, и эта черта определяет наши любовные и дружеские отношения.

6) Мы слишком ответственны, нам проще заниматься проблемами других, чем решать свои; это позволяет не замечать собственные недостатки.

7) Мы испытываем чувство вины, когда защищаем себя,
а не уступаем другим.

8) Мы стали зависимы от эмоционального возбуждения.

9) Мы путаем любовь с жалостью и склонны «любить» людей, которых можем «жалеть» и «спасать».

10) Мы запрятали вглубь себя чувства из травмирующего детства и утратили способность испытывать или выражать их, потому что это причиняет слишком сильную боль (отрицание).

11) Мы сурово осуждаем себя, у нас не развито чувство собственного достоинства.

12) Мы зависимые личности – мы панически боимся быть брошенными и делаем всё, чтобы удержать отношения, лишь бы не испытывать болезненное чувство покинутости, доставшееся нам от жизни с нездоровыми людьми, которые никогда не были эмоционально с нами.

13) Алкоголизм – семейная болезнь; мы стали пара-алкоголиками (созависимыми) и переняли все признаки этой болезни, даже если не употребляли спиртное.

14) Пара-алкоголики (созависимые) скорее реагируют, чем действуют.

(Примечание: Задания по Четвертому Шагу и рекомендации по их выполнению можно скачать здесь http://vda-sait.narod.ru/index/0-40)


5 шаг
Пятый Шаг

Признали перед Богом, собой и другим человеком истинную природу наших заблуждений.

Он ожидал приговора, а нашёл справедливость

Когда я делал Четвёртый и Пятый Шаги с психологом, работающим в рамках ВДА, мне всё время напоминали, что я должен быть бережным с собой, в то же время оставаясь предельно честным относительно ущерба, который я причинил другим.

В двенадцатишаговой Программе, в которой я начинал, не разрешалось анализировать поведение других людей. В ней не было места изучению семейной дисфункциональности. Мне посоветовали простить родителей, и я сделал это, но не обрёл чувства целостности.

Когда я работал по Шагам программы ВДА, я смог увидеть не только собственное эгоистическое поведение, но и свои потери, стыд и покинутость. Мне удалось понять, каким образом родители меня покидали. Они старались любить и защищать меня, но в действительности передали мне низкую самооценку и ненависть к себе. Раньше я говорил, что они делали для меня всё, что могли, а теперь говорю, что они передали мне то, что получили сами – семейную дисфункциональность.

Бережное отношение к себе, а также составление списка своих сильных сторон сначала показались мне делом странным и даже ненормальным. Но мой психолог подбадривал меня, и я рискнул. Через некоторое время я поверил, что мне не только есть над чем поработать, но и в то, что у меня уже есть положительные качества. Пятый Шаг позволил объективно взглянуть на собственную жизнь. Я и не надеялся на это. Вместо приговора меня ожидала справедливость.

Истинная природа его заблуждений

Я приступил к Пятому Шагу, ничего не скрывая. Я полагал, что терять мне нечего. Лучшее, что я сделал в своей жизни, – это пришёл на первое собрание по Двенадцати Шагам 22 года назад. Если бы тогда меня снова поймали пьяным за рулём, то уже точно отправили бы в тюрьму. Я обрёл трезвость и затем нашёл программу ВДА. Благодаря этому и моя жизнь, и Двенадцать Шагов наполнились новым смыслом, который продолжает крепнуть внутри меня даже 20 лет спустя.
В Пятом Шаге я обнаружил истинную природу своих заблуждений. Например, я понял, что, украв что-либо, я совершал и юридическое правонарушение, и духовное. С юридической стороны моя мелкая кража была противозаконна. Её духовный вред заключался в том, что она отделяла меня от Высшей Силы. Когда я воровал, пытался забыться через секс или наркотики, я отрывал себя от Высшей Силы и других людей.

Сделав Пятый Шаг, я перестал постоянно чувствовать себя таким одиноким, как прежде. С тех пор у меня случались моменты одиночества, но не настолько сильные. Я наконец чувствую, что нашёл своё место. Я член ВДА.

Самый важный урок – слушать и доверять

Я думаю, самый важный урок, который я вынес из Пятого Шага, заключался в том, что я доверился другому человеку настолько, чтобы рассказать о своей жизни. Я, наконец, решился поведать обо всех своих мыслях и поступках, которые, по моему мнению, лишали меня права на помощь.

Я помню, как странно себя чувствовал, проговаривая некоторые вещи, но мой спонсор просто слушал и кивал головой в знак согласия. Иногда он рассказывал случаи, в которых вёл себя так же, как я. Он не осуждал меня, и я чувствовал огромное облегчением.

С тех пор я сам не раз становился спонсором, принимал Пятый Шаг, и награда была потрясающей. Я смог передать этот подарок – слушать и не осуждать – другому человеку. На мой взгляд, в этом суть программы ВДА. В детстве мы были лишены этого. Мы никому не могли доверять или нас просто некому было выслушать. Я каждый день благодарю Бога за нашу Программу.

Она всё-таки сделала Пятый Шаг

Я подумала, что могу проскочить признание истинной природы своих заблуждений перед Богом и собой, потому что уже всё признала, пока писала инвентаризацию в Четвёртом Шаге. Оглядываясь назад, я вижу, что Четвёртый и Пятый Шаги не зря отделены друг от друга, это даёт время, необходимое для настоящих изменений. Нам нужно время, чтобы вспомнить всё, что случилось, и рассказать об этом своему спонсору или психологу.
Положительный эффект Пятого Шага состоит в том, что у меня улучшаются отношения как с Высшей Силой, так и с собой. В этом мне помогают доверие и честность в общении.


Она нарушила правило «не говори» и обрела свободу

Пятый Шаг определённо стал для меня самым трудным. Я вспоминаю своё детство: у отца периодически случались вспышки гнева, и тогда все ходили на цыпочках. Впоследствии никто и никогда не говорил о случившемся. Извинений не было и в помине. Отец часто повторял: «Никого не интересует, что ты там хочешь сказать. Ничего стоящего от тебя не услышишь. Когда ты болтаешь, ты ничему не учишься. Так что помалкивай».

Обратиться к малознакомому человеку, чтобы пару минут поговорить о своих проблемах, мне было неимоверно трудно. Попросить выслушать целый Пятый Шаг было ещё тяжелей. Работая над ним, я переступила отцовские наставления. Мы со спонсором потратили два вечера, по три часа каждый раз. Я рассказала ей о дефектах своего характера, о своей жизни и о том, в какой мере способствовала возникновению своих проблем. Я чувствовала вину за те ошибки, которые допустила, но признание этих ошибок принесло невероятную свободу.

Пятый Шаг дался мне очень нелегко. Зато в награду я получила освобождение от прошлого.



Основная мысль Пятого Шага

Работая над Пятым Шагом, мы разрушаем три основных правила, въевшихся в душу в результате дисфункционального воспитания. Эти правила гласят: «не говори, не доверяй, не чувствуй». Когда мы росли, мы были вынуждены либо не верить собственным глазам, либо не верить тому, что говорили родители. Насилие зачастую преуменьшалось или ему находились оправдания, в итоге мы переставали доверять своему восприятию.

Правило «не говори» возникает в семьях, где детям часто советуют «помалкивать» или «быть потише», если они пытаются говорить и выражать свои мысли. Иногда детей просто игнорируют, в результате чего они приучаются молчать.

Правило «не говори» кроме того означает, что дома не обсуждаются важные вещи, например, чувства или духовные переживания. Этот же запрет помогает хранить нездоровые семейные секреты.

Дисфункциональное правило «не чувствуй» подразумевает, что чувства не имеют ценности или кажутся такими пугающими, что лучше их не касаться. До выздоровления, когда мы проявляли свои эмоции, нас обвиняли в чрезмерной восприимчивости или незрелости. Чтобы избежать насмешек, мы скрывали свои переживания. Именно это правило лежит в основе нашей способности подавлять чувства, например, страх. Некоторые из нас долгие годы провели в постоянном напряжении, боясь стать посмешищем в глазах родителей, спровоцировать их брань или побои. Многие приходят в Программу в состоянии внутреннего оцепенения, вызванного постоянным страхом. Мы не всегда можем распознать это чувство, но именно оно заставляет нас быть сверхбдительными.

В Пятом Шаге мы говорим о том, что произошло, и доверяемся другому человеку, который выслушает нас и не осудит. Мы проживаем возникающие чувства, благодаря поддержке нашей группы ВДА, спонсора или психолога.

Мы наконец получаем возможность говорить о том, что имеет значение, не отрицая и не замалчивая события. Это решающий шаг для всех взрослых детей, которые хотят покончить с последствиями воспитания в дисфункциональной семье и продолжить свой духовный рост в программе ВДА.

Мы знаем, что разрушение дисфункциональных семейных правил даётся нелегко. Они подобны чертам выживания, выработанным в детстве. Хотя мы научились доверять этим правилам и ежедневно пользоваться ими, они давно пришли в негодность и разрушают нашу жизнь и отношения. Мы должны найти другой способ жить – в гармонии со своими чувствами, с опорой на веру и интуицию.

В Пятом Шаге некоторые взрослые дети впервые в жизни получат возможность поделиться мучительными воспоминаниями о перенесённом насилии. Мы понимаем, сколько мужества потребуется для этого. Мы знаем, что придётся впустить кого-то в потайные уголки сознания, которые, как вам казалось, навеки закрыты на замок. Но это и есть те самые тайны и тяжёлые воспоминания, которые необходимо выпустить наружу. Теперь вы в безопасности и можете сделать этот Шаг с помощью спонсора, психолога, которому доверяете, или духовного наставника.


Не допускать полумер

Опыт показал, что ограничиваться полумерами в Шагах или пропускать Пятый Шаг для взрослых детей разрушительно. Те, кто отказываются от него, не могут духовно расти в Программе. В Четвёртом Шаге они вскрыли болезненное поведение и секреты, но, пропуская Пятый, не смогут освободиться от своей боли. Люди оказываются в тупике. Они посещают собрания и хорошо знают Программу, но продолжают находиться во власти наиболее болезненных шаблонов поведения. Часто они красиво выступают на собраниях и говорят разумные вещи, но так и не могут посмотреть в лицо своим страхам и секретам. Здесь и таится разгадка. Они продолжают воспроизводить ситуации, в которых переживают детскую покинутость, постоянно оказываются в хаосе или испытывают жгучее чувство стыда. Они до сих пор в какой-то степени несут на себе бремя ответственности за дисфункциональность родителей.

Избегая Четвёртого и Пятого Шагов, взрослые дети лишь усиливают нездоровый контроль и преграждают себе путь к Богу. Многие перестают посещать собрания и никогда не возвращаются. Другие пытаются работать по Программе, но чувствуют себя обманутыми и Высшей Силой, и ВДА. Они ведут двойную жизнь: время от времени «для галочки» появляются на собраниях, но не предпринимают активных попыток что-то изменить. Наши сердца наполнены сочувствием к этим страдающим взрослым детям. Им нужно выполнить эти Шаги. Пятый Шаг показывает, как важно последовательно проходить все этапы Программы.

Если мы пропускаем Пятый Шаг или пытаемся свести его выполнение к минимуму, мы вряд ли сможем претендовать на обещания программы ВДА. В Двенадцати Обещаниях говорится об умении жить в мире с собой, испытывая благодарность за то, что мы выжили в невыносимых условиях. У нас есть что предложить миру, но нам придётся прилагать усилия, чтобы заявить об этом. Таким образом мы осознаём, как много значат наша история и опыт.

В действительности, выполнить Пятый Шаг гораздо проще, чем вести созависимое существование, наполненное страданиями и хаосом. Нам приходится прилагать гигантские усилия – эмоциональные и умственные, – чтобы управлять своей жизнью с помощью дисфункционального контроля или поддерживать отношения, лишённые любви.


Пройти через боль

Невозможно оставить в стороне Четвёртый и Пятый Шаги. Мы должны пройти через них, чтобы добраться до противоположного берега и обрести Бога, как мы Его понимаем: Он ждёт нас там, чтобы навсегда заключить в свои объятия. Это наш опыт. Тысячи взрослых детей выполнили Пятый Шаг и обрели умиротворение и душевный покой, которые раньше были им неведомы. Они ждут вас по другую сторону Пятого Шага. Они обратились к внутренней силе, которая помогла им выжить в дисфункциональной среде. Они использовали эту силу, чтобы пройти Пятый Шаг. Её источник неиссякаем. Она есть и в вас, раз вы выполнили первые четыре Шага этой Программы.

Пятый Шаг даёт возможность поговорить о важном с тем, кому мы доверяем. Мы делаем его, не давая грандиозных обещаний стать совершенными или стремиться к этому. Мы рассказываем свою историю другому человеку искренне и честно, а результат оставляем Богу, как мы Его понимаем. Теперь мы можем дать себе передышку и менять свою жизнь, не торопя события. Мы заявляем о своей человеческой природе и находим своё место в этом мире.


Стать себе Любящим Родителем

Помимо разрушения дисфункциональных семейных правил, Пятый Шаг является очередным значимым этапом, на котором мы учимся относиться к себе с родительской любовью и видеть истинную природу своего детского чувства покинутости. Эта покинутость привела к тому, что мы наносили вред окружающим. Мы взвешенно анализируем, какой ущерб причинили себе и другим людям. Умение быть себе родителем подразумевает способность распознавать
внутренний критикующий голос, питающий нашу неуверенность и саморазрушительное поведение. Благодаря родительской заботе о себе мы начинаем признавать свои хорошие стороны. Наши достоинства обесценивали, но всё-таки они есть. Мы не замечали свою внутреннюю ценность, поскольку концентрировались на ложном чувстве ущербности или безнадёжной неадекватности. В Пятом Шаге мы должны честно обозначить своё эгоистическое поведение и взять ответственность за него. Нам также следует открыть глаза и увидеть доброту и любовь, присущие нам изначально. Некоторым трудно найти и признать свои положительные качества, однако они есть. Мы развиваем родительское отношение к себе, а значит, отмечаем свои сильные стороны и бросаем вызов Внутреннему Критику. Таким образом мы осознаём, что не так уж плохи, как полагали, но и не так великолепны. Мы в равной степени наделены достоинствами и недостатками. Мы учимся признавать и учитывать те и другие.

Мы подходим к Пятому Шагу с позиции любви к себе и веры в то, что Высшая Сила рядом и не оставит нас. Мы внимательно изучили себя и свою семью в Четвёртом Шаге, ничего не утаив. Сейчас мы готовимся доверить Богу и человеку, который поймёт нас, горечь, стыд и болезненные секреты, накопившиеся за годы молчания.

Многие члены ВДА предпочитают рассказывать Пятый Шаг спонсору или психологу, так как у них сформировалось доверие к этим людям. Важно, чтобы выбранный человек, понимал, что мы пытаемся сделать. Когда мы приходим поведать свою историю, мы не должны объяснять ему или ей механизм Пятого Шага или обучать программе ВДА. Мы обращаемся к надёжному человеку, который не будет выносить суждения о нашей жизни.

Духовные принципы Пятого Шага – это честность и доверие. От нас потребуется честно рассмотреть последствия воспитания в дисфункциональной семье. Это наши черты выживания: угодничество, зависимость или отношения с зависимым, страх властных фигур, чувство вины, когда мы просим о необходимом. Мы часто путаем любовь с
жалостью и стремимся «любить» тех, кого можем спасать. Мы и сами не прочь выступить в роли спасаемого. Мы остаёмся в отношениях, полных насилия, потому что они напоминают наше детство. Мы панически боимся быть покинутыми, из-за этого терпим высокий уровень насилия и пренебрежения уже во взрослом возрасте. Насилие кажется нам нормальным.

В Пятом Шаге нам также необходима честность в отношении тех, кому мы навредили, включая нас самих.

Чтобы увидеть истинную природу наших заблуждений, нам следует честно проанализировать свои мотивы и намерения. Мы должны признать, что были неправы, не преуменьшая ошибки, но и не раздувая их. Многие взрослые дети наносят вред другим под давлением чувства собственной никчёмности или нежеланности. Движимые внутренней болью мы вредим окружающим, чтобы хоть немного ощутить власть над ними или воссоздать изоляцию, к которой привыкли с детства. Наносить вред другим людям – безусловно неправильно, но, поступая так, мы на самом деле вредим себе. Обижая других, мы обычно отыгрываем одну из черт выживания. Такое поведение лишает нас возможности заняться собственной изоляцией и чувством ущербности.

Старинная мудрость гласит: «Если человеку больно, он старается причинить боль другому», и со взрослыми детьми, по-видимому, так и происходит. Эта мысль означает примерно следующее: «Если я смогу нанести удар прежде, чем ты ударишь меня, я буду чувствовать, что я сильнее и контролирую ситуацию».

Наша внутренняя боль не даёт нам права ранить других людей; понимание природы этого чувства помогает освободиться от него. С осознания своей боли начинаются изменения, и мы учимся любить себя. Мы прислушиваемся к этой боли и исцеляем её любовью.

Если мы преуменьшаем свои изъяны или не можем увидеть их истинную природу, значит в Пятом Шаге нам не удалось достичь честности по отношению к себе. Быть честным не означает причинять себе вред. Мы не хотим переусердствовать и оказаться безжалостно жестокими. Если мы станем преувеличивать свои недостатки и уничтожать себя за них, то рискуем скатиться в мученичество или занять позицию жертвы.

В то же время не стоит слишком смягчать вред, причинённый другим людям. Из-за чрезмерной снисходительности можно начать относиться к себе как к «бракованному товару», без надежды на восстановление. Тогда мы застрянем в положении жертвы, утонем в саможалости, либо собьёмся с пути объективного исследования себя в Пятом Шаге. Вот ключ к предельной честности, которая находится между самобичеванием и снисходительностью: мы обретаем готовность смело взглянуть на всё, что совершили, а затем пройти путь к изменению. Мы работаем по Шагам, слушаем и говорим о своих чувствах с другими людьми. Если боль от ощущения неполноценности или стыда возникает снова, мы пережидаем её, а не отыгрываем, как раньше. Эта боль пройдёт. Мы молимся и ищем правильный путь с помощью спонсора, информированного психолога или членов группы ВДА. Ответ придёт, и мы его услышим.

Именно в Пятом Шаге у нас складывается более объективное представление о том, какие из нас получились сыновья, дочери, граждане, работники, бизнесмены и духовные искатели. Поскольку мы выросли в семьях, где не было гармонии, а процветало насилие и критическое отношение, нам нелегко принять свои положительные стороны. Но в нас есть сострадание, доверие, разумность и духовность. Мы обладаем дружелюбием, честностью и упорством. Мы не дисфункциональны по сути, но мы впитали в себя пагубные черты, выработанные в детстве. В Пятом Шаге мы честно рассматриваем своё поведение и искренне пытаемся измениться. Нам станет лучше от этих усилий и хороших качеств, которые мы обнаружим, какой бы ни была история нашей жизни.


Истинная природа

Когда мы постигаем истинную природу своих заблуждений, мы видим, что наносили себе вред, руководимые чувствами отверженности, неполноценности или покинутости. По дальнейшему размышлению мы поймём, что некоторые поступки могут иметь юридические и духовные последствия. Когда мы нарушаем закон, это влечёт как юридическую ответственность, так и духовную изоляцию. Своим поведением мы отделяем себя от Высшей Силы и несём духовные потери.

Некоторые взрослые дети совершили преступления, вследствие чего попали в тюрьму или потеряли семью и работу. Другие были настолько желчными и неуживчивыми, что оказались в одиночестве. Третьи сохранили работу и отношения, но потеряли истинную связь с жизнью. Каждый из этих взрослых детей поступал неправильно и должен быть готов к возмещению ущерба.

Но взрослому ребёнку важно осознать, что истинная природа заблуждений связана с потерями. Это секрет Пятого Шага. Все неправильные поступки в результате приумножают наши потери. Всякий раз, когда мы причиняли вред другим людям или себе, мы несли потери; когда мы стыдили своего ребёнка или члена семьи, мы несли потери; когда осуждали себя за естественные ошибки, мы несли потери. Новый день, проведённый в нездоровых зависимых отношениях, неизменно что-то отнимал у нас.

До прихода в ВДА, мы всё больше и больше уставали, но не сдавались. Фальшивая улыбка на лице скрывала наши раны. Мы балансировали на краю горя.


Горе: луковица и время

Каждый взрослый ребёнок носит в себе непрожитое горе, что обычно проявляется в симптомах депрессии, апатии или различных формах диссоциации. Горе, о котором мы говорим в ВДА, это накопленные детские потери. Они спрятаны глубоко внутри под отрицанием, сознательным забыванием и страхом показаться человеком, драматизирующим прошлое. Горе – это бесчисленные поражения, неуважение и пренебрежение из детства. Мы берём его с собой, когда строим карьеру, создаём семью или бредём по жизни из последних сил. Постоянная занятость или повышенное внимание к проблемам других людей, помогают не замечать своё детское горе, но от этого оно никуда не исчезает. До прихода в Программу мы редко понимаем истинную природу своих потерь или не знаем, что с ними делать. Если мы обращались за помощью, нашу проблему принимали за депрессию и пытались лечить, в большинстве случаев безуспешно.
Наши потери складываются из действий и бездействия родителей или членов семьи. Нас стыдили значимые взрослые, и мы утратили ощущение целостности. Стыд подавляет естественную любовь и доверие ребёнка и заменяет их болезненной неуверенностью. Он лишает нас способности доверять себе и другим. Мы чувствуем себя глубоко порочными. Став взрослыми, мы сохраняем ошибочное ощущение, что с нами что-то не в порядке, не понимая, что именно. Другие потери детства возникают из-за несправедливой критики, постоянных сравнений с братом или сестрой не в нашу пользу. Так мы теряем чувство своей ценности как личности. Когда родители проецируют собственную нехватку самоуважения на нас, мы тоже переживаем потерю. Если мать или отец говорили, что мы плохие, тупые или ничего не стоящие, на самом деле они приписывали нам то, что думали о самих себе. В детстве мы были беззащитны и не могли сбросить с себя эти проекции. Вот горе и потери, которые мы принесли во взрослую жизнь. Они накладываются на раннюю утрату чувства безопасности, наступившую вследствие травмы или небрежного обращения.

Мы поместили работу с горем в Пятый Шаг, сознавая, что на самом деле это путешествие длиною в жизнь. Члены ВДА с большим стажем выздоровления понимают, как важно заявить о своём горе или потерях. Многие из тех, кто давно в Программе, расскажут, что обнаружили горе, когда работали по Шагам, или просто находились одни в тишине и прислушивались к возникающим чувствам. Опытные участники говорят о горе скорее спокойно, чем с сожалением или обидой. Они смирились со своими потерями и обрели целостность. Они знают, что горе есть у каждого взрослого ребёнка. Они знают, что со временем оно раскроется. И время его исцелит.

Горе часто можно обнаружить, прописывая или рассказывая то, что всплывает в памяти, и, тем не менее, многое остаётся невидимым. Мы косвенно обращаемся к своим детским потерям, когда приходим на собрания ВДА и слушаем опыт других взрослых детей. Мы также касаемся своего горя, проводя ежедневную инвентаризацию из Десятого Шага или медитируя в рамках Одиннадцатого Шага. Наш опыт показывает, что горе находится где-то там, на границе мыслей
и слов, в ожидании освобождения. Конечно же, эмоциональная разрядка и медитация о своих потерях необходимы для работы с горем, но есть ещё кое-что.

В Пятом Шаге мы готовимся снять более глубокие слои «луковицы», с которой можно сравнить наше путешествие к выздоровлению. Мы убираем покров стыда и отчаяния, чтобы найти свою Истинную Личность. Мы начали с верхних слоёв луковицы в Первом Шаге, признав бессилие перед последствиями семейной дисфункции. Мы плачем, когда чистим лук – точно так же работа с горем возвращает нам наши слёзы.

Наш опыт показывает, что горе часто сохраняется на уровне тела и разума в ожидании освобождения. Мы понимаем, что горе накапливается, то есть всё пренебрежение и стыд из нашего прошлого остаются в нас. Мы ни о чём не забыли, хотя пытались. Наше тело помнит. Наш разум помнит. Наш Внутренний Ребёнок знает. Многие члены ВДА уверены: помимо зависимостей и депрессий, горе также движет компульсивным стремлением к чистоте, перфекционизму, сексу, перееданию, работе и азартным играм.

Работа с горем – это не саможалость. Жалея себя, мы отказываемся от настоящей помощи, продолжаем цепляться за отрицание и заводим себя в тупик. В поисках горя мы честно пытаемся исследовать свой внутренний мир, чтобы обнаружить Бога, как мы Его понимаем, и получить освобождение.

Для начала работы с горем нам потребуется взвешенное представление о себе и о том, что с нами случилось. Мы не можем приступить к этому процессу под тяжестью состояния жертвы или с легкостью ребёнка-героя. Та часть нашей личности, которая ощущает себя жертвой, выберет дорогу саможалости и откажется принять помощь. А герой верит, что оставил насилие, пережитое в детстве, далеко в прошлом, и его не могут ранить подобные воспоминания. Мы должны остерегаться этих двух крайностей, если хотим точно определить своё горе и высвободить его.

Четвёртый и Пятый Шаги приносят нам уравновешенное восприятие себя; теперь мы можем отправиться на поиски подавленных чувств и эмоций и обрести целительные слёзы. Раньше наши слёзы не были благотворны. До выздоровления многие взрослые дети в конце концов переставали плакать, потому что слёзы не облегчали их неизменного отчаяния и покинутости. Работа с горем возвращает силу слёз. Мы плачем из глубины души, сознавая, что отныне находимся в безопасности и нас, наконец-то, понимают. Открывая своё горе, мы всё крепче убеждаемся, что не были виноваты в родительской дисфункции. В наших детских поступках не было ничего такого, что могло стать причиной их нездорового поведения. Мы не порочны, не ущербны и не ужасны, а просто – обычные люди. Мы сосредоточиваем внимание на собственной жизни и движемся вперёд, чтобы осознать свои заблуждения, и узнать, кто мы на самом деле.

Благодаря работе с накопленным горем мы начинаем лучше понимать и свои положительные качества, и проблемное поведение. Мы уже не берём чрезмерную ответственность за семейную дисфункциональность, но и не увиливаем от ответственности за собственные разрушительные поступки. Мы бережно относимся к себе, но не оправдываем свои действия. Мы молимся, возмещаем ущерб и продолжаем меняться с помощью Шагов, продвигаясь всё дальше. Мы перестали безжалостно осуждать себя и оплакиваем свои детские потери. Это и есть горько-сладкий вкус работы с горем. Мы также видим, какие потери выпало пережить нашим родителям, когда они сами были детьми. Постепенно нам станет легче отпускать негативные мысли о родителях, потому что мы начнём отпускать нездоровые мысли о самих себе. Мы отделяемся от семьи, не покидая её. И находим свой безопасный дом в ВДА.


Чего ожидать от работы с горем

Работа с горем может протекать по-разному, и множество подарков Программы принесёт именно она. Иногда понадобится ведение дневника, в котором мы будем описывать случаи из своей жизни и размышлять о чувствах, которые в тот момент испытали. Многие взрослые дети без эмоций вспоминают акты насилия, пренебрежения или отвержения из детства. Другие рассказывают о них, как о чём-то смешном или незначительном. Опыт показывает, что чувства живут внутри нас, но их подавляет наше умение отрицать прошлое или вспоминать его без должной ясности. Мы можем помнить само событие, но блокировать чувства, с ним связанные. Это одна из форм диссоциации. Когда мы прописываем в дневнике ситуацию из детства, мы делаем паузу и размышляем о том, что должны были тогда чувствовать. Если нам трудно даётся это упражнение, можно задуматься, а что бы чувствовал в такой момент наш ребёнок. Если у нас нет детей, мы рассуждаем, что чувствовал бы ребёнок на нашем месте. Мы просим участников делать это упражнение регулярно в течение многих дней и набраться терпения.

Упражнение с фотографиями – ещё один проверенный способ распознать и высвободить накопленные горе и потери. Некоторые психологи просят клиента собрать несколько детских фотографий и принести их на сеанс. Спонсор ВДА может проделать такую же работу с подспонсорным. Часто используют школьные снимки, о которых мы давно позабыли. Фотографии становятся более отчётливыми, когда их обсуждают в процессе психотерапии. Глядя на себя во втором или третьем классе, мы замечаем, какими застенчивыми, смешливыми и восприимчивыми мы были в детстве. Мы всё чувствовали. Мы многое потеряли.

Другая форма проработки горя называется «скульптура семьи» или ролевая игра, её применяют в рамках экспериенциальной психотерапии. Такая работа, как правило, проводится психологом во время групповой сессии и помогает клиентам воспроизвести болезненные сцены из прошлого. Это метод глубокой и мощной проработки вытесненного стыда и потерь.

В конечном счёте, работа с горем требует времени. Можно через годы выздоровления обнаружить себя рыдающим над сценой из фильма, которая вызвала детские воспоминания. Или вдруг окажется, что мы внимательно наблюдаем за ребёнком, мирно играющим на школьном дворе. Мы смотрим, как он увлечён собой и полон фантазий. Мы задумываемся о собственной детской невинности и слышим своего Внутреннего Ребёнка. И приходят слёзы.

В результате работы над Пятым Шагом нам словно становится легче дышать, и мы менее сурово осуждаем себя. У некоторых даже меняется осанка. Мы держим голову прямо и смотрим людям в глаза. Мы чувствуем лёгкость в походке и дыхании. Мы ощущаем более сильную связь с Высшей Силой.

Определение и измерение горя/потерь

Следующее упражнение поможет распознать детские потери, затронутые в заданиях по проработке стыда и покинутости Четвёртого Шага. Взрослые дети могут подробно перечислить эпизоды насилия или пренебрежения из детства, но для полного понимания детских потерь этого недостаточно. В упражнениях №3 и №4 из Четвёртого Шага вы указали случаи стыда и покинутости, которые по сути являются потерями.

Мы обнаруживаем горе и потери, называя своими именами то, что у нас забрали, и то, что мы недополучили, будучи детьми. Мы можем определить и измерить утрату, сравнивая отношение к нам в дисфункциональной семье с заботой, которую могли бы нам дать любящие и последовательные родители. Крайне важно это сделать, чтобы суметь пережить своё горе и отпустить его.

Поиск можно начать с вопроса: «Что я получил от своей дисфункциональной семьи и что я мог бы получить от любящих родителей в той же ситуации?»

Разница между тем, что происходило на самом деле и что могло бы быть – это и есть мера горя или потерь. Со временем их сила только возрастает.

Например, многие дисфункциональные родители ругают ребёнка, если он случайно поранился во время игры. Испуганные отец или мать разражаются бранью вместо того, чтобы пожалеть его. Как бы поступил любящий родитель, если бы вы порезались или разбили коленку?

В другом примере ребёнком манипулируют, чтобы он занял сторону одного из родителей во время их ссоры. Что теряет ребёнок в такой ситуации? Что бы сделал любящий родитель?

Важное замечание для работы по Шагам

В Пятом Шаге мы рассмотрели истинную природу наших заблуждений, а также истинную природу нашей детской покинутости. Мы приступили к работе с горем и стали учиться родительской заботе о себе. Сейчас вы готовы к сдаче Пятого Шага. Возьмите с собой рабочие тетради и записи по Четвёртому Шагу, когда отправитесь к своему спонсору или другому человеку, который выслушает ваш Пятый Шаг. Слушателем должен быть тот, кому вы доверяете, и кто понимает, что вы собираетесь сделать. Вам потребуется минимум два-три часа. Не торопитесь. Это ваш шанс рассказать свою историю и освободиться. Ваш слушатель всё поймёт.

Также будьте готовы немедленно приступить к Шестому и Седьмому Шагам. Шестой Шаг (Полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог устранил все дефекты нашего характера) и Седьмой (Смиренно просили Бога исправить наши изъяны) необходимо выполнить вместе именно на этой стадии работы.

Эти Шаги не требуют долгого прописывания, но есть несколько рекомендаций по устранению дефектов характера, которые следует прочесть. В Шестом Шаге вы также узнаете об интеграции черт из Списка характерных особенностей. Вот инструкция по дальнейшему выполнению Пятого, Шестого и Седьмого Шагов.


Резюме по Пятому, Шестому и Седьмому Шагам

1. Собираясь сдавать Пятый Шаг, возьмите с собой рабочие тетради по Четвёртому Шагу.

2. Прежде чем приступить к рассказу, прочитайте молитву Пятого Шага из этого раздела.

3. После выполнения Пятого Шага, возвращайтесь домой

и прочитайте раздел «Шестой Шаг» из этой книги. В нём рассказано, как подготовить себя к тому, чтобы Бог устранил дефекты вашего характера и помог интегрировать черты выживания из Списка. Там же вы узнаете, что делать дальше – в Седьмом Шаге.

Молитва Пятого Шага

Божественный создатель, благодарю Тебя за возможность честно обсудить с другим человеком события моей жизни. Помоги мне принять ответственность за свои действия. Позволь проявить сострадание к себе и своей семье, пока я заново пересматриваю мысли и поступки, которые преграждали путь Твоей любви ко мне. Исцели моего Внутреннего Ребёнка. Возврати мои чувства. Восстанови мою веру в себя. Аминь.


ДУХОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ПЯТОГО ШАГА:

честность и доверие





6 шаг
Шестой Шаг

Полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог устранил все дефекты нашего характера.

Подготовить себя

Для меня частью этого процесса стало проживание боли, которую причиняет мне каждый дефект характера. Это естественно вытекает из признания своих заблуждений в Пятом Шаге. Пока я продолжала рационализировать и винить окружающих в своих проблемах, у меня не возникало желания измениться. Когда я перестала это делать и взяла ответственность за собственное поведение, я поняла, какую пользу принесёт мне избавление от дефектов характера. Перемены могут быть болезненными и пугающими. Слова Шестого Шага о том, чтобы полностью подготовить себя, для меня означают следующее: мне должно стать настолько некомфортно, что я позволю переменам свершиться.

В какой-то момент я просто перестала сопротивляться

Мне казалось, я очень позитивный, счастливый и весёлый человек, который часто смеётся. В ВДА я неожиданно обнаружила, что у меня есть дефекты характера. Я многое воспринимала негативно, критиковала себя, саботировала свои начинания, отвергала себя, боялась покинутости и подавляла чувства. До Программы я даже не осознавала свою склонность к негативному восприятию. Я безжалостно осуждала себя. Мне не раз говорили: «Сотри плёнку, на которой бурчит твой Критикующий Родитель, и сделай новую запись с поддерживающими и ласковыми словами». Но я даже не знала, как к этому подступиться.

Тогда я попыталась встать на место своего Критикующего Родителя. Конечно, когда 35 лет прекрасно выполняешь свою работу, а потом приходит некто и заявляет, что больше этого делать не нужно, есть повод разозлиться. Мне стало понятно, почему мой Критикующий Родитель так усердно саботирует моё выздоровление. Я пришла к выводу, что перестану вредить себе, только если интегрирую критикующую часть личности в процесс выздоровления. Пользуясь воображением, я представила, как она выглядит, и поблагодарила её за то, что она спасла мне жизнь. Я попросила её перенаправить усилия и вместо того, чтобы хранить семейные секреты и подавлять Внутреннего Ребёнка, раскрыть свои тайны и начать ценить, любить и оберегать девочку у меня внутри. Теперь Критикующий Родитель превратился в группу поддержки. Когда я говорю: «Ну какой же надо быть дурой, чтобы так поступить», голос в моей голове отвечает: «Так поступают живые люди, а не дуры».

В ВДА я заметила: когда я препоручаю что-то Богу, Он заботится обо мне. То же касается и моих дефектов характера. Больше я не воспринимаю мир негативно, не критикую и не отвергаю себя, не саботирую свои начинания, не боюсь покинутости и не подавляю чувства. В какой-то момент я перестала бороться и отдала свои недостатки Богу. В ВДА я смогла увидеть и поправить те свои качества, которые мне не нравятся. Не думаю, что человек может изменить себя, скорее он может изменить отношение к миру.

Интеграция привела к свободе

Когда я пришёл в ВДА, я считал, что у меня не просто есть дефекты характера, а сам характер дефективный. Категоричное мышление помешало мне нормально выполнить Шестой Шаг, потому что я решил, что в нём мне буквально предлагают избавиться от всех дефектов. Я не считал это возможным, поэтому проигнорировал значительную часть Шага. Позже я кое-что уяснил для себя: главное в Шестом Шаге – это моя готовность к тому, что такие дефекты моего характера как эгоизм, похоть, мелочность станут менее выраженными. Я уверен, что некоторые люди были полностью избавлены от них. Мои пока ещё только ослабли. Я готов к тому, чтобы они полностью исчезли.

Сегодня я рассматриваю Шестой Шаг с точки зрения интеграции поведенческих шаблонов, которые были мне нужны, чтобы выжить во враждебной алкогольной среде. Я был угодником без собственного мнения. Я не умел дружить. В мире не было ничего, за что я мог бы встать горой, потому что я слишком боялся, что мне возразят или начнут меня критиковать. Я употреблял наркотики, чтобы отвлечься от чувства покинутости из детства. Меня переполняла боль, и я неосознанно винил во всём окружающих до тех пор, пока не нашёл помощь. Я прекратил употреблять и стал регулярно посещать собрания ВДА, но перемены произошли совсем не так быстро.

Много лет в Программе я боролся со своими навыками выживания, думая, что они и есть дефекты характера. На самом деле черты из Списка были моими закадычными друзьями. Я больше не нуждался в них, но в прошлом они защищали меня. Чем сильнее я подавлял их, тем сильнее они сопротивлялись. Я уже потерял надежду от них избавиться, когда однажды услышал про интеграцию. Мне рассказали об упражнении, в котором предлагается представить встречу с этими чертами и поговорить с каждой из них. Я так и сделал. Я поблагодарил их за отличную работу и попросил отойти в сторону. Это принесло свои результаты, и я сохранил готовность каждый день отказываться от старого поведения.

Вместо того чтобы воспринимать свои черты выживания как нечто ужасное и дефективное, я увидел в них часть себя и решил действовать мягко. Я смиренно попросил Бога дать мне возможность отказаться от этих шаблонов и научиться опираться на доверие, прощение и любовь к себе. Результаты меня потрясли. Я смог интегрировать все эти черты и чувствую такую свободу, о которой раньше не знал.



Основная мысль Шестого Шага

В Шестом Шаге мы понимаем, что у нас, как у всех людей на свете, есть дефекты характера. Однако наши дефекты глубоко укоренены, они влекут нас в опустошающие отношения и мешают получать любовь Высшей Силы. В их число входят: прокрастинация, похоть, зависть, жадность, эгоизм, оценочность. Помимо дефектов характера мы обладаем чертами выживания или шаблонами поведения. Это те самые 14 черт из Списка (Проблемы), которые представляют собой последствия воспитания в дисфункциональной среде. Они отличаются от дефектов характера.

Среди навыков выживания мы можем вспомнить угодничество, склонность к зависимому поведению, сверхбдительность и подавление чувств в надежде избежать конфликта или ссоры. Мы часто путаем любовь и жалость и склонны «любить» тех, кого можем спасать. Несмотря на то, что в Четвёртом Шаге мы обнаружили все эти черты, мы пока ещё не знаем, что с ними делать. Нам нужно целенаправленно искать наилучшее для нас решение. Многие взрослые дети выбирают такой путь: от дефектов характера они избавляются, черты выживания – интегрируют.

Есть радикальное различие между дефектами характера и чертами выживания из Списка. Взрослые дети охотно обнаруживают сходство со Списком, но не желают слышать о дефектах характера. Большинство из нас с готовностью признаются в угодничестве или боязни властных фигур, но не могут принять свою оценочность, нечестность или ревность. Нам становится легче, когда кто-то читает Список, потому что в этот момент мы понимаем, как много людей вокруг испытывают или думают то же, что и мы. Когда же мы слышим список дефектов характера, нам становится стыдно или страшно. Таково отличие дефектов характера от черт выживания, выработанных нами в детстве.

При необходимости признать дефекты характера, взрослых детей, выросших в семье перфекционистов, обуревает неподдельный ужас. Мысль, что мы можем ошибаться и быть несовершенными, вызывает оторопь или ощущение полной незащищённости. Кажется, внутри что-то обрывается, когда нам заявляют, что у нас есть дефекты характера. В дисфункциональной семье признавать их было незачем, поэтому нам сложно понять, зачем это делать теперь, в ВДА. Не нужно забывать, что здесь мы выздоравливаем. Признание дефектов своего характера не делает нас слабыми или неполноценными. Оно приносит лишь одно открытие – мы живые люди.

Чтобы освободиться от дефектов характера и заключить перемирие с навыками выживания, понадобятся три ключевых элемента: готовность, молитва, время. Нам случалось видеть, как в очень короткие сроки люди полностью избавлялись от дефектов характера, тем не менее большинству из нас нужно запастись терпением и молиться. Помните, что изменения возможны.

О готовности мы узнали в Третьем Шаге, когда приняли решение препоручить свою волю и жизнь заботе Бога, как мы Его понимаем. В Четвёртом Шаге мы снова продемонстрировали её, когда провели инвентаризацию своих мыслей и поступков.

Особую готовность к тому, чтобы Высшая Сила избавила нас от дефектов характера, мы ощутили по завершении Пятого Шага. Однако мы можем развивать её как на Шестом, так и на любом из Двенадцати Шагов. Наши искренние усилия и есть гарантия того, что мы не стоим на месте. Готовность – наш самый сильный союзник, благодаря ей мы учимся работать с дефектами своего характера. Мы учимся различать, как долго нам нужно прилагать усилия и когда нужно отпустить ситуацию и дать дорогу Богу.

Не раз нам приходилось наблюдать, как участник ВДА переживает из-за того, что дефект характера никуда не делся. Мы видели взрослых детей, чьи прилежные попытки измениться заканчивались возвращением к старым шаблонам. В таких ситуациях мы останавливаемся и уступаем место Богу, тогда проблемное поведение меняется или, по крайней мере, становится более приемлемым.

Новичков часто настораживает Шестой Шаг, так как им сложно поверить, что Бог устранит их дефекты характера. Но мы призываем вас начать и проявить упорство. Тут как раз пригодится сила воли. Программа поможет нам добиться успеха и не впадать в перфекционизм.


Ценность здоровой боли

Подготовка к тому, чтобы Бог устранил все дефекты нашего характера, может быть полностью безболезненным процессом, а может вызывать дискомфорт – от незначительного неудобства до сильных страданий. Так, отказаться от осуждения и сплетен, как правило, легко. Это происходит естественным образом, когда в ВДА мы привыкаем заниматься собой, а не другими.

Тяжёлые моменты и душевную боль мы встречаем вместе со своей домашней группой ВДА, спонсором или психологом. Взрослым детям свойственно бояться эмоциональной боли, потому что в детстве не было никого, кто поддержал бы нас. Живя в дисфункциональной семье, нам приходилось молча терпеть невыносимые страдания. Мы бдительно следим за тем, чтобы избежать боли: мы скорее впадём в зависимость от другого человека, от работы, секса или наркотиков, чем согласимся испытать её. Многие знают, каково это корчиться на полу от мук созависимости, однако сейчас мы говорим совсем о другой боли. Сегодня мы можем положиться на своих друзей и Высшую Силу. Мы не одиноки.

Наш опыт показывает, что эмоциональная боль ценна. Заручившись поддержкой, мягко и осторожно мы сможем найти свою здоровую боль и обрести через неё целительное освобождение точно так же, как когда-то мы заново обрели свои слёзы. До ВДА нам казалось, что плакать не имеет смысла, поэтому мы прекратили это делать. Благодаря работе по Шагам и психотерапии мы вернули себе свои слёзы и раскрыли их ценность.

Эмоциональная боль – это такой же подарок. Многие из нас соприкоснулись с ней в Первом Шаге или в Четвёртом, когда подробно описывали пережитые травмы или насилие, причинённое нами окружающим. Мы поняли, что не одиноки в своих мучениях. Боль, которую мы испытываем в ВДА, отличается от той бесполезной боли, которую мы вынуждены были терпеть в семье под влиянием покинутости. Дома мы научились искать нездоровых страданий, которые не приводили к решению проблемы, а только подпитывали наше зависимое поведение. Благодаря ВДА мы проживаем здоровую боль и находим освобождение.

Всем нам случалось видеть, как взрослый ребёнок погружается в изоляцию, но страдать в одиночку совсем не обязательно. Эмоциональной боли свойственно естественным образом заканчиваться, продлить её можно, только если не обращаться за помощью. Когда мы проходим через эту стадию, нужно собрать всё своё смирение и попросить того, кому мы доверяем, выслушать нас. Мы находим в себе готовность разделить страхи и сомнения с другим человеком. Вскоре мы обнаружим, что члены ВДА действительно способны нам помочь. Эмоциональная боль может открыть дорогу к более тесному контакту с Богом, как мы Его понимаем. Нам предстоит узнать, что её заключительный этап – постепенное исчезновение – часто становится моментом, когда происходит интеграция черт выживания. Пройдя через этот опыт до конца, мы чувствуем внутреннее преображение. Мы заново обретаем внутреннюю силу и начинаем иначе воспринимать эмоциональную боль. Мы видим в ней инструмент, который поможет огранить твёрдые, как алмаз, черты выживания.

Глядя в лицо своей боли, мы узнаём, что не одиноки в своих страданиях. Когда она приходит к нам на Шестом Шаге, мы стараемся чаще посещать собрания и постоянно обращаться к Богу, как мы Его понимаем.


Полностью подготовить себя

Закончив Пятый Шаг, мы возвращаемся домой, находим тихое место, чтобы поразмышлять над собственной жизнью. Мы встали на путь честности и прощения себя, и этот путь приведёт нас к новой жизни. Мы прекращаем играть роль жертвы, преследователя или властной фигуры. В Четвёртом Шаге мы увидели оборотную сторону каждой черты из Списка. Если мы боялись властных фигур, то вероятно сами стали властной фигурой для своих детей, подчинённых или других людей в благоприятных для этого ситуациях. Если мы сурово осуждали себя, то и других осуждали не меньше. Мы были жертвами, но многие из нас сами стали причинять насилие. Если нам свойственно распространять злые сплетни, мы перестаём это делать. Мы обретаем готовность попросить Высшую Силу, чтобы она помогла нам простить себя и измениться.

Мы стремимся к такой жизни, в которой будем чувствовать свои чувства и при поддержке друзей из ВДА честно говорить о том, что с нами происходит. Кому-то из нас суждено возобновить общение с семьёй и наладить отношения с родственниками. Мы станем меньше их осуждать и одновременно легко сможем определить, когда необходимо отойти от них в сторону. Мы развиваем родительское отношение к себе по мере того, как оплакиваем детские потери. Мы не сбиваемся с пути, ведущего нас к Внутреннему Ребёнку и обретению себя.

Теперь, когда мы завершили Пятый Шаг, нужно сесть и внимательно обдумать проделанную инвентаризацию. Мы следим за своим дыханием и стараемся, чтобы оно было глубоким и свободным. Мы разобрали стыд, покинутость, сексуальные проблемы и недостаток похвалы. Мы отыскали накопившиеся травмы, замороженные чувства, определили свои духовные убеждения. Мы видим своё растущее мужество, оно всегда было у нас и сейчас восстанавливается. Вероятно и раньше у нас было представление об общих законах мироздания и имелись некие духовные убеждения, но сейчас наша вера укрепляется. Пятый Шаг помог нам сосредоточиться на себе. Мы совершили важный поступок, у него есть духовное значение. Мы провели инвентаризацию своей жизни и смогли рассказать о себе другому человеку. Мы нарушили семейное правило хранить молчание. Мы знаем, что сейчас находимся в кругу друзей. И даём себе то, чего не получили от родителей. Больше мы не одиноки.

Шестой Шаг дарит нам время полностью подготовить себя. Сейчас вы собираетесь смиренно попросить Бога устранить все дефекты вашего характера с помощью молитвы Седьмого Шага. Этот Шаг гласит: «Смиренно просили Бога исправить наши изъяны».

У нас есть список этих дефектов. Мы составили его по результатам инвентаризации Четвёртого Шага. Мы знаем свои черты выживания и понимаем, как они функционируют в нашей жизни. Это черты из Списка, которые мы уважаем, но стремимся смягчить или интегрировать.

В число дефектов характера, скорее всего, попали следующие: эгоцентризм, оценочность, зависть, жадность, похоть, ревность, ощущение превосходства, нечестность и мелочность. Когда мы обдумываем их, мы не осуждаем себя. И дефекты характера, и черты выживания – наши старые друзья, с которыми мы хотим попрощаться. Одни уйдут сразу. Другие

– постепенно. Оставшиеся мы интегрируем в собственную личность, тем самым обогатив свою жизнь и характер. Мы собираемся сделать то, что вернёт нам целостность.

Мы уже перестали наказывать себя. Мы просим Бога, как мы Его понимаем, помочь нам полностью подготовиться к тому, что Он избавит нас от этих дефектов. Нужно осознать, что благие намерения в этом деле не пригодятся. Точно так же, как не пригодятся сила воли и целеустремлённость. Чтобы достичь цели Шестого Шага, необходима помощь от силы более могущественной, чем наша собственная.

Мы сидим так, чтобы тело было расслаблено, но внутренне концентрируемся на готовности освободиться от дефектов характера. Когда мы чувствуем, что время пришло, мы повторяем молитву Седьмого Шага для каждого дефекта и каждой черты – хотим мы их интегрировать или желаем освободиться от них. Приступая к молитве, мы ещё раз внимательно их просматриваем.


Возможные дефекты характера:

эгоцентризм, оценочность, прокрастинация, перфекционизм, зависть, жадность, похоть, ощущение превосходства, нечестность и мелочность.


Черты выживания из Списка или шаблоны поведения:

угодничество, страх властных фигур, подавление чувств, зависимое поведение, смешение любви и жалости (полный список вы найдёте в начале книги).

Что можно сделать, чтобы избавиться от дефектов характера и интегрировать черты выживания:

Вариант 1 – Прочитайте весь текст Седьмого Шага. Затем произнесите молитву этого Шага для освобождения от каждого дефекта и интеграции каждой черты. Например, интегрировать свой страх властных фигур можно, превратив его в убеждение, что властные фигуры – просто живые люди, от них не нужно ждать насилия или вражды.

Вариант 2 – В тексте Седьмого Шага найдите и прочитайте пункт «Избавление от дефектов характера». Произнесите молитву этого Шага для освобождения от каждого дефекта и интеграции каждой черты. На следующий день прочитайте весь текст Седьмого Шага.


ДУХОВНЫЙ ПРИНЦИП ШЕСТОГО ШАГА:

готовность


7 шаг

Седьмой Шаг

Смиренно просили Бога исправить наши изъяны.

В конце концов он сдался

Помню, как я несколько недель носился с ревностью – одним из своих недостатков. Когда я ходил на собрания и рассказывал об этом, казалось, наступало незначительное улучшение, но, как только я сталкивался с той женщиной, огонь обжигал меня изнутри. Я чувствовал себя беспомощным и брошенным. Я мечтал отомстить объекту своих переживаний. Мне хотелось вредничать, как маленькому мальчику. Меня обидели, и я хотел обидеть в ответ.

Я очень дорожил программой ВДА, поэтому не стал удовлетворять своё желание и наносить кому-либо ущерб. В выздоровлении я усвоил, что в любой ситуации сначала нужно вспомнить о Боге. Он способен принять любую мысль, которая придёт ко мне в голову, какой бы дикой она ни была. Затем я должен вспомнить о себе, потому что на мне лежит ответственность за мои поступки.

Я не переставал молиться и посещать собрания. Я регулярно звонил спонсору и попутчику. Я старался не встречаться с той женщиной, но продолжал расстраиваться всякий раз, когда вспоминал о ней. Я всё так же боролся с этим дефектом характера, пока однажды не почувствовал невероятную усталость от изнурительной борьбы. Мне надоела моя ревность, но я подозревал, что никогда не избавлюсь от неё. Я опустил руки и сел. Во мне не осталось сил. Сидя на стуле, я поднял голову и уставился в потолок. Простая молитва пришла мне на ум: «Боже, пожалуйста, помоги мне отпустить».

Последующие несколько дней были совсем другими, похоже, я успокоился. Мне по-прежнему приходится работать над этим дефектом, но я трачу на него и на ту женщину гораздо меньше энергии. Я вдруг осознал, что отдавал власть над собой другому человеку.

Мы можем вернуть себя Богу

Моя тётушка однажды сказала мне: «Смирение в правде». Для себя я так перефразировала Седьмой Шаг: «Глядя правде в глаза, просили Бога исправить наши изъяны». Быть смиренной духом для меня означает, что, пройдя Четвёртый, Пятый и Шестой Шаги, я знаю правду о себе. Она заключается в том, что я хороший человек, способный любить, но у меня есть некоторые изъяны. Они похожи на тонкие трещины в красивой вазе.
Недавно на собрании я услышала, как один человек спросил: «Что вы делаете, если вещь сломалась?» Затем он продолжил: «Вы возвращаете её производителю, чтобы он всё исправил. Когда что-то ломается в нас, мы можем вернуть себя Богу».


Нужно было только попросить

До того как я пришла в ВДА, я не наблюдала в себе дефектов характера. Напротив, я была убеждена в их отсутствии! Труднее всего мне было признать, что у меня есть недостатки. Когда-то мне помогла выжить вера в то, что я права, всё в моих руках, я мыслю здраво. Осознать и признать свои дефекты было равносильно смерти. В сравнении с этим смиренно попросить Бога устранить их оказалось достаточно легко.

Наша семейная тайна выплыла наружу уже после того, как я нашла ВДА. Когда я поняла, как произошедшее повлияло на меня и мою семью, я захотела избавиться от дефектов характера. Меня растлевали, и в попытке защитить от подобного собственных детей я нанесла им травму. Я не подпускала к себе сына, но очень любила дочь. Мой мальчик вырос с ощущением, будто с ним что-то не так. Я боялась прикоснуться к нему, потому что не знала, как развивать здоровые отношения с ребёнком противоположного пола.

Однако и дочь в один прекрасный день сказала мне: «Мам, я помню, как ты говорила, что любишь меня. Я слышала твои слова, но любви не чувствовала». Высшая Сила помогла мне принять свой тип личности и дефекты характера, я интегрировала те из них, на которые хватило моих сил. Я возместила ущерб детям, отдавая себе отчёт, что они могут прекратить общение со мной и имеют право меня ненавидеть. Бог дал мне мужество, вне зависимости от исхода, признать нанесённый им ущерб. Когда я закончила с этим, Бог устранил дефекты моего характера. Они просто отступили. Не было больше преграды между мной и моими детьми. Наконец энергия и любовь свободно протекали между нами.

Благодаря тому, что я нашла силы обратиться к Богу, попросила Его устранить мои недостатки и Он откликнулся на эту просьбу, дети избежали моей участи – им не пришлось нести дисфункцию в свою собственную жизнь. Они были достаточно молоды, чтобы усвоить информацию, задать волнующие их вопросы, принять честные ответы и попросить о том, в чём они нуждались.


Основная мысль Седьмого Шага

Приступая к Седьмому Шагу, мы отмечаем, что провели бесстрашную и тщательную инвентаризацию себя и своей родительской семьи. В Первом Шаге мы признали бессилие перед последствиями семейной дисфункции. Это бессилие касается того, что мы развили в себе черты выживания, которые помешали нам наладить осмысленные отношения с Богом. Те же черты заставили нас воссоздать детский опыт в своих взрослых отношениях. Мы думали главным образом о других, пытались их контролировать или через них исправить родительскую семью. Нас поглотила сильнейшая одержимость или навязчивое влечение к другому человеку. Эта тяга привела нас на дно и заставила обратиться в ВДА.

Во Втором и Третьем Шагах мы проанализировали своё представление о Высшей Силе и, скорее всего, узнали, что перенесли на Бога черты своих родителей. Спроецировав на Высшую Силу образ покидающих родителей, мы пришли к убеждению, что Бог мстителен или безразличен. Даже те из нас кто верил, что Бог есть любовь, втайне сомневались, что Ему есть до нас дело или что Он слышит наши молитвы.

Мы также поняли, что наше навязчивое стремление контролировать себя и других было главным препятствием к тому, чтобы Бог помог нам. Многим открылась истинная природа нашей самодостаточности: она была лишь маскировкой изоляции, в которой мы находились, боясь обратиться за помощью. У всех на виду мы прятались от себя и окружающих. Мы выбрали спонсора – попутчика – и сделали первый шаг к людям.

В Четвёртом и Пятом Шагах мы провели тщательную и бесстрашную нравственную инвентаризацию и впервые рассказали свою историю другому человеку. Мы анализировали поведение родителей, стараясь не обвинять их, а также рассмотрели собственное поведение. Мы приняли ответственность за свои поступки. В этом заключались наши первые шаги к развитию родительского отношения к себе, мы по-настоящему сосредоточились на своей жизни и озаботились тем, что можем в ней изменить.

Шестой Шаг помог найти то главное, что нужно для устранения дефектов характера, это – готовность. Кроме того, мы узнали, что детские черты выживания иногда выглядят как дефекты характера, но на самом деле более тесно связаны с нашей личностью и поэтому их лучше интегрировать. Мы заключили с ними перемирие и попросили отойти в сторону, чтобы мы могли жить свободными. На Шестом Шаге мы познали ценность здоровой эмоциональной боли.

Седьмой Шаг показал нам, что недостатки не устранить без помощи Высшей Силы. Возможно, мы проживали периоды освобождения от своих дефектов, но, если мы не просили Бога вмешаться, они всегда возвращались или приобретали иную форму. С ужасом мы наблюдали, как дефект перерождался в новую одержимость или новый изъян, который невыносимо было осознавать. В Седьмом Шаге мы преисполнились такой глубокой верой или доверием, на которые только были способны. Мы положились на Бога, чтобы Он устранил дефекты нашего характера. Мы смиренно просили Бога, как мы Его понимаем, чтобы он исправил наши изъяны.


Избавление от дефектов характера

Для этого нам нужно сесть в расслабленной позе и сосредоточиться на том, чтобы развить в себе абсолютную готовность. Она понадобится и для интеграции черт выживания. Мы можем медитировать и молиться. В нужный момент мы повторяем молитву Седьмого Шага отдельно для каждого дефекта или черты выживания, которые хотим отпустить или интегрировать. Не стоит волноваться насчёт того, что перед вами: дефект характера или черта выживания. Бог сам догадается. Просто смиренно попросите Бога, как вы Его понимаете, чтобы он устранил дефекты характера.


Молитва Седьмого Шага – дефекты характера

Боже, я полностью готов(а) к тому, чтобы ты забрал у меня все дефекты характера, которые мешают мне принимать твою божественную любовь и не дают со смирением относиться к другим людям. Придай мне сил, чтобы я мог(ла) помочь себе и другим на дороге выздоровления.

К дефектам характера относятся: эгоцентризм, оценочность, прокрастинация, перфекционизм, зависть, жадность, похоть, ощущение превосходства, нечестность и мелочность.

«Я смиренно прошу тебя:

избавь меня от такого дефекта характера как _____________

избавь меня от такого дефекта характера как _____________

избавь меня от такого дефекта характера как _____________

избавь меня от такого дефекта характера как _____________
Аминь».



Молитва Седьмого Шага – черты выживания из Списка

Боже, сейчас я готов(а) к тому, чтобы ты интегрировал мои черты выживания, которые мешают мне принимать твою божественную любовь. Подари мне целостность.

Черты выживания из Списка или шаблоны поведения: угодничество, страх властных фигур, подавление чувств, зависимое поведение, подмена любви жалостью (полный список вы найдёте в начале книги).

«Я смиренно прошу тебя:

интегрируй мою черту выживания _____________

интегрируй мою черту выживания _____________

интегрируй мою черту выживания _____________

интегрируй мою черту выживания _____________
Аминь».


После того, как мы разобрались со своими дефектами и чертами выживания, мы должны положиться на смирение, достигнутое в Седьмом Шаге, чтобы с его помощью подготовиться к возмещению ущерба в Восьмом и Девятом Шагах. Смирение поведёт нас по дороге прощения себя, пока мы будем восстанавливать то, что испортили.

Помимо этого смирение подпитывает наше творчество и стремление к познанию. Мы чувствуем, как у нас прибавляется сил, потому что мы занимаемся собой, а не другими. У нас появилось больше умственной энергии, нужной для развития новых интересов. На этом этапе выздоровления Внутренний Ребёнок, возможно, начнёт играть и созидать. Эта творческая энергия и сопутствующая ей интуиция говорят о пробуждении нашей истинной личности.



Как работать по Седьмому Шагу: активные действия

Седьмой Шаг – это постоянный процесс. Мы можем проходить его в любом месте и в любое время, как только почувствуем необходимость освободиться от какого-то дефекта характера. Так, если мы ошибочно оцениваем другого члена ВДА, мы можем попросить: «Боже, пожалуйста, забери у меня оценочность».

Если мы теряем терпение в очереди к кассе, мы тоже можем помолиться: «Боже, пожалуйста, пошли мне терпения. Помоги мне сейчас сохранить спокойствие».

Молитвы, касающиеся наших недостатков, должны быть простыми, но искренними. Как правило, наименьшее количество слов, произнесённых смиренно, лучше всего отзываются Богу. Неподдельное желание измениться вместе с глубоким смирением зачастую ближе Богу, чем пламенные и многословные причитания.

Искренний взрослый ребёнок, который работает по программе ВДА – то есть посещает собрания и занимается бескорыстным служением, – всегда добьётся результатов в Седьмом Шаге. Такова простая дорога, идя по которой мы освободимся от самых сложных дефектов характера.

Нам случалось видеть, как взрослые дети неделями и месяцами бьются над конкретным дефектом характера. Человек молится, ведёт дневник, высказывается на собраниях, занимается служением, а дефект всё равно никуда не исчезает, лишь становится сильнее. Однако Высшая Сила делает свою работу.

Всё это время взрослый ребёнок продолжает ходить на собрания. Он уверенно стоит на фундаменте, который заложил в ходе своего выздоровления. Человек работает по Программе и делает то, что помогало ему раньше: сосредоточивается на том, чтобы освободиться от дефекта, ходит на собрания и рассказывает о своих усилиях. Проходят дни. Взрослый ребёнок всё так же молится, ведёт дневник, просит помощи Высшей Силы. Вполне вероятно, что в душе зарождаются разочарование и усталость. Это здоровая боль и правильное применение силы воли. В какой-то момент мы поймём, что нужно со всей искренностью обратиться к Высшей Силе. Да, собрания и молитвы помогают, но нужно напряжённо и настойчиво искать Бога. Такой настрой однажды приведёт к тому, что вся программная работа, все собрания, молитвы и переживания возымеют эффект и недостаток поддастся. Тогда наступит умиротворение. Плечи расслабятся, дыхание станет глубоким, и мы произнесём: «Господи, помоги мне». И последует облегчение.


Настоящее смирение

Смирение – это не унижение. Однако некоторые взрослые дети принижали себя и обрели смирение. Стремление унизиться обычно идёт от потребности вредить себе, воссоздавая детский стыд. Без посторонней помощи – каким бы идеальным ни было наше поведение и как бы горячо мы ни старались контролировать себя и других, – наш ядовитый стыд из прошлого найдёт лазейку во взрослую жизнь. Он всегда находит способ появиться вновь. Нам страшно видеть его в своих отношениях, страшно знать, как мы сами создаём для него все условия.

Смирение идёт от Бога, у него есть много общего с принципом анонимности – фундаментальным принципом Двенадцати Шагов и Двенадцати Традиций. Благодаря анонимности в нашем служении живёт любовь. Мы стараемся как можно чаще служить Высшей Силе и людям.

Смирение позволяет нашей собственной воле часто совпадать с волей Бога. Подлинное смирение – это готовность с глубоким усердием искать Его волю и исполнять её. Мы помним, что не идеальны и можем потерпеть неудачу. И всё же изо всех сил стараемся прожить этот Шаг и обрести заложенное в нём духовное стремление освободиться от дефектов характера через смирение.

Оно делает нас более рассудительными в принятии решений, мы дольше сохраняем спокойствие. Мы начинаем действовать самостоятельно вместо того, чтобы пассивно реагировать на жизненные обстоятельства. У нас появляется свобода выбора и нам становится легче просить о помощи. Помимо обращения за духовной поддержкой для избавления от дефектов характера, мы начинаем терпеливо молиться о том, чтобы Божественный Дух смягчил самые проблемные черты выживания. Мы молимся об интеграции этих черт, они сослужили прекрасную службу, но сейчас должны отойти в сторону. Мы меньше боимся властных фигур. Мы стараемся избежать угодничества. Мы больше не путаем любовь с жалостью. А кроме того сохраняем трезвость и чистоту.

Смирение учит нас распознавать «насыщение» в личных отношениях, в своих желаниях и потребностях. Из-за травмы покинутости нам трудно определить момент, когда мы получили достаточно похвалы и внимания. Смирение успокаивает наши метания и помогает принять то, что мы имеем. Мы перестаём манипулировать людьми, получая от них нечто ненужное, и привыкаем прямо просить о том, что нам необходимо. Именно смирение облегчает выбор между истинными потребностями и желаниями, с которыми можно повременить.

Нам не раз случалось видеть, как взрослые дети в отсутствии этого важного качества первостепенное внимание уделяют желаниям, а не потребностям и получают самые неприятные результаты. Ощущая внутреннюю пустоту, они идут на поводу у свои желаний, погружаясь в финансовые траты, должничество, бесконечное сравнение себя с другими. Одни взрослые дети часами выискивают наилучшие цены или болтают в Интернете, не испытывая реального облегчения. Другие бегают по магазинам в поисках модных новинок и современных гаджетов, но никак не могут утолить свою жажду. Нет ничего дурного в том, чтобы купить себе дорогую вещь после того, как удовлетворены наши эмоциональные и духовные потребности. Нет ничего дурного и в том, чтобы поболтать в Интернете, если мы не забываем о себе и не впадаем в нездоровую зависимость. Когда на первое место мы ставим свои желания, мы теряем внутреннюю силу. Смирение возвращает её, в результате чего мы снова чувствуем насыщение и перестаём лихорадочно гнаться за своими желаниями.

Многим из нас помимо внутреннего умиротворения и прояснения воли Бога, смирение приносит неожиданный подъём творческой энергии. Перестав контролировать других, мы с удивлением обнаружили, что у нас появились силы заниматься чем-то только для себя. Оказывается, у нас есть время пойти на концерт, отправиться в поход, сесть за сборник собственных стихов или наконец закончить его. Многие ведут своих Внутренних Детей в цирк, дарят им наборы акварели и часами напролёт рисуют и смешивают краски, чтобы посмотреть, что из этого выйдет.



Как найти баланс между оставшимися дефектами характера и нашими достоинствами

Большинство взрослых детей по завершении Шестого и Седьмого Шагов обнаруживают несколько дефектов характера, которые никуда не делись. Мы не можем использовать их как оправдание, чтобы оставаться в разрушительных ситуациях или мыслить старыми шаблонами.

Несколько дней посвятите тому, чтобы составить список оставшихся дефектов характера, и сравните их со своими достоинствами. В Пятом Шаге мы обнаружили множество нездоровых шаблонов поведения. Когда мы рассказывали свою историю спонсору или другому доверенному человеку, он помог нам определить достоинства и недостатки. Теперь мы сами проявляем родительское отношение к себе, когда составляем список проблемного мышления и поведения, которые сохранились у нас после завершения Седьмого Шага. Мы прилагаем усилия к тому, чтобы освободиться от дефектов характера, но также напоминаем себе, что обладаем положительными чертами. Со смирением мы просим Высшую Силу помочь нам реже пользоваться проблемными качествами. Мы обращаемся к ней, когда хотим разобраться с одним из оставшихся дефектов характера. В этом упражнении мы стремимся к равновесию. Не нужно думать только о том поведении, которое доставляет вам неприятности. Напротив дефектов напишите свои положительное качества. Именно они способствуют развитию родительского отношения к себе.

Пример:
Оставшиеся дефекты------------------ Уравновешиваем/исцеляем
характера--------------------------------с помощью

Эгоцентризм-----------------------------Бескорыстие
Манипулирование-----------------------Честность
Нечестность------------------------------Искренность
Перфекционизм-------------------------Поиск компромисса


ДУХОВНЫЙ ПРИНЦИП СЕДЬМОГО ШАГА:

смирение


8 шаг
Восьмой Шаг

Составили список людей, которым мы причинили вред, и преисполнились желанием возместить нанесённый им ущерб.

Я любил своего отца

Впервые составляя список по Восьмому Шагу, я включил в него своего отца, хотя на протяжении всего моего детства он стыдил меня и проявлял агрессию. В то время я был в другой программе, которая советовала не думать о его поведении и сосредоточиться на своём. Я сделал, как мне говорили, и попросил у него прощения в письме, которое так и не отправил.

Когда я прорабатывал Восьмой Шаг в ВДА, всё было совершенно иначе. Я размышлял, стоит ли рассматривать возможность прощения отца. Я вспомнил, как однажды, когда я ещё был ребёнком, он посадил меня к себе на колени. Через всю комнату отец что-то выговаривал моей матери. Он был очень пьян, и я ощущал запах перегара после трехнедельного запоя. Когда отец начинал пить, он всегда сильно напивался и мог часами сидеть и ругаться на мать; он провоцировал её – она старалась не замечать.

В тот вечер отец посадил меня к себе на колени, указал пальцем на мать, стоявшую в другом конце комнаты, и заорал: «Сын, твоя мать шлюха». Это было неправдой, но я помню, как мать отвела взгляд, когда отец вынудил меня согласиться с ним. Я помню, что после этого случая её объятия стали совсем другими. Все последующие двадцать лет я чувствовал себя трусом. Я думал, что тогда должен был ударить отца. Позже психолог спросила меня, сколько я весил, когда это произошло. Думаю, мне было лет десять, то есть я весил около 45 килограммов. Потом она спросила меня, сколько весил мой пьяный отец. Он был двухметрового роста и весил 100 килограммов. Тогда я всё понял.

Я решил простить отца после того, как смог по-настоящему разозлиться на него за всё, что произошло, и начал говорить о его нездоровом поведении. Я обнаружил, что глубоко внутри я всё-таки любил его. Я так не думал, но оказалось, что это правда. Я любил его, но никогда не мог признаться в этом, потому что все вокруг знали, что он пьяница. Я простил отца, чтобы выкинуть его из головы. Я хочу жить в мире. Я также простил себя. Первым в списке Восьмого Шага ВДА я написал своё имя.


Ежедневно я читал свой список

Подобно Шестому Шагу, Восьмой Шаг требует времени, чтобы преисполниться готовности. Есть огромная разница между тем, чтобы хотеть что-то сделать, и быть готовым это сделать. У меня нет желания брать иглу и вытаскивать занозу из пальца, но у меня есть готовность сделать это, чтобы облегчить свои страдания и боль.

Я составил список. Некоторым людям я был готов возместить ущерб сразу, как только написал их имена. С другими – было сложнее. Я вложил список в книгу ежедневных размышлений и старался каждый день упоминать всех перечисленных в нём людей в молитве или медитации. Я ждал готовности возместить им ущерб.


Как появилась готовность

На свете было много людей, которым я причинила вред. Я ранила мужчин, с которыми вступала в отношения. Я ранила дочку и сына. Я ранила себя. Я вспомнила своих предыдущих партнёров и как обращалась с ними. Когда я решала закончить отношения, я не говорила об этом прямо, а вела себя так, чтобы человек сам меня бросил, и тогда из нас двоих я выглядела «хорошей».

Что касается детей, я припомнила весь причинённый им ущерб, и в Восьмом Шаге старалась найти способ простить себя. Я вспомнила, как вынудила дочь больше не доверять мне. Однажды я меняла постельное бельё, а она прыгала на простыни. Я осторожно приподняла её и переставила на другое место, чтобы спокойно доделать начатое. Но она снова прыгнула на край простыни, подумав, что я играю с ней. После двух или трёх раз я легонько дернула простынь, думая, что дочка плюхнется на попу и перестанет баловаться. Вместо этого она прокусила язык. В её взгляде ясно читалось: «Как ты могла так поступить!» В тот момент она перестала мне доверять. Она знала, что я сделала это не случайно.

Когда я составляла список тех, кому нанесла ущерб, мне казалось, будто я взяла палку и луплю себя ею. Мне было ужасно тяжело думать о том, какую боль я причинила людям. В детстве я страдала от необходимости хранить молчание. Сама мысль подойти к матери и рассказать всё, что я к ней чувствовала тогда, но не говорила, вызывала огромную боль. Меня угнетала мысль о том, что я передала свою семейную дисфункциональность детям, точно так же, как мой отец передал её мне. Да и я сама была жертвой собственной дисфункциональности.

Мне было нетрудно преисполниться готовности возместить ущерб, когда я наконец осознала, какое опустошающее воздействие я оказывала на людей, особенно на своих детей. Мои плечи сгибались под этой тяжестью. Я была очень благодарна за возможность увидеть и частично возместить нанесённый им ущерб, пока в душе моих детей навечно не поселился страх.


Восьмой Шаг придал мне сил

Я пришла к Восьмому Шагу с готовностью, желая выполнить то, что предлагала Программа. Я сдалась и написала имена всех людей, которым нужно было возместить ущерб. Даже имена тех, кого я ненавидела. Я перестала бороться и обвинять. Шаг требовал от меня составить список всех, кому я причинила вред, и преисполниться готовности возместить ущерб. У меня получилось и то и другое; я обнаружила внутреннее мужество, когда его не искала. Вот такая счастливая находка.

Выяснилось, что список Восьмого Шага имеет огромное значение. Я знала, что делаю что-то очень важное. Он стал продолжением Четвёртого Шага и тех действий, которые я предприняла тогда, в ходе его выполнения. Вот что значили для меня все эти Шаги. В конце концов я нашла способ сделать что-то конкретное, что было не просто, но имело огромное значение. И я получила поддержку.


Основная мысль Восьмого Шага

В Восьмом Шаге мы составляем список людей, которым причинили вред, и преисполняемся готовности возместить им ущерб. Когда мы составляем этот список, мы не забываем о своём Внутреннем Ребенке, о необходимости защищать его от вреда в процессе возмещения ущерба. Хотя в этом разделе в основном будет говориться о готовности и составлении списка, мы должны понимать, что в семьях многих взрослых детей по-прежнему отрицают наличие зависимости или дисфункции. Если вы придёте домой и заявите, что вы взрослый ребёнок, это может повлечь неожиданные последствия. В некоторых обстоятельствах нужно соблюдать осторожность. И всё же мы не позволяем страху или чувству дискомфорта воспрепятствовать нам в составлении этого важного списка.

В Восьмом и Девятом Шагах мы укрепляемся в намерении жить по-другому. Мы делаем нечто очень сложное, но это даёт уверенность и свободу. Мы выходим из зоны комфорта. Покидая зависимую и угодливую личность, мы обретаем новый дом. Мы укрепляем настоящую связь с Высшей Силой.

Теперь нам становится ясно, куда двигаться дальше, и мы верим, что сможем достигнуть цели. Мы понимаем, что можем измениться. К Восьмому Шагу мы уже освободились от мысли, будто никогда не сможем наладить свою жизнь. Уходит

и ощущение, что мы особенные или неполноценные. Мы осознаём, что мы живые люди и совершаем ошибки, как и все остальные. Кроме того, мы начинаем понимать, что наш жизненный опыт ставит нас в особое положение. Мы способны помочь взрослым детям, которые всё ещё страдают и пока не смогли найти выход. Наши рассказы и знание программы ВДА – это золото для запутавшегося взрослого ребёнка, который мучается в одиночестве и дисбалансе.

В Восьмом Шаге мы принимаем свою жизнь и заявляем право на будущее, день за днём. Мы понимаем, что делаем. Мы узнаём, что можем говорить, доверять и чувствовать. Вместо скрытого контроля у нас появляется выбор. С помощью группы ВДА мы движемся вперёд. Мы можем доверять себе. Знать, кто мы есть – это нормально.


Отпустить родителей

В Восьмом Шаге мы лучше понимаем вред, который нанесли друзьям и близким. В Первом и Четвёртом Шагах мы проводили инвентаризацию своих родителей и родственников в дополнение к личной инвентаризации. Мы увидели, каким образом наше эгоистичное, манипулятивное, разрушительное поведение во взрослом возрасте было связано с нашими родителями. Не обвиняя окружающих, мы приняли ответственность за него.

В Пятом, Шестом и Седьмом Шагах мы начали больше внимания уделять своей ответственности и продолжили отделение от родителей и своей дисфункциональной роли. В Восьмом Шаге мы исследуем своё поведение более пристально, чем поведение родителей. Мы не стремимся забыть насилие, пережитое в прошлом, но сейчас мы готовы осознать вред, причинённый другим людям. Мы не одиноки на этом пути: у нас есть спонсор, друзья из Сообщества и Высшая Сила, которая никогда не покинет нас. В Восьмом Шаге мы отдаём родителей Богу, как мы Его понимаем. В Решении ВДА сказано: «Когда мы снимаем с родителей ответственность за свои сегодняшние поступки, мы обретаем свободу принимать здравые решения, не реагируя, а действуя самостоятельно».

Составить список людей, которым мы нанесли вред, и прямо взглянуть на своё прошлое – это очень мужественный поступок. Он становится отражением той силы, которая всегда жила внутри нас. Как иначе можно было выжить и найти ВДА, если не благодаря этому внутреннему мужеству и заботе Высшей Силы? Раньше нам казалось, что мы выжили благодаря чистой случайности, но сейчас мы приходим к убеждению, что на каком-то уровне это было божественное вмешательство. Не все могут распознать эту силу, но многие понимают, что иначе бы нас здесь не было. Мы не должны были выжить, но выжили. Кто мог подумать, что мы найдём ВДА и будем размышлять над списком людей, которым причинили вред, и нам хватит уверенности, что мы сможем пройти через возмещение ущерба. Некоторые из нас знают, что должны были оказаться в тюрьме или в лечебнице, а те, кто оказались, понимают, как им повезло получить новый шанс. Мы хотим быть искренними. Хотим двигаться вперёд и привносить в общество что-то значимое. Мы хотим дать всё самое лучшее своим семьям и наконец-то быть с ними эмоционально, духовно и физически.

При подготовке списка Восьмого Шага многие из нас опираются на свои записи к Четвёртому Шагу. В нём должны быть имена, которые мы упоминали в ходе личной инвентаризации. При подготовке этого списка нам понадобится помощь спонсора или психолога. Один из духовных принципов Восьмого Шага – это готовность. Нам пока не нужно заглядывать вперёд, в Девятый Шаг. Мы просто составляем список людей, которым причинили вред, и преисполняемся готовности возместить ущерб. Этот список может включать в себя наших детей, работодателей, родственников, друзей и родителей. Мы осознаём, что родители зачастую были источником насилия над нами, но тем не менее многие из нас поступали с ними неподобающим образом. Некоторые из нас были расчетливы и действовали со злым умыслом. Мы всячески старались отомстить им. Мы ранили их, а в долгосрочной перспективе наносили вред и себе. Некоторые жертвы инцеста, например, добивались денег или подарков в качестве компенсации от родителя или родственника, нанёсшего им травму. В этом тяжело, но необходимо признаться для того, чтобы научиться иначе взаимодействовать с людьми. Если, пытаясь отомстить, мы неподобающим образом обращались с родителями, велика вероятность, что мы так же вели себя и с другими людьми. Насилие передалось от родителей, но именно нам нужно остановить его, изменив своё поведение.

Во многих ситуациях именно мы переходили черту, и нам нужно взглянуть на своё поведение ради собственного блага, а не ради своих родителей. Это наш список Восьмого Шага, и наш шанс измениться. Именно мы стремимся к переменам, следовательно, нам и предстоит совершить духовный подъём. Мы подметаем свою сторону улицы вне зависимости от того, что сделали или не сделали остальные. Мы препоручаем своих родителей Богу, как мы Его понимаем. Мы даём им свободу делать свой выбор и жить по своей воле. Мы отделяемся от них. Они не властны над нами, так же, как и мы не властны над ними.

Однако есть настолько развращённые или агрессивные родители, что взрослому ребёнку необходимо избегать их, дабы защитить свою безопасность и эмоциональное здоровье. Разумеется, мы серьёзно подумаем, прежде чем предложим жертве инцеста возместить ущерб насильнику. В этом случае возмещение должно касаться только того ущерба, который был нанесён взрослым поведением, после отъезда из родительского дома. Иногда возмещение ущерба состоит в том, чтобы защищать себя и осознать, что мы никоим образом не были причиной пережитого сексуального насилия. Многие взрослые дети в такой ситуации решают не встречаться со своим насильником и простить его заочно. Когда мы понимаем, что дисфункциональное поведение началось не с нас, мы становимся сильнее. Мы осознаём стыд, сопровождавший сексуальное насилие. Мы знаем, что теперь в нашей жизни может появиться здоровая любовь.

В то же время некоторые члены ВДА лично возмещали ущерб родственникам, которые подвергли их сексуальному насилию. Эти взрослые дети рассказывают, что возмещение ущерба в форме откровенного разговора с нанёсшим обиду родственником привносит в семью настоящую честность. В этом случае жертвы инцеста прощали своего родственника и производили прямое возмещение ущерба за своё взрослое поведение. Многие рассказывают о том, какое огромное облегчение они испытали. Обида и стыд исчезали.

Решение о том, как именно возмещать ущерб в подобных случаях, остаётся за взрослым ребёнком и его спонсором или психологом.


Готовность и прощение себя

Если мы сомневаемся, добавлять или нет человека в список Восьмого Шага, мы просим Бога о готовности хотя бы просто написать его имя. Это Восьмой Шаг, то есть пока речь не идёт о возмещении ущерба. Нам достаточно просто написать имя на бумаге и продемонстрировать готовность. Мы доверимся своей Высшей Силе, чтобы она указала нам время и место для возмещения ущерба. Многие из нас ещё удивятся, когда увидят, как Бог работает над созданием ситуаций, благоприятных для возмещения ущерба.

Этот тип готовности годится и для людей, которых мы ненавидим. Большинство взрослых детей, если будут честны с собой, обнаружат, что есть человек, которого они ненавидят. Принимая во внимание наш опыт, по-другому и быть не может. Иногда даже мысли об этом человеке причиняют сильнейший дискомфорт, но мы задумываемся над возможностью хотя бы написать его имя на бумаге.

Помимо готовности, основополагающим принципом Восьмого Шага является прощение себя. Пока мы не сделаем этого, мы не сможем простить других. Такова духовная аксиома. Но многим взрослым детям тяжело её принять, потому что с детства нас приучили сомневаться в себе и чрезмерно себя критиковать. Зачастую при возникновении проблемы мы чувствовали неуверенность, винили или осуждали себя. Даже если мы уверенно спорили или дискутировали по важным вопросам, внутри мы всё равно оставались к себе безжалостны. Мы осуждали себя, даже когда внешне осуждали других.

Прощение себя чуждо многим из нас, потому что основано на заботе и самоутверждении. В наших семьях мы редко сталкивались с подобным опытом. Если мы хотим добиться прогресса в программе ВДА, нам нужно серьёзно подумать над этой концепцией и применять её в жизни. Не простив себя, мы не сможем наслаждаться успехами и будем думать, что недостойны любящих отношений. В ВДА мы учимся мало-помалу прощать себя, пока полностью не примем эту духовную концепцию. Она является ключом в развитии родительского отношения к себе.

В Восьмом Шаге мы по-прежнему учимся доверять себе и быть на своей стороне, не отступая. Когда у нас не получается простить себя, мы прямо признаём свои сомнения и укрепляемся в желании всё же достичь этого. Мы возвращаемся назад и снова пытаемся. Мы демонстрируем прощение, когда пишем своё имя во главе списка Восьмого Шага. Мы также демонстрируем его, когда прислушиваемся к тому, какие слова выбираем для самоописания. Если когда-то мы называли себя «ленивыми», «злыми» или «неспособными любить», то теперь мы говорим в более мягкой манере, используя выражения, которые свидетельствуют о приумножении внутренней любви. Мы всё чаще слышим свой собственный голос, который произносит: «Я думал, что меня невозможно любить, а на самом деле я ценный ребёнок Бога. Я – чудо».

Такие мысли или слова знаменуют, что мы прощаем и начинаем по-настоящему любить себя.


ДУХОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ВОСЬМОГО ШАГА:

готовность и прощение себя



9 шаг
Девятый Шаг

Лично возмещали ущерб этим людям, кроме случаев, когда это могло принести вред им или кому-то другому

Чтобы исправить ошибки, сначала нужно примириться с собой

Для возмещения ущерба бывает достаточно попросить прощения. Иногда нужно изменить своё поведение по отношению к другому человеку. Иногда – сказать правду. Для меня возмещение ущерба так или иначе связано с прощением. Мне необходимо простить другого человека за его вклад в случившееся, и потом я могу возместить нанесённый мною ущерб. Разумеется, силы и мужество на исправление своих ошибок появляются у меня, только когда я примирюсь с собой.

Расчищая обломки прошлого

Об ущербе, который я нанесла, будучи ещё маленькой девочкой, я могу рассказать прямо сейчас. Я нарвала маминых роз и подарила букет чудесной женщине, которая жила с нами на одной улице. Я надеялась, что она даст мне конфет, а ещё хотела отблагодарить за то, что она разговаривала со мной. Один раз я стащила деньги из маминого кошелька, чтобы расплатиться с другом брата, которому проспорила. Тогда я оправдывала свой поступок тем, что меня обманули и вынудили заключить пари, исход которого был предопределён.

Я растратила несколько серебряных долларов из коллекции, подаренной родителями, и перебежала оживлённое шоссе, просто чтобы купить сладостей. Я одновременно встречалась с двумя мальчиками и обоим была неверна. Список можно продолжать до бесконечности.

Я рассказала матери о том, что срезала её розы, я попросила прощения, подарила ей другие цветы и больше никогда не прикасалась к чужому саду. Десять десятицентовых монет, украденных, чтобы выплатить долг, я отдала ей в тысячекратном размере. Я больше ни у кого не крала ни цента. Я рассказала матери и о серебряных долларах, и о том, как перебегала шоссе. Я купила новые монеты для коллекции, стала бережно хранить семейные реликвии и держаться подальше от опасных мест. Ни одному из тех мальчиков я не поведала о существовании соперника, но с тех пор я всегда встречаюсь только с одним кавалером.

Всё это было давным-давно. Но и когда я выросла, я тоже совершала поступки, которые совершать не следовало.

Я нарушила нормы общественной морали и вступила в адюльтер. Я набралась сил разорвать эту связь, стала лучше к себе относиться и попросила прощения за неё на двенадцатишаговом собрании. Это пример такой ситуации, когда разговаривать с людьми, которым я нанесла ущерб, было бы вредно. В результате сложившихся тогда обстоятельств один брак распался, и жизни участников пошли под откос. Слишком много людей пострадало, поэтому я сочла невозможным заново бередить глубокие раны только для того, чтобы разыграть сцену раскаяния.

Своему любовнику я написала письмо и признала свои искажённые представления о любви, привязанности, заботе и отношениях. Я попросила прощения за горе, которое причинила ему, его семье и себе самой, и сожгла это письмо. Я много думала о суициде, но поняла, что таким образом смогла бы лишь прекратить собственную боль, но ничего не сделала бы с болью близких. Только продолжая жить и больше не устраивая вокруг себя никаких мыльных опер, я могу надеяться, что заглажу причинённый ущерб перед Богом и собой.

Всегда найдётся способ возместить ущерб

Как любой выздоравливающий взрослый ребёнок я до сих пор страдаю от высокой терпимости к насилию. Поэтому нередко люди успевают нанести мне серьёзный ущерб прежде, чем я замечу, что меня обижают, и приму меры для защиты. В выздоровлении, однако, мне нужно возмещать ущерб, который причинила я сама, вне зависимости от поступков другого человека. По возможности я стараюсь делать это лично и тем самым учусь смирению.

Если же личное возмещение ущерба может причинить мне вред, то я действую не напрямую, а косвенно. Для выполнения этого Шага совсем не требуется ставить себя в опасное положение. Я не назначаю встречу с человеком, который обещал убить меня, если снова увидит. Я не обязана извиняться перед пьющим алкоголиком, человеком под кайфом или любыми другими людьми, находящимися под влиянием дисфункции: никто из них всё равно меня не услышит. Во всех подобных случаях я возмещаю ущерб косвенно: пишу письмо, а затем его сжигаю; работаю в столовых для бездомных, реабилитационных центрах для алкоголиков или домах престарелых. Я могу отдать деньги на развитие какого-то сообщества или в благотворительную организацию, деятельность которой тем или иным образом связана с причинённым мной ущербом.

Основная мысль Девятого Шага

Этот Шаг может стать одним из самых значительных этапов нашего выздоровления в ВДА. Хоть он и внушает серьёзные опасения, на самом деле Девятый Шаг – величайший секрет нашего Сообщества. Эмоциональные и духовные награды, которые он принесёт, подобны большому сундуку с сокровищами. Никто не может предсказать, как будет развиваться процесс возмещения ущерба у вас, но мы твёрдо обещаем вам чувство удовлетворения и внутренний рост, которые превысят все ваши ожидания, если к этому Шагу вы подойдёте с честностью, искренностью и скрупулёзностью.

Можно сравнить Шаги, предшествовавшие Девятому, с духовным путешествием по веревочному парку. Чтобы преодолеть все препятствия, потребовалось рискнуть, воспользоваться поддержкой группы и ощутить своё внутреннее мужество.

Первый Шаг – это наша первая переправа, с неё мы начали исследовать последствия воспитания в нездоровой семье. Признание семейной дисфункциональности открыло вид на весь маршрут, лежащий перед нами. На Втором и Третьем Шагах мы застегнули страховочный пояс – нашли свою Высшую Силу, которая поможет встретиться с любыми препятствиями и испытаниями на пути. На Четвёртом и Пятом Шагах мы узнали, что такое доверять себе и другим, когда с высокой площадки мы полетели вниз спиной в объятия своих попутчиков. Они уже прошли эти Шаги и сказали, что и мы сможем. Казалось, нам завязали глаза: многие из нас не видели причин проводить инвентаризацию прошлого и рассказывать кому-то свою историю. Нам было не разглядеть, что ждёт нас на другой стороне, но мы доверились своим друзьям и Богу, чтобы они поймали нас. И наше падение закончилось в их объятиях. На Шестом и Седьмом Шагах мы сидели вместе со своей группой вокруг костра, слушали истории и соотносили их с собой. Мы поняли, что любой из нас – живой человек, и у каждого есть дефекты характера.

Восьмой Шаг стал для нас десятиметровым столбом, мы задирали голову и видели лишь узкую, но крепкую площадку на самой его верхушке. Сжимая в руке список Восьмого Шага, мы стали медленно карабкаться навстречу свободе и Богу. Мы поднимались и видели кроны деревьев. Ненадолго приостановились, чтобы проверить страховочный ремень – это пройденный Третий Шаг и наше решение довериться Высшей Силе. Мы опустили глаза вниз и увидели улыбающиеся лица своих друзей. Они отлично знали, куда мы пытаемся направить свою жизнь. Мы взбирались всё выше и выше, и уже вершины деревьев остались позади. Мы добрались до перекладины на конце столба и аккуратно встали на неё. Ноги задрожали, но вскоре мы уже выпрямились во весь рост.

Мы стоим там со списком Восьмого Шага в руках, с изумлением наблюдая перспективу, которую трудно было представить. Наконец-то мы поднялись над всем этим и ясно увидели то, что лежит внизу. Мы видим, что не виноваты в дисфункции родителей. У самого горизонта выстроилась бесконечная череда предыдущих поколений нашей семьи. Их здесь наверное не меньше ста. Впереди мы видим отца и мать, они сами дети рядом со своими родителями. Мы узнаём своих дедушек и бабушек. Увидеть беззащитных детей в собственных родителях – совершенно неизведанный для нас опыт.

Вскоре мы замечаем, как через всю череду наших предков перемещается свёрток. Каждое новое поколение передаёт его в руки следующему. Вот он уже приближается к бабушкам и дедушкам, а затем – и к нашим родителям. Переходя от владельца к владельцу, свёрток становится всё тяжелее. Его приходится прижимать к животу, чтобы удержать и передать дальше. Мы внимательно смотрим на него и начинаем узнавать. Наше зрение сильно улучшилось: благодаря работе по Шагам, многое стало видеться яснее. Дедушка с бабушкой наклоняются и вручают свёрток нашим родителям. Как только эти двое детей берут его, мы понимаем, чем их наградили. Это многовековые стыд, покинутость и утраты. Мы обдумываем увиденное, и к нам приходит осознание, что становиться хозяином этого свёртка совсем не обязательно. Он нам не принадлежит. Мы свободны. Мы оглядываемся и видим чистый горизонт. Там ещё нет ни одной семьи. У нас есть шанс прервать передачу семейной дисфункции.

Приступая к Девятому Шагу, мы забываем об обвинениях в чей бы то ни было адрес. Мы не виним ни родителей, ни себя. Мы готовы возместить ущерб тем, кому навредили сами, чтобы стать свободными и служить Богу и обществу. Мы обязуемся защищать себя и своего Внутреннего Ребёнка, главное – не пытаться увильнуть от этого Шага. Мы чувствуем, что приблизились к Богу, нам хочется жить и дать жить другим. Мы учимся родительскому отношению к себе с любовью и нежностью. Над нами ясное небо, и мы идём в Девятый Шаг.


Двигаться твёрдо и осторожно

На Девятом Шаге мы исправляем отношения с собой и другими. Кроме того, мы расчищаем обломки прошлого и отпускаем обиды. Иногда возмещение ущерба восстанавливает общение между людьми; оно же может положить конец прошлым отношениям или связям.

Имея при себе список Восьмого Шага, мы хорошо понимаем, кому навредили и к кому пойдём возмещать ущерб. И хотя делать это мы будем в одиночку, мы помним, что на самом деле мы не одни.

Эмоциональные и духовные награды, ожидающие нас впереди, ошеломляют. Они нематериальны, но служат нам заверением, что мы наконец-то меняем свою жизнь к лучшему. Мы заняты настоящим делом, которое преображает нашу жизнь. В Девятом Шаге мы собираем вместе кусочки духовного замысла, очерченного предыдущими Шагами. Мы строим новый дом. Включаем в нём свет, распахиваем окна, созданные руками Духа Вселенной. Нам предстоит ещё много работы, но фундамент уже заложен.

Мы смиренно приступаем к Девятому Шагу с предчувствием значимого поворота на жизненном пути. Мы освобождаемся от оков нездоровой зависимости и наследственного стыда. При поддержке ВДА мы понимаем, что можем снять с себя вину и стыд за прошлое поведение. Мы видим, что появился шанс разобраться с ошибками, которые раньше казались непростительными. Многие годы мы обвиняли себя за прошлые мысли и поступки. Их немалая доля– это обратный эффект того, что нам самим пришлось пережить в детстве. Некоторые из нас ужасно мучились с этими шаблонами поведения, веря, будто наша душа полна зла и для нас нет надежды. Быть может, мы и пытались измениться, но потерпели неудачу. Нам казалось, мы не похожи на других. Какие-то наши поступки вредили окружающим, какие-то выходили за рамки закона. В Девятом Шаге мы даём имя тому, что сделали, и возмещаем ущерб за свои действия. Благодаря ВДА у нас появляется возможность получить прощение даже за самые серьёзные проступки, если мы найдём в себе смирение и обратимся за помощью к Высшей Силе. Но главное условие
– это честность.

Наши искренность и усилия дают результат, и мы обнаруживаем, что нас перестаёт мучить прошлое. Мы постепенно избавляемся от вины и стыда, которые так долго носили в себе. Мы обретаем свободу, и благодаря этому наше поведение меняется к лучшему. Мы знаем, что доверять себе – естественно. Мы видим, что источником разрушительного поведения были стыд и страх покинутости. Получая помощь и поддержку, мы перестаём воспроизводить то, что когда-то сделали с нами.

Нам нужна полная свобода. Мы хотим освободиться от пищевой, сексуальной, игровой, наркотической и финансовой зависимости. Мы хотим хорошо спать, наслаждаться работой, участвовать в улучшении мира. Мы возвращаем себе свои силы

и занимаем место, предназначенное нам: мы личности и у нас есть что предложить другим. У нас появляется выбор. Мы хотим обрести мудрость и способность различать истинную суть вещей. Мы знаем, что путь ВДА прост, практичен и развивает нашу духовность. Программа – это образ жизни, который работает во всех сферах. Он поможет нам в карьерных решениях, в личных испытаниях, в вопросах, связанных с Богом, а кроме того, позволит встретиться с прошлым и найти исцеление от насилия и пренебрежения.

Мы как можно более беспристрастно перечитываем список возмещения ущерба. Мы не осуждаем ни себя, ни других за ошибки. Нужно сосредоточиться на своих промахах и не оценивать других.

Хотя возмещение ущерба – непосредственная цель Девятого Шага, нужно чётко понимать, что на этом этапе мы также стараемся изменить саморазрушительное поведение. Конечно, в своих отношениях мы вредили другим людям, но мы наносили вред и себе, потому что с ранних лет привыкли к покинутости и пренебрежению. Мы воссоздавали перфекционизм, грубость, манипуляции, к которым приспособились, когда были детьми. Как бы тревожно это ни звучало, но мы постоянно выбирали людей, склонных к насилию, или сами применяли насилие к окружающим, когда контролировали их. В Девятом Шаге нам предстоит встретиться с некоторыми из этих людей, и мы должны отнестись к этому спокойно, без сурового осуждения себя или пьянящей уверенности. Велика вероятность, что большая часть из них по-прежнему пребывают в отрицании. Кто-то вообще не поймёт, что мы пытаемся сделать, но суть не в этом. Мы чётко представляем свою истинную цель и ясно осознаём намерения.

Искренность, краткость, смирение – вот чем мы руководствуемся, возмещая ущерб. Не нужно забывать, что мы делаем это для собственной пользы. Мы не пытаемся вылечить или исправить другого. Если человек тоже выигрывает от наших действий, мы испытываем благодарность, но не в этом наша цель. Она заключается в том, чтобы укрепить преданность себе, исправить свои ошибки и продолжить духовное путешествие.

В процессе возмещения ущерба мы не пытаемся информировать людей о ВДА за исключением тех ситуаций, когда они сами настаивают на этом. И даже тогда мы говорим, не вдаваясь в подробности, если только нас не попросят рассказать больше. Мы не привлекаем новых членов в наше сообщество. Мы вообще не поднимаем тему заново обретённой духовности, если обстоятельства сами к тому не располагают. Не очень-то мудро будет подойти к тому, кому мы нанесли ущерб, и объявить, что теперь мы сосредоточились на Боге. Сделав так, мы лишь рискуем прослыть религиозными фанатиками.

Возмещать ущерб можно по-разному, но помните, что главное – исправить вред, который мы причинили. Начать мы должны с себя. Как никто другой на планете, мы нанесли себе глубочайший ущерб созависимым поведением, наркотиками, зависимостью от секса, работы, азартных игр и едой. Сотни раз мы покидали себя и сурово осуждали. Мы настолько боялись одиночества, что оставались в отношениях, полных насилия, гораздо дольше, чем может себе представить психически здоровый человек. Мы впали в безумие. Это выглядит так, словно мы несколько раз подряд засовываем руку в дверной проём, чтобы вновь прищемить её, или кладём ладонь на горячую плиту, твёрдо веря, что иначе жить невозможно.

Многих из нас окружающие осуждали и наказывали, а мы продолжали уходить всё дальше от Бога, как мы Его понимаем. Но больше этого не будет. Мы нашли своё место в ВДА. Мы кое-что значим. Мы можем простить себя.

Приступить к возмещению ущерба позволит наше внутреннее мужество. Мы не оправдываемся, а обещаем приложить все усилия к тому, чтобы измениться. Мы чётко формулируем свои намерения вместо того, чтобы расписывать грандиозные планы и торжественно клясться, что мы полностью переродимся. Наши действия, а не слова должны свидетельствовать о переменах.

Не нужно усложнять возмещение ущерба, но в то же время здесь не место небрежности. Кроме того, мы не вступаем в споры или словесные перепалки, чтобы не причинить дополнительный ущерб. Нам понадобится смирение и искреннее желание исправить сделанное или вернуть человеку то, что мы у него отняли.

Возмещая ущерб, мы можем сказать: «Я работаю по программе, в рамках которой учусь вести себя по-другому и жить более честно и открыто. Часть этого процесса связана с возмещением ущерба людям, которым я нанёс вред своим поведением. Я хочу признать, что причинил тебе ущерб, когда

___________ (назовите поведение, поступок или нечто другое). Мне хотелось бы исправить ситуацию. Я не ищу оправданий, но должен сказать, что поступал так, потому что мало знал о жизни. Я работаю над тем, чтобы изменить своё поведение».

Если мы задолжали деньги, мы всеми силами стараемся их вернуть. Если мы пристыдили кого-то публично, мы публично возмещаем ущерб. Если мы обманывали государственные органы или начальство, мы находим способ и здесь исправить ситуацию: мы либо работаем сверхурочно, либо жертвуем деньги на стоящее дело. Пойти в тюрьму или реабилитационный центр и там нести весть надежды ВДА – отличный способ вернуть обществу свои долги. Это также положительно сказывается на нашем выздоровлении. Мы отдаём то, что получили сами, и, помогая страдающему взрослому ребёнку, помогаем миру вокруг стать лучше.

Когда мы решаемся возместить ущерб своим родителям, мы не должны забывать, что возвращаемся туда, где терпели жестокость или пренебрежение. Если мы мстили родителям, сами применяли к ним насилие или использовали их внуков, чтобы им навредить, нужно задуматься о возмещении ущерба. Однако стоит учесть и Внутреннего Ребёнка, которому придётся идти вместе с нами. Многие родители применяли физическое насилие, обвиняли, манипулировали, мстили, жалели себя, оценивали, игнорировали, были мелочными, агрессивными, не умели слушать, подавляли, запугивали, отстранялись или не любили. Другие были слишком милыми, нерешительными, непоследовательными, странными, апатичными, всё время волновались, хандрили, жертвовали собой, предсказывали трагический конец мира или собственных детей. Их души мы вручаем в руки Бога. Мы не несём ответственность за своих родителей. Не нам исправлять их жизнь: мы бессильны перед ними и тем выбором, который они совершают.

Когда речь идёт о возмещении ущерба родителям, нужно найти золотую середину между защитой своей Истинной Личности и стремлением выполнить духовную задачу Девятого Шага. В этом Шаге нас призывают быть честными и приложить все усилия к тому, чтобы исправиться. Мы должны помнить, что родители – духовно больные люди, которые воссоздавали то, что когда-то сделали с ними. Не нужно ни оправдывать тот вред, который они нам причинили, ни обвинять их. Возмещая ущерб, мы препоручаем их Богу и ограждаем себя.

Главное в этом процессе – прощение. Мы хотим, чтобы простили нас, и прощаем своих родителей. Это не означает, что мы забываем сделанное ими или преуменьшаем значение их поступков. Мы прощаем их для того, чтобы идти дальше и освободить свою душу. В прощении заложена духовная сила. На протяжении всей истории человечества в разных уголках мира люди отмечали внутреннюю ценность этого духовного акта. В ВДА мы говорим о том же.

Опыт показывает, что в некоторых родителях просыпается искреннее желание измениться. В других – негодование и потребность избежать ответственности. Если они агрессивны, нам нужно позаботиться о своей безопасности и подумать, стоит ли встречаться с ними для возмещения ущерба. Какими бы ни были обстоятельства, мы должны возмещать ущерб для себя, не фокусируясь на возможном ответе с той стороны. Мы хотим сделать всё, что в наших силах, чтобы расчистить обломки прошлого и жить в настоящем с честностью, надеждой и духовностью. У нас появляется своя жизнь. Мы освобождаемся от последствий воспитания в дисфункциональной семье.


Возмещение ущерба детям

Когда мы возмещаем ущерб своим детям, мы должны говорить просто и постараться, чтобы язык соответствовал их возрасту. До разговора следует обсудить своё намерение со спонсором или психологом. Как правило, детям не нужно слышать обо всех подробностях насилия или пренебрежения с нашей стороны. Всё это они прочувствовали сами и сейчас гораздо больше хотят увидеть перемены в нашем поведении, чем услышать психологические или другие сложные объяснения.

Мы искренне переживаем и раскаиваемся в том, что причинили детям, но в тоже время стараемся не испытывать излишней вины. Потому что она способна заставить нас с ненужной избыточностью компенсировать их утраты и в процессе стать ещё худшими родителями, чем мы были раньше. Многие выздоравливающие родители, терзаемые угрызениями совести, позволяют детям чаще совершать дисфункциональные поступки или терпят их выходки в свой адрес, пока не взорвутся от гнева. Не нужно забывать, что мы остаёмся их родителями и кое-какие навыки воспитания у нас всё-таки есть. А кроме того у нас есть неподдельное желание любить своих детей и помочь им жить лучше, чем жили мы сами. Мы здраво оцениваем своих детей и их поступки; справляться с их поведением нам помогают собрания, работа по Шагам, помощь спонсора, психолога или духовного наставника.

Когда нам удаётся заботиться о себе и просить о помощи, у нас появляются силы выслушать своих детей, если им захочется поговорить о собственных чувствах и переживаниях. Это крайне важно. Мы стараемся не подталкивать и не вести детей к такому разговору, пока не уверены в том, что нами движет. Родители, которые упрашивают детей поскорее всё с ними обсудить, на самом деле только хотят облегчить собственные неприятные чувства от осознания того, какое дисфункциональное воспитание они обеспечили. Делая вид, будто они хотят выслушать ребёнка, такие родители в действительности выведывают, что он думает о них и как к ним относится. Если в такой ситуации ребёнок откроется, скорее всего, его мысли или чувства обесценят. Однако существует и другой сценарий: откровенность ребёнка
о нездоровом поведении отца или матери потрясает родителей настолько, что они теряют голову и избыточно компенсируют свои ошибки. Чтобы быть в состоянии выслушать своего ребёнка и удержать равновесие, нам необходимо посещать собрания и иметь твёрдую почву под ногами.

То же самое необходимо учесть и тем членам ВДА, у которых есть внуки. В таком случае мы можем винить себя ещё сильнее, потому что передали дисфункцию двум поколениям. Однако нужно помнить о важной oсoбенности нашей жизни. У нас есть мужество. Мы отдаём себе отчёт в своих поступках и поведении, а не отрицаем их. Те из нас, у кого есть внуки, несут всю тяжесть положения первопроходца: зачастую мы первыми из всей дисфункциональной семьи решаемся выздоравливать. Возможно, нас критикуют и не понимают родственники, но мы не отказываемся от своей цели и продолжаем путь.

Мы должны стремиться к тому, чтобы простить себя и не упиваться преувеличенным чувством вины. Если нас парализует прошлое, мы не забываем свою программу и помним, что исполняем волю Бога. Мы должны посещать собрания, молиться, просить о помощи и быть готовыми к тому, что дети или внуки захотят с нами поговорить.



Кроме случаев, когда это могло принести вред им или кому-то другому

Когда мы возмещаем ущерб, важно не причинить дополнительного вреда другому человеку, случайно раскрыв ему лишнюю или неуместную информацию.

Так, если мы возмещаем ущерб бывшей супруге, не нужно рассказывать о романе с её сестрой. Сейчас это не важно. Мы признаёмся в измене спонсору или психологу и в сердце своём знаем, что вели себя нечестно. Мы меняем своё поведение и стараемся держаться подальше от бывшей жены и свояченицы.

Тем из нас, кто в браке вёл неразборчивую сексуальную жизнь, не стоит торопиться с признаниями, если только мы не заразились болезнью, передающейся половым путём, и не представляем угрозу для партнёра. В последнем случае, мы должны рассказать о своей сексуальной активности, чтобы человек мог обратиться за медицинской помощью.

Множество браков распалось из-за того, что наружу выплыли внебрачные связи супругов. Хотя на первый взгляд кажется благородным рассказать о неверности, такие рассказы нередко становятся поводом для ревности, в конце концов разрушающей отношения.

Перед нами открыты по крайней мере две возможности удовлетворить требование Девятого Шага о предельной честности. Немало неверных жён и мужей сознавались в своих изменах спонсору или психологу, меняли своё поведение и не впутывали в этот процесс своих супругов. Есть люди, убеждённые, что лучше всего прямо рассказать об этом мужу, жене или партнёру. Какой путь выбрать, решать тому, кто выполняет Шаг. Самое главное здесь честность, готовность рассказать кому-то о своём обмане и твёрдое намерение измениться.

Многие взрослые дети погрязли в долгах и не умеют обращаться с деньгами. Некоторые скрываются с чужими средствами или не имеют возможности выплатить те огромные суммы, которые они растратили, украли или манипуляциями выманили у знакомых, работодателей или родственников. Девятый Шаг не предполагает, что мы станем прозябать в нищете в благородной попытке выплатить абсолютно всё. Однако это не означает, что мы должны отказаться от выплаты разумных сумм, в счёт средств, которые нам давали или одалживали. Если для этого требуется экономить, мы поступаем именно так. Мы хотим изменить своё отношение к трате денег. Девятый Шаг поможет нам жить по средствам и расти духовно.

Если сумма долга настолько велика, что нам грозит банкротство или нечто подобное, необходимо всем сердцем ощутить, что мы бы выплатили долг, будь у нас достаточно средств. Мы ведём себя по-новому и не увеличиваем сумму долга, пока на нас висят невыполненные обязательства. Нечестно утверждать, что мы выплатим долг при появлении достаточных средств и в то же время расточительно тратить имеющиеся. Такое поведение противоречит Девятому Шагу.

Если вы воровали или манипуляциями вытягивали из окружающих деньги, подарки или другие блага, это тоже должно прекратиться. Если вы продолжаете такое поведение, значит, вы находитесь в срыве и отворачиваетесь от Бога. Воровство или выманивание денег в конечном счёте разрушительно сказывается на нас, потому что нарушает нашу связь с Божественным.

Если мы совершили преступление, оставшееся нераскрытым, нужно рассказать об этом спонсору или получить юридическую консультацию. Мы должны быть готовы сдасться властям, если решим, что именно этот путь является правильным.

Найти способ возместить ущерб нам помогут искренность и терпение. Так, умершему человеку мы можем написать письмо и прочесть его вслух. Если мы не знаем, где живёт человек из нашего списка, мы ждём, пока Бог укажет нам, как поступить. Если мы сохраним готовность и оставим результаты на волю Создателя, то с изумлением обнаружим, как замечательно работает наша программа. Во многом процесс возмещения зависит от нашего отношения и готовности действовать, когда представится случай.


Сексуальная компульсивность

Многие взрослые дети страдают от сексуальной зависимости, она причиняет невероятные страдания и служит причиной абсолютной изоляции от общества. Однако этим отчуждение не ограничивается. Внутри взрослый ребёнок тоже оказывается разделённым. Сексуально-одержимая часть личности противоречит Истинному Я, и образуется площадка для постоянной борьбы между компульсией и желанием поступить правильно. Таким образом, в человеке две части личности воюют друг с другом. Этот конфликт знаком всем взрослым детям, сексуальная компульсивность лишь усугубляет его. Зависимые от секса живут в состоянии токсического стыда, подпитываемом отчаянием. Каждый день они дышат, двигаются и живут словно в аду. Ими управляют одержимость и навязчивые состояния, полностью подавляющие их разум. Эти взрослые дети – глубоко израненные души, но и они найдут облегчение, если останутся предельно честными и смогут продержаться, пока Бог будет действовать.

По мере усугубления зависимости от секса взрослый ребёнок всё больше начинает походить на двух разных людей. На работе это трудолюбивый и творческий человек, а после неё

– одержимый сексом наркоман, рыскающий по общественным туалетам, парковкам или барам в поисках новой «дозы». Мы не занимаемся морализаторством и не обсуждаем индивидуальные сексуальные предпочтения. Мы говорим об эгоистичных хищниках, которые подвергают опасности себя и других, занимаясь незащищённым сексом или совершая преступные действия сексуального характера. Такое поведение может быть характерно для любого взрослого ребёнка: как для гомо-, так и гетеросексуала. Сексуальной компульсивности нет дела до вашей ориентации. Кроме того, не стоит забывать о невинных людях, страдающих от противоправных действий такого взрослого ребёнка.

После очередного сексуального употребления, многие из этих взрослых детей переживают неподдельный ужас от своего поступка, и тем не менее они будут возвращаться к подобному или худшему поведению, если не станут настойчиво искать помощи. Они живут в повторяющемся цикле «работа – навязчивые мысли – употребление – раскаяние». Некоторым из этих взрослых детей суждено провести остаток жизни в тюрьме за сексуальное преступление, которое они неизбежно совершают.

Почти все зависимые от секса взрослые дети когда-то были жертвами сексуального насилия. Этим мы не пытаемся оправдать их взрослые поступки, а лишь напоминаем, что и они были детьми, которым не оставили выбора. Как и у любого из нас, их личность расколота. Они могут выздоравливать в ВДА.

Если мы применяли сексуальное насилие или были одержимы сексом, необходимо до глубины души осознать, что мы поступали неверно. Нельзя преуменьшать свои поступки. Есть люди, с которыми мы поступили так ужасно, что теперь никогда не сможем к ним даже подойти. Возможно, к некоторым своим жертвам нам запрещено приближаться законом. Бог понимает, что мы совершили, и знает, с чем нам приходится иметь дело сейчас. Мы ищем поддержки у спонсора или доверенного друга, а свою потребность получить прощение передаём Высшей Силе. Мы молимся о прощении и способности измениться.

Некоторые из нас достигли тяжелейшего состояния: стали одержимы порнографией, занимались групповым сексом, зоофилией, БДСМ практиками, компульсивной мастурбацией и другими формами сексуального насилия. И всё равно мы можем измениться. Мы родились другими. Все мы, вне зависимости от наших поступков, по-прежнему дети Бога. Нельзя забывать, что Бог всегда любит нас. Такова его милость к взрослым детям, которые сегодня бьются в этой агонии.

Опыт показывает, что в их душе есть благие намерения, и они хотят измениться. Чтобы освободиться от сексуальной зависимости, им необходима милость Бога и профессиональная помощь. Мы должны знать, что милость Его безгранична для тех, кто искренне желает перемен. Высшая Сила всегда рядом, сколько бы раз мы ни упали – один или тысячу. Каждое мгновение Бог, как мы Его понимаем, любит нас. Это трудно понять взрослому ребёнку, который вырос в доме, где его наказывали или осуждали. Нам кажется, что у нас мало шансов или их почти нет. После нездорового поступка нам хочется, чтобы нас покарали, но любящий Бог ждёт, когда мы сами признаем поражение. Мы должны стараться и развивать готовность. Высшая Сила одинаково любит нас и когда у нас всё получается, и когда не получается ничего. Любящий Бог никогда не покинет взрослого ребёнка, который искренне хочет измениться и прикладывает к этому усилия.

Конечно же, если мы столкнулись с подобной проблемой, без чуда не обойтись. Взрослых детей, о которых мы говорили, ожидает множество чудес, если они всем сердцем будут искать Бога. Помимо этого, регулярное посещение собраний, молитва, общение с членами ВДА значительно ослабляют силу компульсии. Мы молимся и молимся неустанно.



ДУХОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ДЕВЯТОГО ШАГА:

прощение и мужество


10 шаг

Десятый Шаг

Продолжали личную инвентаризацию и когда оказывались неправы, немедленно признавали это.

Десятый Шаг помог увидеть границы

Этот Шаг рассказал мне о границах больше, чем я мог представить. Первое время в Программе я то и дело извинялся перед всеми по малейшему поводу. Как-то раз я стал мысленно оценивать одного человека и сплетничать у него за спиной. Вскоре я почувствовал себя виноватым, но не смог нормально отреагировать на здоровое чувство вины. Моё искажённое понимание Шагов заставило меня позвонить этому человеку ни с того ни с сего и начать извиняться. Было неловко, потому что он понятия не имел о моих поступках. Я смутился, пока говорил. И понял, что нарушил чужие границы, хотя и не хотел ничего плохого. Тогда я выздоравливал без спонсора, таковы были плоды этого выздоровления.

Благодаря Десятому Шагу и спонсору я понял, что быть честным не значит посвящать в свои мысли всех вокруг. В конце дня я могу провести инвентаризацию мыслей и поступков и позвонить спонсору, если что-то беспокоит или тревожит меня. Я понял, что мысли – это только мысли, им необязательно превращаться в действия. Жить с этим знанием стало гораздо легче. После анализа прошедшего дня, я немедленно возмещаю ущерб, если причинил его кому-то. Теперь я вижу, где пролегают границы. И они у меня есть.


Десятый Шаг даёт результаты

Мне стало гораздо спокойнее жить, когда я научилась быстро признавать свою неправоту. Как выяснилось, окружающим это обычно нравится. Если я быстро признаю причинённый мною ущерб, то на обиды не остаётся времени. Мне не нужно расходовать энергию на обвинения, не нужно рационализировать и заметать следы. Я не застреваю в чувстве вины или стыда. Способность признать свою неправоту, когда я действительно неправа, даёт невероятную свободу. Я глубоко благодарна за это состояние.

Хорошие поступки

Десятый Шаг научил принимать себя и не судить слишком строго. Раньше я зорко высматривал, за что бы отругать себя и выставить виноватым. Однако благодаря регулярной инвентаризации своего поведения, я заметил, что совершаю массу хороших поступков. В Десятом Шаге я начал уделять им внимание. Анализируя своё поведение, я всегда отмечаю то, чем я доволен. Мне это необходимо. В этом я нахожу равновесие.

Я не усложняю Десятый Шаг

Мне важно, чтобы Десятый Шаг проходил просто. Он не должен превращаться в пытку, ожидающую меня в конце каждого дня. У меня есть несколько вопросов, которые я задаю себе перед сном. Кого я сегодня оценивала? Критиковала ли себя или другого человека? Скрываю ли я что-нибудь, о чём нужно рассказать? Насколько я люблю себя и отношусь к себе по-доброму? Удалось ли мне сегодня заметить, что я такой же человек, как все остальные?

Я отвечаю на все эти вопросы и возмещаю ущерб, если это необходимо. Мой Десятый Шаг очень прост. И он приносит мне бесконечные духовные подарки. Я стала честнее, я могу говорить о своих чувствах и поступках, не ожидая пока ситуация усугубится. Я благодарна ВДА.


Каждый вечер я анализирую прошедший день

Перед сном я всегда что-нибудь читаю, а также провожу инвентаризацию сегодняшнего поведения. Потом я молюсь, и планирую, что буду делать завтра.


Основная мысль Десятого Шага

В Десятом Шаге мы продолжаем инвентаризацию своих мыслей и поступков. Мы всё больше отпускаем контроль и разоблачаем отрицание последствий воспитания в дисфункциональной семье. Мы учимся объективно воспринимать своё поведение, стараясь не брать ответственность за поступки других людей. В то же время мы сдерживаем привычку обвинять окружающих, когда совершенно очевидно, что неправы мы сами и просто боимся или стыдимся в этом признаться. В этом случае мы действуем просто. Нам уже не нужно тщательно анализировать своё поведение, мы и так знаем, что получили в детстве травмы и работаем над ними по Шагам. Далеко не каждое возмещение ущерба или просьбу о прощении нужно сопровождать пояснениями о том, как мы росли и как жили до выздоровления. Мы хорошо знаем свои проблемы и возмещаем ущерб, стараясь не быть многословными, но проявляя искреннее желание измениться. Чем проще мы поступаем, тем лучше. Однако бывают случаи, когда возмещение ущерба требует рассказа о нашем прошлом и долгих объяснений с нашей стороны. Мы способны распознать такие ситуации.

Десятый Шаг помогает применять то, чему мы учимся на собраниях, и оценивать своё выздоровление. Мы всеми силами стараемся укрепить перемены, которых добились с большим трудом. В нашей жизни стало больше честности и одобрения себя. Мы знаем, что не должны быть идеальными и непогрешимыми, чтобы нас любили и принимали. Можно совершать ошибки и смеяться над собой, не мучаясь от стыда. Мы меньше боимся людей и их мнения о нас.

Мы пробуем думать и поступать по-новому, но, чтобы пройти путь выздоровления, придётся потрудиться. Перемены не произойдут в одночасье, снова и снова будет появляться искушение поступать так, как мы привыкли. Программа ВДА не простая, но награды её велики, их получит каждый, кто искренне старается.

На Десятом Шаге мы оттачиваем духовные принципы, которые изучаем и применяем в повседневной жизни. Чтобы оставаться в хорошей духовной форме, мы должны посещать собрания, делиться чувствами и поддерживать других. Помогая попутчику в его выздоровлении, мы помогаем себе и выходим из изоляции. Мы учимся отдавать и вносим вклад в благополучие своей домашней группы. Этот Шаг способствует постепенному улучшению личной и духовной жизни.

В Десятом Шаге мы проверяем, как часто пользуемся программой ВДА, чтобы принимать здоровые решения и улучшать отношения в семье и на работе. Если мы хотим быть собой, нам нужно всегда и везде применять принципы ВДА. Да, дома и на работе практиковать Программу сложно, но нужно.

Речь не идёт о том, чтобы проповедовать идеи ВДА и нарушать границы других людей. Однако мы не теряем готовности применять принципы честности, смирения и прощения как на собраниях, так и за их пределами. Мы просим о том, в чём нуждаемся, и держим своё слово. Конечно, это не просто, но не сложнее, чем жить в зависимости. Наши нездоровые решения требовали сил на своё выполнение. Чтобы практиковать духовные принципы и проводить инвентаризацию своей жизни, тоже понадобятся силы, но эти силы пойдут на развитие любви к себе.

У нас намного больше мужества и стойкости, чем мы думаем. Нам необходимо применять ВДА в любой сфере жизни, тогда мы и дальше будем расти эмоционально и духовно. Мы не можем позволить другому человеку отвлечь нас от нашей программы, сбить фокус и лишить ориентиров.

Мы учимся определять тревожные сигналы, которые раньше предвещали желание убежать от своих проблем. Многие взрослые дети погружаются в грёзы и сны наяву, чтобы вырваться из настоящего. Десятый Шаг помогает замечать вещи и обстоятельства, способные спровоцировать уход в фантазирование и диссоциацию. Кроме того, мы учимся распознавать свою одержимость другим человеком или каким-либо занятием, видя, как с помощью этой одержимости избегаем своих чувств и перестаём жить «здесь и сейчас». Десятый Шаг, поддержка спонсора или психолога помогают нам прерывать фантазирование и диссоциацию. Когда с нами происходят такие эпизоды, мы расслабляемся и обдумываем, что могло послужить их причиной. Вполне возможно, что событие, спровоцировавшее их, случилось на несколько дней или часов раньше. Мы берём паузу, глубоко дышим и восстанавливаем связь с происходящим. Мы позволяем своей программе выздоровления помочь нам выйти из этой ситуации. У нас получится. Мы справимся. Мы сможем прожить свои чувства, вынести воспоминания и исцелиться.

Нам не удастся избежать внешних раздражителей, но мы можем по-другому реагировать на них. Не нужно замыкаться в изоляции. В любую минуту нам доступна поддержка. Мы не одиноки. Какие бы мысли и чувства не посетили нас, мы можем обсудить их с другим человеком.

Ежедневная или еженедельная инвентаризация не имеет ничего общего с чрезмерной бдительностью, от которой мы страдали раньше. Проводя инвентаризацию по Десятому Шагу, мы уже не так сурово оцениваем себя, потому что помним: мы живые люди и всегда будем совершать ошибки. Мы знаем, что на собраниях ВДА можем рассказывать о своих чувствах и промахах, не боясь осуждения. Мы договорились с Внутренним Критиком и теперь слушаем своего настоящего родителя, которого многие из нас называют Богом.

Существует две рекомендации по ежедневной или еженедельной инвентаризации: не усложняйте и равное внимание уделяйте тому, что уже делаете правильно, и тому, над чем ещё предстоит поработать. Старайтесь замечать то хорошее, что делает ваша группа. Это важно для родительского отношения к себе с добротой и терпением. Когда мы понимаем, что навредили кому-то, мы быстро признаём это и двигаемся дальше. Если мы уже не раз извинялись, нужно перестать это делать и поменять своё поведение. В этот период мы стараемся не осуждать себя за ошибки и не делать того, что обидит или нанесёт ущерб другому человеку. Мы не совершенны и никогда такими не будем. Мы выздоравливаем среди людей, которые стараются жить достойной жизнью и корректировать своё проблемное поведение. ВДА – сообщество самых травмированных и израненных людей в мире; тем не менее нам удаётся принимать своих попутчиков и помогать им. Мы восстанавливаем собственную жизнь и поддерживаем своих товарищей. Больше нам некуда пойти. Мы должны держаться вместе, принимать и любить друг друга, помня, что наш путь не будет лёгким. Мы не жалуемся на свою жизнь. Мы трезво оцениваем её и берём за неё ответственность в Десятом Шаге и во всех остальных Шагах. Всё это не просто, но мы ценим тот этап, на котором находимся сами, как и тот, на котором находится наше сообщество. Мы следуем обязательству жить в согласии с духовными принципами и справедливо относиться как к себе, так и к окружающим.

Только сегодня

Десятый Шаг напоминает, что мы должны сосредоточиться на настоящем и жить «здесь и сейчас». Таким образом у нас появляется свобода заниматься собой и проходить через жизненные испытания по мере того, как они появляются. Благодаря Десятому Шагу нам удаётся не заглядывать слишком далеко в прошлое и не зацикливаться на будущем. День за днём мы развиваемся эмоционально, физически и духовно. Прошлое способно стать самым ценным нашим приобретением, но мы помним, что нужно сосредоточиться на настоящем. Мы активно участвуем в собственной жизни и жизни других людей, стремясь к обогащающим отношениям. Как сказано в Двенадцати Обещаниях ВДА, мы учимся веселиться и играть. Мы меньше боимся властных фигур и открываем свою истинную личность. Мы ощущаем связь с собой и верим, что Бог, как мы Его понимаем, всегда нам доступен. Нам становится легче устанавливать и соблюдать границы. В отношениях мы выбираем людей, которые любят себя и могут самостоятельно нести за себя ответственность. Постепенно и не спеша мы освобождаемся от дисфункционального поведения при поддержке домашней группы ВДА и Высшей Силы. Таковы чудесные обещания ВДА, которые каждый день исполняются для нас.

Инвентаризация по Десятому Шагу позволяет увидеть, что у нас есть выбор. До знакомства с Программой многие из нас использовали контроль, внешне лишь напоминающий истинный выбор. На самом деле до того, как мы начали работать по Шагам, никакой возможности выбирать у нас не было. Раньше многие из нас жили в цикле «контроль – потеря контроля – самообвинения и отчаяние», в результате чего мы чувствовали себя потерянными и сбитыми с толку. Отрицание мешало освободиться от потребности снова и снова восстанавливать контроль. Мы сотни раз возвращались к нему и неизменно терпели поражение. Мы повторяли старые ошибки, ожидая другого результата. Мы обвиняли себя и не могли изменить поведение. Мы всё время выбирали людей, неспособных любить себя, и пытались заставить их дать любовь нам. Некоторые из нас стали одержимы другим человеком настолько, что не могли разорвать отношения, даже когда было очевидно, что они повторяют насилие и пренебрежение из нашего детства. Многим потребовалось внешнее вмешательство, чтобы начать жить дальше и сосредоточиться на себе.

Настоящий выбор появляется, когда мы отказываемся от контроля и доверяемся своей Высшей Силе, чтобы она дала нам любовь и поддержку, которые понадобятся для развития гибкости. Настоящий выбор – это духовный континуум, ведущий от отрицания к честности с собой, смирению, мудрости и, наконец, – к способности различать суть вещей. Десятый Шаг – часть пути к этой способности. Когда мы проводим инвентаризацию своих мотивов и доверяемся Высшей Силе, ответы начинают появляться сами собой. Практикуя Десятый Шаг, как и все остальные Шаги ВДА, мы интуитивно понимаем, что делать со сложными ситуациями, которые раньше ставили нас в тупик. Мы стараемся не впутываться в нездоровые проблемы других людей. Нас перестают привлекать сплетни, потому что больше нет нужды обдумывать чьи-то проблемы, забывая о собственных. Мы доверяем себе, не сбиваемся с курса и развиваем терпение. Мы быстрее распознаём как чужие, так и собственные манипуляции и ведём себя по-новому. До того как мы приступим к действиям, мы анализируем свои мотивы. Иногда мы выбираем не делать ничего и это оказывается наилучшим решением. Таковы элементы выбора и способности различать истинную суть вещей, предлагаемые в Десятом Шаге.

Этот Шаг состоит в том, чтобы пользоваться новыми инструментами выздоровления, которые мы находим в ВДА. Помимо Двенадцати Шагов в число таких инструментов входят: регулярное посещение собраний, работа со спонсором, общение с выздоравливающими взрослыми детьми. Кроме того, они включают спонсорство и служение. Мы заявляем о своей готовности делиться опытом выздоровления в тюрьмах и лечебных учреждениях. Мы служим на горячей линии своей Интергруппы, если таковая есть в нашей местности. Мы ищем возможности быть доверенным исполнителем.


Интеграция

На Десятом Шаге мы продолжаем развивать свою личность и интегрировать оставшиеся дефекты характера или навыки выживания. Как мы узнали из Седьмого Шага, от
некоторых из них будет нелегко избавиться. Это совсем не означает, что мы плохо прошли предыдущие Шаги. На Десятом Шаге мы осознаём и обращаем внимание на эти черты, уже утратившие свою полезность. Наше упорство и смирение будут способствовать их интеграции.

Некоторые взрослые дети так описывают процесс интеграции: они словно входят в тёмную комнату, закрывают за собой дверь и разговаривают с каждой чертой. Мы визуализируем угодничество, зависимое мышление, склонность принимать жалость за любовь, суровое осуждение себя. В темноте мы беседуем с этими чертами. Мы благодарим их за защиту, которую они нам обеспечивали, и просим отойти в сторону. С одними мы прощаемся, другие интегрируем. Мы заключаем перемирие с теми частями личности, благодаря которым мы выжили, и в которых теперь отпала необходимость. Это упражнение можно назвать путешествием в темноте в поисках света. Выходя из этой комнаты, мы оказываемся в лучах света, мы знаем, что снова встретились с самыми назойливыми чертами и выстояли. Встреча со своей тенью помогает жить в настоящем и с надеждой смотреть в будущее.


Путеводитель по Десятому Шагу

1) Личная инвентаризация

Здесь мы приводим несколько вопросов, которые мы задаём себе каждый день или каждую неделю. Они помогают следовать программе ВДА во всех сферах жизни. Благодаря Десятому Шагу мы внимательно наблюдаем за своим выздоровлением.

1. Нахожусь ли я в изоляции, избегая разговоров о том, что действительно происходит со мной?

2. Воспринимаю ли я сегодня какого-то человека как властную фигуру, испытываю ли страх или желание взбунтоваться?

3. Впадаю ли я сегодня в диссоциацию, фантазирование или саморазрушительное поведение?

4. У меня есть секреты? Чувствую ли я себя непохожим на других? Говорю ли я о своих чувствах?

5. Честен ли я в своих отношениях? Или же я выбираю угодничество вместо честности?

6. Пытаюсь ли я быть идеальным и сокрушаюсь ли над своими ошибками?

7. Если мне кажется, что меня критикуют, не реагирую ли
я на это чрезмерно? Не впадаю ли в изоляцию?

8. Посещаю ли я собрания ВДА, чтобы заботиться о себе и отдавать то, что когда-то получил?

9. Помогаю ли я окружающим с целью манипулировать
ими?

10. Злюсь ли я на кого-то втайне, избегая открытого разговора?

11. Удалось ли мне сегодня услышать Внутреннего Ребёнка или Истинную Личность?

12. Осуждал ли я себя сегодня, не проявляя ни капли сострадания?

13. Кого я слушаю: Внутреннего Критика или Любящего Родителя?

14. Не забыл ли я сегодня, что могу попросить о помощи и позвонить кому-нибудь?

2) Упражнение для изучения выбора

На Третьем Шаге мы поняли, что наша навязчивая потребность контролировать окружающих – главное препятствие для того, чтобы допустить любящего Бога или Божественное присутствие в свою жизнь. В Десятом Шаге мы снова обращаемся к проблемным чертам выживания. Мы не утверждаем, что любой контроль это плохо. В жизни должен быть определённый порядок, или же она превратится в хаос; однако, жёсткий контроль губителен для некоторых членов Сообщества и может положить конец их близким отношениям. Если задуматься, мы обнаружим, что знаем разницу между навязчивым контролем и поддержанием порядка в жизни. В последней всегда есть место спонтанности и воображению.
На Десятом Шаге мы видим, что уже отпустили часть своего контроля и учимся чувствовать разницу между ним и способностью различать суть вещей. Эта способность приходит изнутри, через неё дыхание Бога ведёт нас к правильным решениям. Когда ритм нашего дыхания совпадает с Божественным, мы знаем, что делать в каждой конкретной ситуации. Обратите внимание на своё дыхание, когда впадаете в контроль: оно становится прерывистым и неестественным. Тело сковано. В такие моменты мы чувствуем, что нас несёт в некоем заданном направлении и забываем о том, что у нас есть выбор. Мы говорим, не думая, смущаемся, а после наказываем себя и извиняемся перед всеми вокруг. Внутри накапливаются обиды.

Способность различать истинную суть вещей позволяет воздерживаться от резких слов и импульсивных действий. Она также означает, что мы знаем, кто мы. Наконец-то мы себе доверяем. Мы можем расслабиться, перестать лишь реагировать и начать действовать.

В упражнении, приведённом ниже, предлагается нарисовать континуум выбора, начинающийся с отрицания и стремящийся к способности различать суть вещей. Повесьте ваш рисунок на холодильник или принесите на рабочее место. Каждый день отмечайте карандашом, насколько вы сегодня свободны в принятии решений. По необходимости в течение дня перемещайте свою отметку, потому что мы можем в любую секунду изменить уровень своего контроля. Такова удивительная природа выбора. В любой момент времени мы можем дать себе свободу и ослабить хватку. Нет очереди на получение выбора. Он всегда прямо перед вами.

3) Упражнение «Только сегодня»

Вот о чём Десятый Шаг напоминает выздоравливающему взрослому ребёнку: чтобы наслаждаться подарками жизни и ощущать с ней истинную связь, нужно жить в настоящем. Перечислите инструменты выздоровления, которые помогают вам оставаться «здесь и сейчас».


4) Упражнение с чувствами и ведение дневника

С этим упражнением мы познакомились в Четвёртом Шаге. В ВДА считается, что чувства – это один из способов познать себя и Бога, как мы Его понимаем. Чувства, которые мы выражаем в безопасной атмосфере ВДА, дают нам ещё один шанс открыть своё воображение, способность к творчеству и любовь. Мы также учимся проживать разумной силы гнев, фрустрацию и страх. Тяжёлые чувства гнева и страха в ВДА теряют свою власть над нами. Мы учимся выражать их, помня, что они пройдут. Проживание этих чувств в ВДА отличается от нашего детского опыта, когда они казались бесконечными или мы были вынуждены их подавлять. Чувства приходят и уходят. Мы способны их выдержать и благодаря этому растём эмоционально и духовно.

Умение понимать, что происходит у нас внутри, крайне важно, и поэтому мы включаем упражнение по чувствам в Десятый Шаг: таким образом каждый из нас сможет регулярно им пользоваться. Многие взрослые дети сомневаются в своих чувствах или плохо различают их. Упомянутое упражнение – простой инструмент, который поможет определить свои чувства и научиться с лёгкостью их называть.

Рассказать о своих чувствах значит пойти на риск; однако дело того стоит, потому что награды за этот поступок будут велики. Когда мы объясняем, что чувствуем, мы устанавливаем духовную связь с другим человеком и оказываемся с ним на равных вместо того, чтобы занимать зависимую или манипулятивную позицию.

Многим взрослым детям обозначать и различать эмоции помогает следующее упражнение. Выберите одно из названий чувств и закончите предложение. Каждый день или через день выбирайте новое чувство и составляйте предложение с ним, таким образом вы привыкните говорить о своих чувствах.

Предложение о чувствах:

Я чувствую ____________, когда _____________, потому что ____________ .

Пример:

«Я чувствую надежду, когда прихожу на собрание ВДА, потому что знаю, что меня слышат».

Любовь Радость Стыд (меня Шутливость Раздражение
(меня любят) Смущение стыдят) Предательство Счастье

Гнев Сомнение Доверие (мне (меня Любовь (я
доверяют) предали)
Удовлетворе- люблю)
Разочарова-
ние Надежда Вдохновение
ние Предвкуше-

Растерянность Уверенность Горе Принятие ние
(меня
Благодарность Унижение Безмятеж-
Стыд (мне принимают)
ность
Спокойствие стыдно) Покинутость
Вина
Безопасность
Напряжение Сосредото- Весёлость
Удовольствие
ченность Восторг

Интерес


5) Упражнение на похвалу

С этим упражнением мы тоже познакомились в Четвёртом Шаге. Здесь мы снова обращаемся к нему, чтобы напомнить взрослым детям, как важно наряду с инвентаризацией ошибок и промахов отмечать свои хорошие качества и радоваться им. Мы просим вас говорить о том, что вы делаете правильно, насколько вы целеустремлённы, заботливы и неэгоистичны. Мы освобождаемся от угодничества и учимся признавать свои успехи через любовь к себе.

Ниже вы найдёте 25 достоинств, они помогут в ходе инвентаризации по Десятому Шагу уделить должное внимание положительным и духовным качествам, которыми вы обладаете. Отметьте по меньшей мере десять из них, даже если в некоторых вы не уверены или пока просто мечтаете ими обладать. Всё дело в том, что мы действуем из недостатка любви к себе и поэтому часто не замечаем те положительные качества, которые у нас уже есть.

Сильный Участливый Спонтанный Надёжный Проворный
С чувством Вежливый Творческий Стойкий Добрый
юмора Талантливый Любящий Рассудитель- Трудолюби-

Чувствитель- Честный Хороший ный вый
ный
слушатель Принимаю- Настоящий
Организован-
Волевой щий друг
ный Духовный

Умный Скромный Участник
ВДА



После этого посидите спокойно и осознайте каждое из выбранных качеств, повторяя:

« Я _________ (вставьте каждое достоинство)».


ДУХОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ДЕСЯТОГО ШАГА:

честность и способность различать суть вещей


11 шаг
Одиннадцатый Шаг

Стремились путём молитвы и медитации улучшить свой сознательный контакт с Богом, как мы Его понимаем, молясь лишь о знании Его воли и силе для её исполнения.

Благодаря медитации я поняла смысл заключительной молитвы

Я узнала о медитации много лет назад, но отнеслась к ней с подозрением. Меня воспитывали в религии, где медитацию не воспринимали как возможность для духовного роста.

Я была готова делать всё, что требовалось по Программе. Я пробовала медитировать, но несколько месяцев подряд толку не было никакого. То меня клонило в сон, то жужжала муха, то всё портил летящий самолёт. Тем не менее я не сдавалась: уж очень мне хотелось получить эмоциональную трезвость, о которой я слышала на собраниях. Мне нравилось читать сборник ежедневных размышлений, но, казалось, медитация помогает только расслабиться, а других плодов не приносит.

Первый раз слабое ощущение, что мои старания не проходят даром, появилось в конце одного собрания, когда стали читать заключительную молитву. Во время неё я обычно отвлекалась: я то переминалась с ноги на ногу, то стояла с открытыми глазами и думала, чем займусь после собрания. В общем, я редко слушала молитву.

Не могу сказать, в какой из вечеров это произошло, но именно во время молитвы. Стоя в круге, я поняла, что тело моё неподвижно. Я присутствовала здесь и сейчас и слушала молитву. Я расслабилась и позволила каждому слову войти в моё сознание. Как только мои глаза закрылись, покой воцарился внутри меня. Позже я поняла, что именно так чувствовала себя после своих медитаций. Однако меня поразило, насколько быстро я погрузилась в состояние покоя. Оно наступило сразу после того, как я встала в круг со своими друзьями и закрыла глаза. Я ощущала своё тело и присутствовала в текущем моменте, что было совершенно невозможно, когда я была ребёнком.

В следующий раз, когда я стала медитировать, я сразу начала с заключительной молитвы и снова почувствовала расслабление. У меня получилось установить сознательный контакт со своей Высшей Силой. Я присутствовала в настоящем и ощущала собственное тело. Когда-то я почти отрицала ценность медитации, сейчас – я не могу без неё жить.


Медитация и анализ мотивов


За годы практики моя медитация и её формы не раз менялись, но я всегда медитировал и получал прекрасные результаты. Поначалу я просто садился в кресло, закрывал глаза и делал медленные глубокие вдохи. Несколько лет мне это отлично помогало. Обычно мне удавалось найти умиротворение и почувствовать сознательный контакт с Богом. Я даже медитировал по определённым проблемам или отношениям и таким образом находил решения. Те ответы, которые мне приходили, те пути, которые открывались, требовали от меня осознать мотивы своих поступков, свои желания и потребности. Случалось, в результате медитации приходила мысль, которая напрямую вела меня к решению. Иногда мне нужно было спросить себя о том, какие мотивы стоят за моим поведением. Так появлялось решение либо ответ, или же я шёл к спонсору, и вместе мы искали нужный путь. Я ощущаю себя эмоционально более зрелым, когда в своей жизни опираюсь на молитву и медитацию.

Как я поддерживаю сознательный контакт

Я работаю по духовной программе. Я обращаюсь к Богу за любой помощью и информацией, которая мне нужна. Для меня, Бог – это высший уровень сознания. Каждый день, молясь и медитируя, я погружаюсь глубоко внутрь себя и оказываюсь в тихом месте, полном мира, любви, света, надежды и радости. Каждый день я честно провожу личную инвентаризацию, отпускаю своеволие, препоручаю свою волю Богу и прошу Его ослабить дисфункциональные черты моего характера. Я стараюсь исправлять допущенные ошибки и тем самым развиваю сознательный контакт с Высшей Силой.

Как понять, в чём воля Бога?

У меня есть два канала связи с Богом: Внутренний Ребёнок и молитва. Моя внутренняя девочка сообщает мне, чего ей хочется. Когда я молюсь Высшей Силе, я прошу Её показать, как мне нужно поступить. Я получаю ответы Бога, исследуя то, что вызывает интерес Внутреннего Ребёнка, а также наблюдая, что происходит, когда я применяю данные мне Богом таланты.

Девочка у меня внутри оживляется и волнуется, когда хочет мне что-то сообщить. Именно она чувствует все чувства и стоит ближе всего к Богу. Она требует, чтобы я остановилась и увидела великолепие Господа в закате солнца, цветочном бутоне, ребёнке, бегущим за бабочкой. В благоговении и трепете она смотрит, как Бог рисует картину кистью художника и создаёт новые вещи руками плотника. Она очарована языками, обычаями, одеждой, едой, народными промыслами людей любых этносов и рас, из разных стран и социальных классов. Её завораживает, как пчела делает мёд или инженерная мысль покоряет речной поток. Она с восторгом следит, как пятитонный реактивный самолёт отрывается от земли. Внутренний Ребёнок связан с той великой силой, которая создала все эти чудеса вокруг меня, и он держит Бога за руку.


Основная мысль Одиннадцатого Шага

В Одиннадцатом Шаге, благодаря молитве и медитации, мы выходим на более высокий уровень зрелости. Медитация помогает получить отчётливое представление об эмоциональной трезвости. Мы узнаём, что значит выздоровление в ВДА. Оно заключается в свободе от разрушающих последствий, к которым приводят шаблоны выживания из Списка. Мы видим, что в результате работы по Шагам во многом исцелили свои травмы и пренебрежение из детства. В любой жизненной ситуации мы интуитивно обращаемся к Шагам и группам ВДА. Мы полагаемся на Бога, как мы Его понимаем, чтобы твёрдо стоять на ногах. Благодаря эмоциональной трезвости мы относимся к себе как Любящий Родитель. Мы любим себя. Нашу эмоциональную трезвость подтверждают наши отношения с другими людьми и Высшей Силой. Если в них по-прежнему царит контроль, нет места чувствам и доверию, значит, мы должны обратить внимание на своё состояние. Настоящая эмоциональная трезвость – это глубокая связь с собой и другими людьми. В отношениях она проявляется через выражение чувств, доверие, взаимоуважение и признание, что Высшая Сила существует. Мы сознаём, что нам не нужно искать человека, способного исцелить нашу детскую боязнь покинутости. В отношениях мы проявляем свою Истинную Личность. И нам есть что предложить другому вместо нездоровой зависимости. Вот что такое выздоровление в ВДА. Оно направлено на исцеление травмы, полученной в самых первых отношениях – детско-родительских. По этому шаблону выстраивались все последующие. О нашем выздоровлении и эмоциональной трезвости свидетельствуют изменения в образе жизни. Теперь у нас есть чувства, духовность и истинное Я.

На Одиннадцатом Шаге мы снова обращаемся к зависимости от эмоционального возбуждения. Это восьмая черта из Списка. Посредством медитации мы учимся успокаивать свой разум и расслабляться. Мы останавливаем беспокойное течение мысли. И привыкаем быть в настоящем, ощущая каждую клеточку своего тела. Оказывается, мысли могут исчезнуть. Многим из нас такое состояние кажется диковинным, ведь всю жизнь нас преследовали образы и внутренняя болтовня. Теперь мы знаем, что мысль рождается, живёт и умирает. Все размышления, доставляющие нам беспокойство, естественным образом растворяются в медитации.

Одиннадцатый Шаг помогает каждый день находить время, чтобы сосредоточиться на своём духовном пути. Через свою Истинную Личность мы соединяемся с Богом, когда погружаемся в тишину и прислушиваемся к Его поступи. Наша Истинная Личность умеет различать голос Бога и знает, как Высшая Сила приходит в сердце. Она идёт дорогой любви.

В Одиннадцатом Шаге мы находим волю Бога и собственную силу, о существовании которой не догадывались. Это реальная сила. И мы можем обрести её, если решимся и позволим Высшей Силе руководить нами на этом пути.

Взрослые дети по-разному воспринимают Одиннадцатый Шаг. Кому-то концепция медитации кажется неинтересной или не внушает доверия, потому что пока малознакома. Многим с детства прививали подозрительное отношение к этой практике или же не рассказывали о её духовной стороне. Поэтому им может показаться, что стоит проскочить или обогнуть этот Шаг. Если мы действительно хотим наслаждаться даром внутреннего спокойствия, обещанного нам ВДА, пренебрегать медитацией неразумно.

Вполне вероятно, что некоторые взрослые дети по-прежнему переносят на Высшую Силу черты своих родителей. Они задаются вопросом: равнодушен ли Бог, накажет ли при случае и существует ли Он вообще. Другим представляется, что медитацией должны заниматься только священнослужители или люди, полностью посвятившие себя духовному поиску. Но разве мы сами не всерьёз решили найти освобождение и принятие внутри себя? Это ли не духовность? Разве только священнослужитель жаждет свободы и сознательного контакта с Богом?

Некоторые из нас приступали к медитации без должного настроя и не достигли цели. Другие использовали наркотики, чтобы обогатить свой медитативный опыт, но и они не получили нужного результата. В ВДА для связи с Высшей Силой или Божественным началом нам не нужны химические вещества. Достаточно нас самих. У нас внутри есть все энергетические центры, все духовные дары и космические силы. Мы – духовные существа, открывающиеся навстречу небесной Высшей Силе. Молитва и медитация помогают осознать, что мы больше того насилия и пренебрежения, которые нам выпало пережить. Мы являем собой чудо, и мы просим и молимся, чтобы это чудо открылось миру. Тем, кто ищет, понятен этот путь.

Каждый взрослый ребёнок с детства находится в духовном поиске, даже не подозревая об этом. Сегодня, выздоравливая в Программе, мы это понимаем. Когда мы оглядываемся назад на свою жизнь, мы с изумлением видим, как наши решения вели нас сюда. Раньше они казались случайными, а их последствия – плачевными, теперь же мы видим, что эти решения, как стрелка компаса, всегда указывали нам одно направление – ВДА. У кого-то был очень долгий путь, но курс оставался неизменным. Мы искали. Интуиция вела нас. Словно магнитом нас тянуло к ВДА, и сейчас мы понимаем это. У нас был внутренний духовный компас, показания которого уже нельзя было игнорировать.

Основатель нашей программы Тони А. сказал: «Взрослому ребёнку свойственно постоянно сомневаться в Боге, он не может верить в то, чего не видит, и в то же время постоянно стремится к невидимому Богу». Мы никогда не перестанем искать контакта с Высшей Силой. Это неотъемлемая часть личности взрослого ребёнка, и мы должны принять этот великий факт. Нас тянет к Богу, и мы не можем этому противиться. Уже не получится делать вид, будто мы заняты другими делами или нас это не касается. Нас зовёт наш Истинный Родитель.

Глядя на путь, который привёл нас в ВДА, мы понимаем, насколько он чудесен. Многие из нас вообще не должны были оказаться здесь, но мы дошли. Многие давно могли бы умереть, сойти с ума или затеряться в океане жизни. И тем не менее мы здесь, и наши лица обращены к источнику Божественного света. Мы никогда не переставали искать. Это невозможно отрицать, так почему бы не продолжить поиски, воспользовавшись одним из любимых инструментов Бога – медитацией?

Из истории мы знаем, что все великие духовные искатели использовали медитацию и молитву, чтобы пребывать с Высшей Силой или ощущать Божественное присутствие. На Востоке последователи Вед или буддизма шли по этому пути и были щедро вознаграждены. Посредством направленной медитации они переходили в другое измерение и получали мистические и духовные дары, которые трудно описать словами. Эти бодхисатвы и йоги знали, что космос бесконечен и полон блаженства. Они погружались в другое измерение сознания, но оставались здесь, чтобы помочь другим найти свою дорогу.

На Западе люди тоже медитировали и находились в духовном поиске. Их впечатляющие преображения и представления о вечном детально описаны. С помощью медитации и молитвы они получили силу проявить свои таланты и улучшить этот мир. В Одиннадцатом Шаге эти возможности открываются и для членов ВДА.


Обрести своё тело

Многие взрослые дети, не осознавая того, потеряли связь с собственным телом. Одиннадцатый Шаг даёт возможность её восстановить. Одна из форм этой дисгармонии

– замороженные чувства, состояние, которое также называют «физическим оцепенением». Мы перестаём распознавать чувства и ощущения. Этот симптом свидетельствует о нарушении связи с Истинной Личностью, выраженной в нашем теле посредством чувств и воображения. Иными словами, нарушение связи с телом говорит о нарушении связи с настоящим Я.

Некоторые из нас были настолько сильно травмированы, что отключили свои эмоции и отвергли собственное тело. Мы ходим на работу, поддерживаем отношения и при этом не вполне присутствуем в собственном теле. Мы смотрим на окружающих и задаём себе вопрос: что же в самом деле означает быть «нормальным», так как чётко понимаем, что мы себя нормальными не ощущаем. На самом деле мы не ощущаем практически ничего. Если мы сомневаемся в собственной адекватности или не разбираемся в своих чувствах, значит, у нас нарушена связь с телом.

Другая форма отчуждения от тела связана с диссоциацией, она представляет собой как бы «покидание своей физической оболочки». Многие жертвы сексуального насилия рассказывают, что в момент насилия они словно уходили из своего тела. Частью процесса исцеления для таких взрослых детей будет возвращение в тело и восстановление целостности.

Многие люди, которых в юности грубо обзывали, били, подавляли и запугивали, переживают такой же разлад с собственным телом. Их чувства заморожены, они испытывают физическое оцепенение и одновременно страдают от диссоциации. Последняя часто осложняется злоупотреблением наркотиками, сексом или другим компульсивным поведением. После того как будет найдено решение проблемы зависимости, нужно приступать к работе над диссоциацией и физическим оцепенением в ВДА, не забывая также о профессиональной помощи.

Так однажды взрослый ребёнок обратился за помощью от последствий воспитания в дисфункциональной среде. Он был трезв и чист, но понимал, что что-то идёт не так. Продолжая при этом жить без наркотиков, он отыгрывал своё внутреннее состояние в других сферах жизни. Ему было неимоверно стыдно за свои поступки. На первых же сеансах психотерапии всплыли его проблемы с замороженными чувствами и потерей связи с телом. Однажды психотерапевт задала ему простой вопрос: «Каково это, ощущать себя любимым?»

Взрослый ребёнок долго искал ответ и попытался дать определение любви, но она мягко прервала его и сказала: «Нет, я не спрашиваю тебя о том, что такое любовь, я спрашиваю, что чувствует твоё тело, когда тебя любят? Когда я чувствую себя любимой, моё дыхание становится свободным, тепло разливается по коже. Мне хочется все время улыбаться».

Психотерапевт повторила вопрос: «Что чувствует человек, которого любят?»

Взрослый ребёнок молча смотрел на неё. Он не мог ответить. Позже он понял, что за 26 лет своей жизни в памяти не сохранилось случая, когда бы он чувствовал себя любимым. До этого дня он и не задумывался об этом. Он знал, что его родители заботились о нём, давали еду и крышу над головой. Они говорили, что любят его, но он не мог вспомнить, когда бы он хоть раз почувствовал, что его действительно любят или что он находится в безопасности. Его отец был алкоголиком, который постоянно угрожал семье и обзывал детей.

Простой вопрос о телесном ощущении привёл этого взрослого ребёнка к размышлениям, а любил его кто-нибудь вообще. Он был так эмоционально зажат, что не мог вспомнить физической реакции – телесной реакции на чувство любви. Он помнил, как был объектом страстного увлечения в отношениях, но обычно это длилось недолго. Он никогда не ощущал тепла в своём теле, и его дыхание никогда не становилось более свободным.

Когда он протрезвел и стал чистым, жизнь улучшилась, но на поверхность поднялось чувство неполноценности и ущербности. Он так и не нашёл связь со своим телом и не мог принимать любовь из-за глубокого ощущения собственной испорченности. Ему казалось, что он догадается, если его полюбят, но даже не надеялся ощутить эту любовь. Он видел любовь в кино и читал о ней в книгах, но сам никогда не чувствовал себя любимым. Окружающие наблюдали перед собой положительного человека, который работал, общался с друзьями и имел цель в жизни. Он был образцовым участником двенадцатишаговых сообществ, помогал другим, всегда выручал свою домашнюю группу. После той встречи с психологом он понял, что значили её слова: «Ты отделился от своего тела. Ты не чувствуешь своих чувств. Ты живёшь только головой».

Одиннадцатый Шаг – это точка, в которой взрослый ребёнок может вернуться в своё тело и жить настоящим. После этого мы смело идём навстречу окружающему миру и привносим в него свою энергию. Это важная задача, к которой нужно отнестись серьёзно. Если мы будем регулярно отводить время на то, чтобы посидеть спокойно, заняться медитативным дыханием и сконцентрироваться, этот испытанный путь приведёт нас к исцелению души. Возвращаясь в своё тело или развивая осознанное восприятие его, мы находим ещё один фрагмент головоломки, который нужен для обретения целостности. Все её элементы внутри нас, и мы собираем их с помощью Бога.


Бог внутри

Не существует жёстких правил по проведению медитации. Обычно люди стараются найти место, где нет шума и отвлекающих факторов. Можно расположиться в кресле, поставив обе ноги на пол. Некоторые просто садятся на пол, скрещивая ноги, подобно йогам.

Для начала обычно делают несколько свободных глубоких вдохов и выдохов. Ровное дыхание помогает замедлить ход мыслей и приготовиться к поиску сознательного контакта с самим собой и с Богом, как мы Его понимаем. Когда мы глубоко и медленно дышим, мы прислушиваемся к тому, как воздух наполняет и покидает лёгкие. Для многих из нас это дыхание – язык Высшей Силы. Так она словно выходит изнутри наружу. Многие члены ВДА верят, что Высшая Сила всегда пребывала и пребывает внутри. Медитация даёт нам возможность выяснить это.

Некоторые взрослые дети закрывают глаза во время медитации и сосредоточиваются на простой молитве или медитативном чтении. Другие медитируют с открытыми глазами, фиксируя взгляд на неподвижной точке.

Непосредственная цель Одиннадцатого Шага – улучшение сознательного контакта с Богом, как мы Его понимаем. В процессе медитации мы молимся о знании Его воли и о силе для её исполнения.

Некоторые взрослые дети молятся о целостности и просят Высшую Силу даровать им ясность. Мы познакомились с понятием целостности в Третьем Шаге. В ВДА мы верим, что изначально были целостны, и лишь наше воспитание разбило нашу личность на кусочки. Все эти кусочки находятся внутри и, соединяя их, мы идём к духовному пробуждению. Мы ищем волю Бога и силу для обретения целостности. Мы просим Бога о том, в чём нуждаемся. Мы стремимся к воссоединению разрозненных частей и восстановлению своего внутреннего мира.

Во время медитации мы позволяем своим мыслям течь свободно. Мы не мешаем им угасать. Мы сосредоточиваемся на своём дыхании, но не зацикливаемся на нём. Мы дышим свободно и ослабляем телесное напряжение. В определённый момент медитации многие взрослые дети достигают состояния внутренней неподвижности. На этом уровне мы осознаём своё тело и «присутствуем» в нём. Это начало контакта с Богом, но можно пойти и дальше. Если медитировать регулярно, впереди мы найдём нечто большее.

Во время медитации дыхание выравнивается, уходит напряжение. Плечи расслаблены, ноги стоят на твёрдой опоре. Мы связаны с землёй. Мы понимаем, что полностью присутствуем в своём теле. Мы ощущаем духовную и эмоциональную наполненность; чувствуем любовь Истинного Родителя. В этом состоянии мы теряем счёт времени, потому что выходим за пределы физических законов. Наше тело сидит

в кресле, но сознание обращено к Богу. В этот момент некоторые испытывают абсолютное счастье, перед ними простирается океан принятия, прощения и любви к себе. Это другое измерение. Таков Бог, которого мы давно искали, не думая даже, что когда-нибудь окажемся здесь. Такова Высшая Сила, создавшая ВДА из молитв детей всего мира. Это Бог, который освобождает нас от стыда.

Если покажется, что несмотря на все попытки, вам так и не удаётся достичь медитативного состояния, не нужно волноваться. Пробуйте снова, и у вас получится. Не бывает правильного или неправильного способа медитировать. Бог никого не оставит. Высшую Силу нужно искать внутри. Это наша Истинная Личность. Она не покинет и не забудет о нас.

Какой бы стиль медитации мы ни выбрали, цель одна – искать волю Бога и силы для её исполнения. Благодаря регулярной медитации мы возвращаемся к повседневным делам эмоционально трезвыми. У нас появляется больше энергии для того, чтобы жить полной жизнью и вносить вклад в улучшение этого мира. Путешествуя внутрь себя в процессе медитации, мы находим силы двигаться вперёд и идти дальше, чем мы могли себе представить.

Общаясь с коллегами или друзьями, мы чувствуем, что меняемся. К нам приходит ощущение внутренней силы, которое раньше было недоступно. Мы меньше боимся властных фигур, и видим в окружающих как сильные, так и слабые стороны. Если события развиваются вразрез с нашими планами, мы уже не так быстро теряем равновесие. Мы начинаем отстраняться от ситуаций, в которых раньше бросались спорить без повода или что-то требовать от других людей. Мы перестали строго осуждать себя за ошибки. У нас есть желание посещать собрания ВДА и помогать другим на их пути.

В Одиннадцатом Шаге поиск воли Бога и сил для её исполнения предполагает не только медитацию, но и молитву. В ВДА мы анализируем свои привычные способы молиться и думать. Прежде наши мысли преобладали над всем остальным и представляли собой негативные и унизительные послания из детства. Их никто не видел, но для нас они были вполне реальны, так как подпитывали одержимое и зависимое поведение. Мы привыкли к эмоциональному возбуждению, стали зависимы от своих деструктивных мыслей. До знакомства с ВДА, хотя мы и выглядели нормальными в глазах окружающих, в голове у нас всегда существовал некий сценарий. Никто не знал о нём, только мы слушали и разыгрывали его. Из-за этого сценария у нас развились странные формы одержимого и навязчивого поведения. Раньше мы не могли изменить его, но теперь верим, что нашли силу, которую можем противопоставить деструктивному образу мыслей. При помощи Высшей Силы мы работаем над тем, чтобы освободиться от саморазрушения. Благодаря предшествовавшим Шагам наш образ мыслей значительно изменился. Мы исправили негативные установки и теперь медленно и постепенно меняем своё поведение.

Молитва и медитация ведут нас дальше. Мы молимся о том, чтобы применять на практике принципы и концепции, которые находим в ВДА. Мы молимся о силе и целеустремлённости для работы по Программе. Мы приглашаем Бога войти в наши мысли и устранить преграды, мешающие нам принять себя. Мы молимся о воссоединении с Внутренним Ребёнком.

Хотя особых правил для молитвы почти не существует, многие члены ВДА убеждены, что её нужно произносить в завершении дня дома или в помещении для богослужения. Мы считаем, что молиться можно практически везде и в любое время. Мы не ограничены каким-либо конкретным местом или временем. Подобно медитации, молитва веками использовалась для поклонения, поиска руководства, просьб о вмешательстве, спасении или для утешения от одиночества. Длительность молитвы не регулируется, некоторые самые сильные молитвы состоят всего из нескольких слов. В качестве примера можно привести Молитву о душевном покое, она представляет собой концентрацию душевного покоя, смирения, мужества, мудрости и духовности, выраженную в 25 словах. Несколько десятилетий она произносится на двенадцатишаговых собраниях и направляет развитие сообществ по всему миру. Эти слова испытаны временем и заставляют задуматься каждого, кто их слышит. Такова их сила.

Некоторые члены ВДА вспоминают молитвы из своего детства, которые помогали им и давали утешение. В выздоровлении они рассказывают, что эти молитвы были маячками, обозначающими путь к спасению. Одна из участниц нашего Сообщества в третьем классе выучила короткую молитву, сейчас она воспринимает её как просьбу о ясности, просьбу помочь ей понять противоречивые послания своей запутавшейся семьи. Она находит в ней мудрость принципов ВДА.

«Боже, Научи меня видеть, когда я смотрю,

Научи слышать, когда я слушаю».

Девочке было девять лет, когда ей встретились эти слова, они нашли отклик в её сердце и дали ей чувство утешения. Когда в тридцать три года она достигла дна, эта молитва подобно старому другу возникла в её сознании. Она верит, что слова о ясности и понимании привели её в ВДА и помогают ей обрести свой путь в Программе.

Это простой пример исканий и способности слушать – принципов, лежащих в основе Одиннадцатого Шага ВДА. Многие члены Сообщества описывают молитву как поиск Божьего руководства, а медитацию – как слушание Его воли. В Одиннадцатом Шаге мы молимся и слушаем.

Длительность молитвы не ограничена. У длинных молитв есть своя цель, и они также помогают в поисках.

С помощью молитвы и медитации мы находим настоящую внутреннюю силу. Мы всегда обладали ею, но почти не пользовались. Бог хранил эту силу, пока мы не стали готовы заново обрести её в Одиннадцатом Шаге. Именно она меняет нашу жизнь, образ мыслей и поведение. Эта сила помогает держаться, когда мы скатываемся в осуждение самих себя или теряем уверенность в выздоровлении. Мы открываем в себе эту силу, когда смиренно просим через нас послать изменения в этот мир.

Одиннадцатый Шаг возвращает нам ощущение жизни. В нас пробуждается воображение и крепнет надежда. Помимо сознательного контакта с Богом внутри нас, этот Шаг дарит ещё два подарка: возвращение к молитве и творческую энергию.

Сколько бы мы ни говорили о Боге и Его руководстве, ВДА не станет религиозной программой и никогда не будет отражать взгляды какого-то религиозного учения. Однако, мы знаем, что семейная дисфункциональность – это коварная, тяжёлая и серьёзная болезнь. Для её исцеления недостаточно работать по Двенадцати Шагам и рассказывать о пережитом на собраниях, необходимо также духовное решение. Мы считаем, что эта болезнь представляет собой духовную дилемму. Чтобы обрести надежду, нам нужен контакт с Богом, как мы Его понимаем.



Возвращение к работе с горем: воссоединение с Внутренним Ребёнком

В Одиннадцатом Шаге мы возвращаемся к работе с горем. Сейчас нам потребуется направленная медитация. В ходе неё мы отправляемся назад в своё детство, чтобы воссоединиться с Внутренним Ребёнком. Хотя горевание может всколыхнуть эмоции, этот процесс не всегда связан с печалью или неприятными переживаниями. Очень часто мы просто осознаём глубину своих потерь, и на этом всё заканчивается. Иногда могут нахлынуть слёзы и чувство сожаления, но после наступает облегчение. Через горевание мы даём правильное обозначение потерям или ключевым событиям детства. Для достижения наилучших результатов, мы рекомендуем записать на плёнку приведённый ниже сценарий, чтобы, прослушивая его, направлять медитацию.


Медитативное упражнение

Прочитайте и запишите данный текст сами или попросите кого-то из друзей помочь записать его на плёнку или диск. Когда запись будет готова, прослушайте её, чтобы начать направленную медитацию.

(Начинайте запись здесь)

Перед началом медитации найдите спокойное удобное место, в котором нет внешних раздражителей. Можно сесть в кресло или на пол. При желании вы можете медитировать на свежем воздухе. Сядьте прямо, но так, чтобы вам было удобно. Перед началом упражнения закройте глаза, сделайте глубокий вдох и медленно выдохните.

Сделав несколько вдохов и выдохов, постарайтесь отпустить свои мысли. Осознавайте своё тело. Если в голове бродят мысли, аккуратно переведите внимание на себя, будьте в своём теле здесь и сейчас. Дышите естественно.

(В этом месте помолчите 10-20 секунд, пусть плёнка запишет тишину. Таким образом у вас появится пауза, чтобы вы могли расслабиться и подышать спокойно, пока не возобновится текст. После этой паузы продолжайте чтение.)

Представьте, что сидите на тёплом пляже. Погода ясная и не слишком жаркая. Рядом никого нет, но вы ощущаете себя в безопасности. Вы встаёте, видите перед собой спокойный синий океан, а под ногами ощущаете нагревшийся песок. Чайки ныряют за рыбой, запах морской воды освежает. На вас футболка, просторные брюки, панама закрывает глаза от солнца.

У воды вы видите себя в образе ребёнка лет шести или восьми. Внутренний Ребёнок нагнулся, чтобы собрать морские звёзды и ракушки. Он замечает вас и машет рукой. Вы подходите к нему, он кладёт вам на ладонь морскую звезду. Вы улыбаетесь и чувствуете, как маленькие иголки щекочут ладонь. Внутренний Ребёнок смеётся и жмурится от солнца.

Он тянется и берёт вас за руку. Его кожа нагрелась на солнце. Вдвоём вы идёте по пляжу. Вы видите, какие мягкие у него волосы, замечаете, как нежно он держит вас за руку. Ребёнок доверяет вам, он тихо хихикает, когда волны подбираются так близко, что вот-вот коснутся ваших ног.

Вы гуляете, разговариваете, отмечая чистоту и удивительное воображение ребёнка. Вам хочется его защитить.

Впереди появляются две фигуры, они кажутся знакомыми, поэтому вы идёте им навстречу. Внутренний Ребёнок сжимает вашу руку и тихонько пятится назад. Он насторожился и прячется за вашу ногу. А вы продолжаете идти.

Вы узнаёте в этих людях своих родителей, они стоят и ждут, когда вы подойдёте. Они улыбаются и спрашивают, можно ли присоединиться к вашей прогулке.

Вы чувствуете, как напрягается живот, опускаете взгляд на Внутреннего Ребёнка и видите, что он спрятался за вас, ни на кого не смотрит и ухватился за вашу руку.

Вы улыбаетесь своим родителям, но отвечаете, что погулять с ребёнком им придётся в другой раз. Вы с ним идёте дальше, уходите от родителей и садитесь на песок. Ребёнок оглядывается, забирается вам на колени и усаживается. Вы обнимаете его и вместе смотрите, как удаляются фигуры ваших родителей.

Солнце уже садится, но по-прежнему тепло. Внутренний Ребёнок задремал, вы оба в безопасности. У вас всё получится. Вы знаете, что делаете. Вы знаете, что сможете позаботиться о своём Внутреннем Ребёнке. Знаете, что умеете любить.

Продолжайте медитировать и обнимать Внутреннего Ребёнка. Когда вам захочется остановиться, осторожно разбудите его, отведите домой и уложите в кровать. После этого медленно выходите из комнаты, считая от десяти назад. Откройте глаза.

(Остановите запись)

Запись закончена. Она поможет во время направленной медитации отыскать своего Внутреннего Ребёнка. Упражнение затрагивает наши детские потери и горе. Наши семьи часто представляли для нас опасность и давали мало поддержки. Это потеря.

Кроме того, это упражнение касается родительского отношения к себе. Сегодня мы способны сами заботиться о себе и своём Внутреннем Ребёнке.

Этой медитацией можно пользоваться, чтобы заново оказаться в своём детстве. Время от времени спрашивайте Внутреннего Ребёнка, как он себя чувствует или что переживает. Слушайте и потом записывайте то, что он вам расскажет.


Творческое упражнение: карточка в кошелёк

Сочините собственную молитву Одиннадцатого Шага, запишите на карточку и вложите в бумажник, чтобы носить с собой на работу или на собрания. Пусть это будут простые слова, но ваши собственные, отражающие ваши личные отношения с Творцом, Высшей Силой или Богом. Эта ваша особенная молитва.



ДУХОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ОДИННАДЦАТОГО ШАГА:

поиск и умение слушать



12 шаг
Двенадцатый Шаг

Достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти Шаги, мы стремились нести весть о выздоровлении другим взрослым детям, которые всё ещё страдают, и применять эти принципы во всех наших делах.

История нашей жизни – самая главная ценность

Помню, я с большим недоверием воспринял слова о том, что моё детство, полное насилия, станет для меня самым ценным ресурсом. Пока я не знал про ВДА, мне было непонятно, как мой опыт может быть полезен кому-то ещё. Но в этой программе я перестал быть жертвой. Я поверил, что именно моё детство даёт мне возможность помочь взрослому ребёнку, когда никто не в силах этого сделать. Это не значит, что я живу прошлым: я помогаю себе, оказывая поддержку другим. Теперь я понял смысл этих слов, потому что мне самому становится легче, когда люди на собраниях рассказывают о своей жизни. В такие моменты я ощущаю идентификацию и наше единство. Чтобы не забывать, кто я, и помогать другим, я делюсь своим опытом.

Я видел, каких результатов добиваются участники Программы, помогая взрослым детям в тюрьмах и лечебных центрах, так же как и на обычных собраниях. Конечно, я не имею ничего против врачей и психиатров, но иногда они просто бессильны. Они не понимают, что нам нужно посещать собрания и общаться с выздоравливающими взрослыми детьми, а не только ставить цели и менять своё поведение. Разумеется, последнее тоже важно, но ничто не сравнится с чувством сопричастности, которое дают нам собрания ВДА. Посмотрите, как меняются глаза новичка, когда читают Список характерных особенностей (Проблему). Сильное впечатление!


Я пользуюсь этой мудростью и делюсь ею с другими

Двенадцатый Шаг показывает, как далеко я ушла от той изначальной боли, которая привела меня в ВДА. У меня достаточно осознанности, знаний и силы, чтобы применять эту программу в любой сфере своей жизни, а не только в области зависимого и компульсивного поведения. Я с удовольствием служу другим, как внутри Сообщества, так и вне его. Я не жалею времени, чтобы выслушать человека и оказать ему поддержку. Я стремлюсь быть примером умиротворённой и счастливой жизни.

Именно так и говорится в Решении: «Мы движемся от страданий к исцелению и помощи другим». Я не устаю благодарить Бога.


Я отдаю, чтобы сохранить

Мне однажды попался текст, в котором Двенадцать Шагов делятся на четыре этапа: с Первого по Третий «Сдаться», с Четвёртого по Пятый «Признаться», с Шестого по Девятый «Навести порядок», с Десятого по Двенадцатый «Двигаться вперёд».

Для меня Двенадцатый Шаг – это этап, на котором я беру ответственность за Программу: я становлюсь спонсором, занимаюсь служением, участвую в комитетах по информированию общественности и выступаю, когда меня просят быть спикером.

Программа спасла мне жизнь. Я обязана ей и людям в Сообществе своей жизнью, успехом, деньгами и радостью. Любовь к ВДА подвигла меня отнести справочники с адресами групп во все библиотеки, психотерапевтические клиники, двенадцатишаговые центры, медпункты при учебных заведениях, офисы психологов, центры психологической поддержки, церкви и службы занятости в моём городе.

Члены моей семьи теперь общаются друг с другом и проявляют ко мне любовь и уважение. Я знаю взрослых детей, которые чувствуют то же, что и я, все они занимаются служением. Они отдают время и силы на работу в комитетах, организацию мероприятий, спонсорство или донесение идей ВДА. Служение находится за рамками благодарности. Это суть Программы.


Возвращайтесь

Двенадцатый Шаг – это не конец Программы. Я работаю по Шагам, чтобы сохранять эмоциональную трезвость и не лезть в нездоровые ситуации. Мне больше не нужна чрезмерная бдительность, но, если я начинаю угодничать или спасать, у меня включается тревожный сигнал, предупреждающий об опасности. Прошло двадцать лет, а я по-прежнему посещаю собрания – и для себя, и чтобы отдать другим то, что получила. На заре моего выздоровления мне сказали: «Возвращайся, что бы ни случилось». Я так и поступала и обрела новую жизнь. Я по-прежнему получаю от групп, спонсора и подспонсорных всё, что мне нужно. Не могу даже сосчитать, сколько раз, придя на собрание, я обнаруживала, что тема его касается моей жизненной ситуации. Эта программа продолжает меня удивлять.


Долгий путь к духовному пробуждению

Я помню, как впервые прочитал Двенадцатый Шаг. Мне понравилась идея нести весть выздоровления и применять принципы ВДА, но насчёт духовного пробуждения я сильно сомневался. Оглядываясь назад, я вижу, как решил тогда, что духовные переживания – это не для меня. Опираясь на свою слабую веру, я прошёл все Шаги, но в Двенадцатом сосредоточился только на донесении идей. Можно сказать, я проигнорировал слова о духовности. Я серьёзно работал по Шагам, служил и помогал людям и надеялся, что этого будет достаточно, чтобы жить дальше. Такой подход принёс коренные перемены. Я окончил колледж и начал строить карьеру. Я оставался активным членом группы и был спонсором. У меня появилось достаточно честности, чтобы видеть своё угодничество и контроль. На собраниях я откровенно рассказывал, как препоручаю свою волю и жизнь заботе Бога, но в глубине души задавал себе вопрос: а так ли это на самом деле? Я надеялся, что Бог слышит мои молитвы, однако уверенности в этом не чувствовал. Сейчас я понимаю, что к Двенадцатому Шагу я привёл свою Ложную Личность.

Я пытался выстроить интеллектуальные отношения с Высшей Силой и никогда по-настоящему не мог отпустить контроль. Таков был мой путь к духовному пробуждению – неожиданному и потрясающему.

Мне и в голову не приходило, что, вступив в отношения, позже обернувшиеся насилием, я окажусь в той части Двенадцатого Шага, на которую так долго не обращал внимания. Однако так и произошло. Эта связь принесла столько боли и покинутости, что я оказался на грани безумия.

Я терял свою душу и понимал это. Мне нужно было либо забыть про ВДА, либо вырваться из этих отношений. Когда я решил уйти, меня обуяли паника, одержимость и страх. Они достигли той степени, которую, казалось, невозможно себе представить. День и ночь я молился, часто общался со спонсором и ходил на собрания. Много недель я не ощущал ни капли облегчения, но наконец настал переломный момент. Я встретился с детским страхом покинутости. Я знал, что смогу прожить свои чувства. Я продолжал молиться и общаться с Высшей Силой. Через несколько месяцев духовный опыт пришёл ко мне в форме необыкновенного видения, произошли совпадения, которые показали мне, что Бог рядом, и Он любит меня. Это случилось на двадцатом году выздоровления. Я не стремился к духовному пробуждению, но обрёл его, когда смог встретиться со страхом покинутости.


Основная мысль Двенадцатого Шага

В Двенадцатом Шаге мы берём ответственность за свою программу выздоровления, применяя в жизни духовные принципы, с помощью которых развили родительское отношение к себе. Среди них можно выделить: признание поражения, надежду, честность, прощение себя, смирение и многие, многие другие принципы Шагов.

Двенадцатый Шаг призывает членов ВДА нести весть страдающим взрослым детям и применять программные принципы во всех своих делах. Кроме того, все мы можем ожидать духовного пробуждения, о котором говорится в этом Шаге.

Вероятно, нет на свете более важного поступка, знаменующего родительское отношение к себе, чем нести весть надежды взрослому ребёнку, который ещё не знает, что может жить без страданий. В этом поступке мы растём эмоционально и духовно. Мы привыкаем безусловно любить себя.

Через родительское отношение к себе мы учимся применять духовные принципы вместо старых шаблонов мышления и поведения. В Решении сказано: «Постепенно проживая свою невыраженную боль, мы расстаёмся с прошлым. Мы учимся родительскому отношению к себе – с нежностью, юмором, любовью и уважением».

Когда мы несём весть надежды ВДА, мы стараемся делать это с той же мягкостью, с тем же юмором, любовью и уважением, с которыми относимся к себе. Есть ещё несколько важных аспектов, которые следует учесть при донесении наших идей, но за основу нужно взять именно такое отношение.

От страданий мы переходим к помощи другим. Мы пробуждаемся и обретаем такое чувство целостности, о котором трудно было мечтать. Работая по Шагам ВДА, мы понимаем, что наше прошлое – это один из самых ценных ресурсов, на который мы опираемся в стремлении помочь себе и другим. Мы не живём прошлым, но используем его, чтобы помочь страдающему взрослому ребёнку, когда окружающие уже не могут, а искренние попытки специалистов не увенчались успехом. История нашей жизни – это основа для идентификации с подспонсорными и взрослыми детьми, к которым мы приходим в медицинские и другие специальные учреждения. Взрослые дети, не знакомые с Программой, зачастую настроены скептически, хоть и не показывают этого. Многие никому не доверяют. Достучаться до них может только тот, кто расскажет о семейной дисфункции понятными словами. Когда мы говорим о своём угодничестве, приводим примеры того, как путали любовь с жалостью, мы видим связь, возникающую между нами. Вскоре этот человек раскроется и начнёт делиться собственным опытом. Такова сила нашего прошлого, когда мы рассказываем о нём со смирением и желанием помочь.

На Двенадцатом Шаге мы перестаём автоматически реагировать и начинаем активно действовать. Мы предлагаем взрослым детям, стремящимся жить по-другому, наше духовное решение, основываясь на любви и уважении к ним. Так мы помогаем и себе.


Бог существует

Один из результатов духовного пробуждения – это понимание, что Бог существует. На смену теоретическим представлениям о Нём приходит вера, что Высшая Сила всегда рядом и слышит наши молитвы. Мы знаем, что на свете есть Любящий Бог или Дух Вселенной. Мы пришли к убеждению, что Бог, как мы Его понимаем, это наш Истинный Родитель.

Многие подходят к Двенадцатому Шагу с мыслью, будто есть некий стандарт духовного пробуждения. Хотя в Большой книге А.А. описано два типа, на самом деле в разных уголках света есть множество его форм. В А.А. принято говорить о мгновенном ярком духовном пробуждении или «озарении». У основателя этого сообщества Билла Уилсона был именно такой опыт, когда в 1934 году в состоянии одержимого запоя он оказался на пороге безумия.† Нельзя назвать это нормой, но духовное пробуждение наступает и таким образом. Яркий опыт может повлечь за собой кардинальные перемены в отношении к миру и подарить веру в Высшую Силу. Существует также «образовательная разновидность» духовного пробуждения. Она выражается в поступательном процессе всё более глубокого осознания Высшей Силы, благодаря работе по Шагам, медитации, молитве, помощи другим в поиске ВДА. Поступательное духовное пробуждение столь же глубоко и приносит такой же стабильный душевный покой, как и внезапные яркие пробуждения.

Членам сообщества ВДА знакомы обе разновидности. А кроме того нам известна и третья. Она сочетает в себе признаки поступательного движения и внезапного пробуждения. В ходе такого «яркого образовательного» пробуждения нас посещают
проникновенные видения, и перед нами предстают неоспоримые доказательства присутствия Бога. Мы познаём невиданную свободу от зависимого мышления и поведения. Мы понимаем, что нас любят, и мы можем любить.

Иногда человек, испытавший эту разновидность духовного пробуждения, не до конца понимает произошедшее. Ему нужно разобраться, что с ним случилось.† Мы стараемся не анализировать и не злоупотреблять рассуждениями, но в то же время ищем информацию из проверенных источников, которая поможет осознать видение или другой духовный опыт.

Одних знаний недостаточно, чтобы извлечь пользу из духовного опыта. Мы увидим, что духовные переживания обретают более глубокий смысл, когда сочетаются с усердной работой по программе ВДА. Духовный опыт может принести захватывающие ощущения и расширить сознание. Он становится непрерывным пробуждением благодаря работе по Шагам и общению с Внутренним Ребёнком. Это наша Истинная Личность, наша связь с Богом.

С обретением духовного опыта мы понимаем, что в какой-то мере преобразились. Мы чувствуем, как нечто внутри нас изменилось, хотя мы и не до конца понимаем произошедшее. Кому-то кажется, что острее стало его духовное восприятие. Мы обретаем внутреннее спокойствие – состояние до этого момента нам незнакомое. Нас по-прежнему могут задевать некоторые события, но мы уже справляемся с ними быстрее и реагируем мягче. Мы знаем, что во Вселенной нечто более могущественное прекрасно делает свою работу. Мы отпускаем контроль и с большей лёгкостью уступаем место Богу. У одних, быть может, проснётся интуиция. У других – возродится способность к творчеству или прибавится жизненных сил.

Элементы яркого и внезапного пробуждения могут проявиться в любой момент, но чаще – во время кризиса. Интенсивная эмоциональная боль или острое чувство безнадёжности становятся порой началом сильного духовного переживания. Горькое отчаяние длится в среднем несколько часов или дней. Оно может стать подарком, который подготовит почву для мощного духовного опыта, если мы смиренно попросим Высшую Силу о помощи. В моменты полной безнадёжности мы на самом деле переживаем кризис покинутости. Эта боязнь быть оставленными вынесена нами из детства и теперь, во взрослой жизни, вновь поднимается на поверхность. Ужас и чувство обречённости произрастают из глубочайшего страха оказаться в одиночестве. Некоторым из нас уже удалось встретиться с этой сущностью и освободиться от неё в предыдущих Шагах. Другим необходимо финальное столкновение, в котором они разделаются со своим страхом покинутости раз и навсегда. Готовности и искренности достаточно, чтобы прожить любые чувства и самые сильные страхи. Пройти до конца этих переживаний помогают частые и упорные молитвы. Мы звоним спонсору, посещаем собрания, рассказываем о своих чувствах. В конце концов мы отпускаем страх покинутости и следуем за Высшей Силой. В это время одним снятся выразительные сны, перед другими разворачиваются необъяснимые события. По завершении этого опыта мы знаем, что изменились. И чувствуем эти изменения как в теле, так и в разуме.

Для многих духовное пробуждение началось в Первом Шаге, когда мы поняли, что не одиноки и мысли, мучащие нас, не являются признаком сумасшествия. Мы пришли на первое собрание уверенные в том, что уникальны, а наша семья – единственная, в которой принято такое обращение. Какое удивительное облегчение охватило нас, когда мы услышали Список характерных особенностей (Проблему). Описание черт взрослого ребёнка, казалось, надломило поверхность многолетнего отрицания, панцирем покрывшего наше сердце и душу. Многие плакали, когда при них впервые зачитали Список. Пробуждение продолжилось, когда мы услышали, как другие члены группы делились своим детским и взрослым опытом. В их словах звучали ясность, надежда и уверенность в решении ВДА. Мы увидели честность, непредубеждённость и готовность. Вот «КАК»1 работает Программа. К концу собрания мы уже были другими. Услышав весть выздоровления, мы не могли остаться прежними. Впереди нас ожидали тяжёлые времена, но что-то неуловимо изменилось после первого посещения группы ВДА.

Некоторые испытали пробуждение, когда писали Четвёртый Шаг и рассказывали о себе в Пятом. Эти Шаги выявили семейные шаблоны поведения и дали нам шанс наконец-то рассказать о самых важных событиях своей жизни. Многие впервые доверились себе и другому человеку именно на Пятом Шаге. Рассказав свою историю, мы отважно нарушили правило хранить семейные тайны. Кто бы мог подумать, что говорить, доверять и чувствовать – значит проживать духовный опыт? Но для огромного числа взрослых


1 Из первых букв английских слов Honesty (честность), Openmindedness (непредубеждённость), Willingness (готовность) складывается слово
«HOW» – как. (Прим. переводчиков)

детей это именно так. Мы почувствовали эту духовность в своём сердце, в удивительной способности принимать жизнь на её условиях. После Пятого Шага многие ощутили более крепкую связь с Высшей Силой.

Из разнообразия духовного опыта членов Сообщества складывается образ пробуждения, к которому мы все стремимся. Этот опыт даёт нам силы на долгий путь. Духовное пробуждение подталкивает к личностным изменениям, благодаря которым душа сбрасывает оковы семейной дисфункциональности. Только Бог, как мы Его понимаем, может осуществить этот процесс. Без таких личностных изменений мы будем постоянно соскальзывать в угодничество, жестоко осуждать себя и оставаться в отношениях, полных насилия. Предшествовавшие Шаги показали нам черты выживания, на Двенадцатом Шаге мы обретаем осознанность, с которой они больше не совместимы. Знание, обретённое на этом Шаге, побуждает нас действовать, когда мы чувствуем, что возвращаются наши старые шаблоны.

Духовное пробуждение поражает многообразием форм, но все они имеют некоторые общие черты. Мы узнаём, что Любящий Бог существует, и освобождаемся от болезненного чувства своей обособленности и одиночества. Стыд, покинутость и контроль ослабевают. Если они снова всколыхнутся, мы будем увереннее взаимодействовать с ними.

Духовное пробуждение упрощает жизнь. Мы интуитивно знаем, в чём нуждаемся и без чего можем обойтись. Мы перестаём автоматически реагировать на людей, места и события. Мы живём и даём жить другим.

Каким бы ни было духовное пробуждение, на нём не заканчивается наш личностный рост. Для многих с него начинается новый этап. Мы серьёзно изменились, и всё же это не означает, что мы больше никогда не столкнёмся с собственным проблемным поведением или трудностями в отношениях. Новые силы и творческая энергия помогут нам расти дальше. Многие откроют для себя, что такое усилие без усилий. Занимаясь служением, мы оказываемся в потоке любви и света, который привлекает окружающих. Мы отдаём то, что получили. Мы умеем пользоваться принципами Двенадцати Шагов и хотим передать этот опыт другим.

Не используйте духовность как обходной путь

Хотя многие духовные переживания чудесны, захватывают дух и изумляют, сами по себе они не равноценны выздоровлению. Члены ВДА часто переживают духовный опыт, который приносит яркие видения и захватывающие сны. Случается, они переносят человека в иное измерение бесконечной и чистой любви. Тело перестаёт существовать в этом пространстве высшего сознания и счастья. Духовный опыт подобного рода укрепляет нашу веру в Божественного создателя, но не избавляет от необходимости работать над выздоровлением. Мы по-прежнему должны практиковать все Двенадцать Шагов, чтобы и дальше разбираться с последствиями воспитания в нездоровой семье. Мы должны посещать собрания и отдавать то, что получили. Нам нужна готовность служить и помогать нашей группе ВДА. Мы понимаем, что пережили нечто небывалое и загадочное, но не теряем почву под ногами и живём сегодняшним днём.

Члены ВДА, ищущие исключительно духовного пробуждения и избегающие работы над последствиями семейной дисфункции, часто используют духовность как обходной путь.† Это означает, что человек хочет избежать боли, которую придётся испытать, работая над детскими травмами и пренебрежением. Ему, возможно, хочется перескочить вперёд, не проходя процесс выздоровления целиком. Этот путь либо приводит в тупик, либо приносит скромные результаты. Если у нас богатый духовный опыт, но мы отказываемся работать по Программе, велика вероятность, что мы не освободимся от зависимостей или проблемных взаимоотношений. Духовные переживания приносят некоторое озарение, однако без ВДА человек снова возвращается к старому образу жизни. Высокомерие и страх заставляют его работать по программе, мало напоминающей ВДА. Одновременно он продолжает пребывать во власти компульсий и зависимостей. Духовный опыт, не подкреплённый работой по Программе, может породить на свет нездоровое эго. Достигнув грандиозных размеров, оно заставит использовать свой духовный опыт как щит, которым можно отражать любые предложения работать по Программе.

Духовные переживания, – если с ними обращаться должным образом, – способны привести к духовному пробуждению, которое в свою очередь подарит нам творческую энергию и душевный покой. Благодаря пробуждению мы обретаем готовность применять принципы ВДА во всех наших делах и нести весть выздоровления.


Служение – это любовь, идущая из любви к себе

Взрослые дети, испытавшие пробуждение, понимают духовную аксиому: «Мы можем сохранить то, что имеем, только отдавая это другим». Таково одно из самых бескорыстных действий любви, которое мы можем дать миру, полному неразберихи. Однако прежде всего мы должны полюбить себя. Без этого Двенадцатый Шаг будет просто ещё одной достигнутой целью или отметкой, которую мы миновали, на пути угодничества и покидания себя. Без любви к себе служение становится маскировкой, за которой у всех на виду прячется наша болезнь. Любовь к себе – это результат работы по Двенадцати Шагам, переживания собственной уязвимости, обращения за помощью, осознанного восприятия тела через медитацию и правильное дыхание. Любовь к себе проявляется, когда мы находим свою боль и остаёмся с ней, не отыгрывая её через наркотики или другое одержимое поведение. Мы отправляемся на поиски накопленного горя, а когда находим – приветствуем и проживаем его. Мы раскрываем свою Истинную Личность и греемся в лучах Божественного света.

В последние годы жизни, находясь на Двенадцатом Шаге, основатель нашей программы Тони А. сосредоточился на любви к себе. Он сумел вместить тридцать лет выздоровления в простой и одновременно удивительной концепции любви и прощения. На закате жизни он продолжал призывать взрослых детей любить себя.

Детство Тони прошло в предвоенные годы; наполненное насилием, оно позволило ему понять на личном опыте, что все взрослые дети страдают от чувства стыда и покинутости. Не получая помощи, мы будем всё время покидать себя. Тони верил, что нас исцелят только любовь к себе и помощь Бога, к которому мы с готовностью обратимся. Он знал, как взрослые дети долгие годы спасаются от покинутости и стыда, убегая в разнообразные компульсии и саморазрушительное поведение. Он знал, что мы продолжаем любить своих родителей, даже когда думаем, что давно перестали. В выздоровлении Тони понял, что его отец и мать были лишь биологической парой, приведшей его в этот мир. Однако настоящий родитель – это Высшая Сила, которая никогда не покидает нас.

Мы обретаем истинного родителя с помощью Двенадцати Шагов. Благодаря духовной помощи мы больше не противимся идее безусловной любви к себе. Рассказывая о ней, Тони имел в виду не нарциссическую упоённость или эгоцентризм, он говорил о безоговорочном принятии израненного внутреннего Я и обращении к Высшей Силе, чтобы свободно дышать, жить и получить исцеление. Он знал: когда взрослые дети заглядывают внутрь себя и находят целостность, они могут искренне служить Богу и миру. Жизнь открывается перед нами, когда мы познаём себя. Мы озаряемся светом.

Мы разрушаем последнюю стену и открываемся любви. Любовь к себе – сердцевина луковицы. Нас глубоко ранило отвержение, пережитое в детстве, и теперь понадобится мужество, чтобы вновь открыться. Мы любили родителей естественной любовью, а они не способны были принять этот дар. Они не любили себя и не могли оценить то, что мы пытались им дать. Их отвержение рождало смятение в нашей душе, и вскоре мы научились подавлять и прятать свою любовь. Возникла Ложная Личность, и началась бесконечная погоня за людьми и вещами, которые давали нам иллюзию контроля, но никогда не возвращали целостность. Нам казалось, любовь безвозвратно потеряна, но на самом деле, она по-прежнему живёт внутри. Какие бы поступки не совершила наша Ложная Личность, любовь никуда не исчезла. А это означает, что мы способны любить другого человека, способны быть настоящим другом.

Новое отношение к себе помогает увидеть, что на свете больше любви, чем кажется на первый взгляд. Да, повсюду есть зависимое и одержимое поведение, но есть и любовь, и теперь мы замечаем её вокруг, потому что она живёт внутри нас. Таким образом мы расстаёмся со своей Ложной Личностью. Мы понимаем, что зависимость – это не наша сущность. Наркотики, еда, траты, азартные игры, секс и другое компульсивное поведение – это не мы. Мы – это любовь.

Ощущая себя детьми Бога, мы хотим нести весть ВДА взрослым детям, которые всё ещё страдают, и таким образом – расти духовно. Мы посещаем собрания ВДА не только для себя, но и для того, чтобы вновь пришедшие люди могли обратиться к нам, когда делают свои первые шаги в выздоровлении. Мы хорошо понимаем, какую жизнь прожили,и знаем свои утраты. Однако нам также свойственно надеяться и прощать. От страданий мы пришли к помощи другим. Духовно пробуждённые люди воспринимают работу по Двенадцатому Шагу как служение, а не жертву. Подходя к этому Шагу, мы уже знаем, чем спасательство отличается от служения из любви.

Настоящая помощь заключается в том, что, протягивая руку другому, мы помогаем себе. Мы не пытаемся угодить и не действуем из страха перед властными фигурами. Мы не стремимся к титулам и почестям в ВДА. Мы хотим помогать, руководствуясь духом анонимности. Посещение собраний и участие в жизни Сообщества не дают замыкаться в изоляции. Служение – это способ дарить свою любовь, но не манипулировать или потакать. Мы хорошо чувствуем, когда нужно отступить или попросить о помощи. Мы знаем: с нами всё будете в порядке, что бы ни произошло. У нас есть Бог и друзья в Сообществе. У нас всё получится.


Двенадцатый Шаг – это начало

Двенадцатый Шаг – это начало, а не конец. Начало нового образа жизни, который мы привносим в работу, в отношения и в своё духовное путешествие. Благодаря предыдущим Шагам мы уже применяем ВДА во всех трёх сферах, однако в Двенадцатом Шаге мы делаем твёрдое заявление о том, что живём согласно принципам признания поражения, надежды, честности, смирения и прощения.

Двенадцать Шагов дают нам руководство, следуя которому, мы сможем встречать любые события – и горестные, и радостные. Никто не обещал, что Двенадцать Шагов сделают дорогу жизни прямой и гладкой, тем не менее они научили нас аккуратно входить в повороты. Куда бы ни занесла нас судьба, у нас всегда есть преимущество: мы твёрдо опираемся на нашу программу и знаем, что больше не одиноки. В Сообществе у нас есть друзья, на которых можно рассчитывать. Есть собрания, куда мы всегда можем прийти. Есть чувства, и есть молитва. Мы убедились, что не должны быть идеальными и постоянно всё контролировать. Мы не усложняем жизнь и отношения. Мы живём только сегодня и занимаемся тем, что происходит прямо сейчас. Так значительно легче идти в будущее.

Впереди нас ждут сложные отношения, проблемы со здоровьем и как естественная часть пути каждого человека ожидает смерть. Вынести эти испытания членам ВДА помогает духовная жизнь и поддержка от домашней группы. Мы видели,
как взрослые дети, применяя принципы Двенадцати Шагов, с удивительным душевным покоем и верой воспринимали болезни близких, отчаяние и смерть. Поразительно, как некоторым из нас перед лицом несправедливости жизни удаётся сохранить присутствие духа, никого не обвиняя и не впадая в саморазрушительное поведение.

Эти взрослые дети понимают, насколько важно активно участвовать в ВДА и поддерживать духовное здоровье, чтобы стойко встречать превратности судьбы. Многие из нас убедились, что для этого легче каждый день работать по Программе, нежели с головой окунаться в неё только во времена кризисов. Регулярное посещение собраний ВДА помогает сохранять духовную форму.

Двенадцать Шагов также понадобятся, чтобы принять собственных детей, подвергшихся влиянию семейной дисфункции. Среди нас немало родителей с маленькими или взрослыми детьми, которые отыгрывают болезненное внутреннее состояние через аддикции, зависимое поведение или иные формы саморазрушения. Возможно, наши дети или внуки живут очень далеко, и мы почти не видимся с ними. Все эти обстоятельства причиняют невыразимую эмоциональную боль членам ВДА, уже проделавшим инвентаризацию собственной жизни и открывшим наследственную природу семейной дисфункциональности. Горько осознавать своё бессилие и невозможность кого-то изменить.

Эти взрослые дети не прекращают посещать собрания и говорить о своём чувстве вины и бессилии. Они молятся. Не ослабевает их участие в жизни Сообщества: они берут служение или становятся спонсорами для новичков. Они избегают изоляции, прощают себя, и постепенно стихает их душевная боль. У многих со временем намечаются улучшения в отношениях: они возобновляют общение с детьми или видят, как их ребёнок обращается за помощью.

Применять принципы ВДА в общении с детьми, по-видимому, сложнее всего. Личные взаимоотношения – это та область, где наши черты выживания проявляются с особой настойчивостью. Нам необходимо сохранять непредубеждённость и сторониться жёсткого контроля. С лёгким сердцем мы уступаем место Богу. Мы стараемся говорить о своих чувствах и прислушиваться к чувствам других. Мы обсуждаем мотивы своих поступков с доверенным другом или спонсором. Мы помним: вместо того чтобы находиться в изоляции, контролировать и волноваться, можно говорить, доверять и чувствовать. В выздоровлении наши отношения меняются. Никогда не поздно подарить себе счастливое детство или хорошие отношения.

Отдавать то, что получили

ВДА посвящена внутреннему путешествию, но Двенадцатый Шаг напоминает нам о путешествии вовне. Мы распространяем весть на собраниях, по телефону или в служении. Мы отдаём то, что получили, когда становимся спонсором, подвозим кого-то на собрание, занимаемся организацией мероприятий ВДА или сбором средств для Сообщества. Если внимательно подумать, вокруг найдутся самые разнообразные варианты. Многие виды деятельности относятся к Двенадцатому Шагу, а значит – дают возможность нести послание o выздоровлении другим людям. Не нужно пользоваться старыми оправданиями («сегодня нездоровится», «плохое настроение», «я не знаю, как надо») и оставаться на скамейке запасных. Отказываться помочь другому – это то же самое, что отказываться помочь себе. Мы справимся, у нас есть Высшая Сила и друзья, которые поддержат нас на этом пути. Мы не только выздоравливаем, мы учимся играть и веселиться. Наша благодарность безгранична.

Мы распространяем весть надежды по всему миру. Группы ВДА существуют в Дании, Германии, Италии, Турции, России, Венгрии и Японии, в Северной и Южной Америке, Австралии и на островах Тихого океана. В мире насчитывается около 300 миллионов взрослых детей, которые могли бы стать членами нашего сообщества. Трудно представить, что когда-нибудь Программа перестанет быть нужной. Однако мы распространяем весть ВДА среди тех, кто хочет этого, а не тех, кто, по нашему мнению, в этом нуждается. Опыт научил нас: невозможно донести смысл наших идей тому, кто этого не хочет, и в то же время, если у человека есть желание, ему невозможно воспрепятствовать. Мы знаем взрослых детей из самых бедных уголков мира, где есть только малая часть нашей литературы. Даже там им удаётся применять в жизни принципы ВДА. Их готовность, открытость и мужество восхищают.

Кроме того, мы стараемся нести весть ВДА в тюрьмы, лечебные учреждения, центры психологической помощи. Ежедневно кто-то из взрослых детей попадает в тюрьму, потому что наносит вред себе и окружающим, а кого-то госпитализируют из-за серьёзных психиатрических проблем. И заключённый, и пациент психиатрической больницы –взрослые дети, оба заслуживают шанса услышать весть ВДА. Наша программа достаточно зрелая, а у членов Сообщества достаточно сил, чтобы выполнить эту работу, пользуясь специально созданным руководством. Никто не должен подвергаться риску, выполняя Двенадцатый Шаг; нести весть в этих учреждениях можно и безопасными способами. Мы не раз добивались успеха в этой области.

Распространение идей ВДА позволяет выйти за свои пределы и почувствовать уверенность. Мы убеждаемся, что можем помочь другим в качестве спонсора или наставника. Невероятно радостно наблюдать, как напуганный или растерянный новичок открывается на первом собрании. Вряд ли кому-то захочется упустить этот шанс. Когда человек, сидящий рядом, понимает, что он не одинок, когда кто-то обретает ясность относительно всего, что произошло в детстве,

– на душе становится теплее. В такие моменты приходит ощущение, что мы часть окружающего мира и наконец обретаем жизнь, о которой раньше только мечтали. Мы нашли свой дом. Нашли сообщество людей, которых давно искали.

Мы не усложняем весть ВДА. Достаточно рассказать историю своей жизни, не приукрашивая и не преуменьшая события, через которые нам пришлось пройти. В донесении идей важны три этапа: установить идентификацию, описать программу ВДА и пригласить человека на собрание. Для того чтобы произошла идентификация, мы приводим несколько примеров из своей жизни до выздоровления. Мы говорим о том, как пытались быть, как все, но тем не менее испытывали чувство одиночества и обособленности. Мы рассказываем, как достигли дна в личных отношениях или на работе. Затем даём своему слушателю прочитать Список характерных особенностей (Проблему). На этом этапе, если человек хочет получить помощь, он сам начинает рассказывать о своей жизни. После мы предлагаем ему или ей как можно скорее посетить собрание ВДА.

Участники Сообщества знают, что Программа работает, и понимают, каких результатов можно достичь благодаря Шагам. Если человек действительно хочет жить по-другому, Шаги полностью преобразят его путь. Наша весть заключается в том, что программа ВДА поможет любому, кто достигнет дна, сдастся, обратится за помощью и примет её. Но вот в чём загвоздка: многие взрослые дети привыкли справляться собственными силами. Они посещают собрания, набираются программных терминов, но не могут просить о помощи. Их мучает страх или давнее чувство непохожести на других. Но надежда есть, понадобятся лишь время и готовность.

Вот, что мы можем пообещать: любой взрослый ребёнок, желающий выздоравливать от последствий воспитания в дисфункциональной среде, в ВДА сможет найти принятие, честность и любовь к себе. Мы – сообщество, в котором находят помощь как взрослые дети, достигшие вершин карьерной лестницы, так и те, кто попал в закрытые учреждения. Мы никого не судим. Мы любим и тех, и других. Мы относимся к ним одинаково, потому что хорошо знаем, чего они недополучили в детстве и в чём нуждаются сейчас. Мы многое можем предложить. Мы знаем, что делаем: останавливаем процесс передачи семейной дисфункции от одного поколения к другому. В ВДА мы занимаемся собой. Каждому взрослому ребёнку, ищущему другой жизни, мы говорим: «Бог всегда будет рядом, если Он тебе нужен».

ДУХОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ДВЕНАДЦАТОГО ШАГА:

любовь и любовь к себе

Примечания к главе:

† на странице 157: См. Четвёртый Шаг Тони А. С. 57 книги “The ACoA Experience: The Laundry List” – Tony A. with Dan F. – 1991, HCI Publications.

† на странице 168: Большая книга Анонимных Алкоголиков – 4-е изд. – С.62 русс. Издания (С.64. – 5 изд. на англ. языке)

† на странице 283: Большая книга Анонимных Алкоголиков, История Билла.
– 4 изд. – С. 8-12 русс. издания (С.1. – 5 изд. на англ. языке).

† на странице 284: Тони А. за годы своей жизни не раз проживал духовные и мистические события, которые впоследствии обдумывал и использовал, чтобы постичь свой жизненный путь. Одно из наиболее мощных переживаний приходится на 1978 год, когда он написал Список четырнадцати черт. В своей книге Тони позже скажет: «Пока я писал эти слова, мне казалось, я ощущаю внутреннее руководство и направление. Это было странное чувство»./“The ACoA Experience: The Laundry List” – Tony A. with Dan F. – 1991, HCI Publications.– С. 12

† на странице 287: Авторство концепции духовности как обходного пути приписывают доктору Чарльзу Уитфилду и Барбаре Уитфилд. Оба они написали множество работ о духовном опыте и практическом мистицизме, а кроме того немало книг посвятили выздоровлению взрослых детей.




| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

14 июля 2017
 Написал: Хочу - 13:09   Текст на ПЯТНИЦУ
Текст на ПЯТНИЦУ

Отрывки из книги КЛАУДИА БЛЭК, доктор филос. н., магистр в сфере соц. работы

ДЕТИ АЛКОГОЛИКОВ
В ДЕТСТВЕ, ЮНОСТИ И ЗРЕЛОСТИ

«СО МНОЙ ТАКОГО НЕ СЛУЧИТСЯ!»



13.04.2018
МАНИПУЛИРОВАНИЕ

Некоторые дети, особенно подростки, осознают, что они в силах манипулировать алкоголиком в периоды, когда он переживает изменения личности, угрызения совести и провалы в памяти. Дети быстро усваивают, что могут контролировать определенные ситуации в своей жизни, и извлекают из этого знания выгоду для себя. Например: «Я знаю, что после того, как папа выпьет, он разрешит мне погулять в субботу вечером без всяких вопросов. Так что в пятницу я подожду до позднего вечера и тогда спрошу. Если спросить раньше, он будет трезвее и задаст мне кучу вопросов о том, чем я собираюсь заниматься». Или: «Попроси у папы денег на карманные расходы, когда он пьет, и он даст тебе двадцать долларов вместо пяти». Лучший способ совладать с детьми, извлекающими выгоду из таких периодов – серьезно обсудить с ними алкоголизм родителя. Разъясните им, какова природа этой болезни и почему они не должны использовать ее в своих целях. Родителю-неалкоголику необходимо своими действиями демонстрировать, что он играет более значительную роль в воспитании, устанавливает правила и следит за тем, чтобы возникающие ситуации регулировались справедливо.

Следует знать, что дети будут не только манипулировать алкоголиком, но и применять сходную тактику по отношению к родителю-неалкоголику. Также необходимо осознавать, что у созависимых родителей развилось чувство вины, потому что они знают, что дети страдают из-за недостатка должного внимания. (Недостаток внимания начинается с алкоголика из-за его одержимости пьянством, и он же ощущается от созависимого, поскольку его внимание направлено на алкоголика и на проблемы, вызванные его пьянством). Дети есть дети, и их склонность к манипулированию – вполне ожидаемая и обычная часть процесса взросления; однако, если обращаться с детьми последовательно и справедливо, то можно уменьшить эту склонность до разумных пределов.


20.04.2018
ЗАЩИТА

Шестилетняя Кэрри пришла в свою пятую детскую группу вместе со старшим братом, восьмилетним Тони, и оба ребенка рассказали мне о такой проблеме: их папа, месяцем раньше ушедший из программы по лечению алкоголизма, снова начал пить. Поскольку они не жили с папой и видели его только по выходным, его пьянство не особенно мешало отношениям с детьми. Они объяснили, что, хотя папа и пьет, но он не напивается и не создает проблем. На этом конкретном собрании Кэрри сообщила нам, что папа пообещал свозить ее в Диснейлэнд на следующих выходных. В прошлом году она уже была в Диснейлэнде, и ей там очень понравилось. Тони с ними не поедет, потому что на выходных отправится в поездку с их матерью. Кэрри хотелось в Диснейлэнд, но она боялась, что папа будет пить и испортит поездку.

Кэрри любила папу и хотела быть с ним. И она хотела поехать в Диснейлэнд, но ей было страшно. Она боялась, что, если папа будет пить, то она будет чувствовать смущение; боялась, что он не сможет аккуратно вести машину по дороге домой, которая занимает полтора часа. С другой стороны, она испытывала потребность защищать своего отца и не хотела обидеть его, сказав, что он ее пугает. Кроме того, Кэрри думает, что, если она объяснит папе, почему боится, то он больше не будет ее никуда водить и вообще не захочет с ней видеться.

Она не хотела поделиться своими страхами с мамой, потому что тогда та, возможно, вообще не пустила бы ее в Диснейлэнд – а Кэрри знала, что не сможет на выходных поехать вместе с мамой и Тони. Наконец, она произнесла: «Все это так сложно. И потом, может быть, папа все равно не будет пить». Кэрри очень беспокоилась и совсем извелась из-за этой дилеммы, что ясно показывало: папин возврат к пьянству приносит ей большие проблемы.


27.04.2018

Продолжение ЗАЩИТА
.....В этой же группе одиннадцатилетняя Триша, которая бывает у папы по выходным, рассказала нам: «По вечерам папа куда-то уходит и пьет, а возвращается очень поздно!» Триша призналась, что в такие вечера, оставаясь одна, она беспокоится о папе и много плачет. Девочка чувствует, что не может заставить папу остаться дома, но не хочет говорить об этом маме, потому что та может запретить ей проводить выходные у папы.

Конечно, подобные проблемы – не самые серьезные из тех, с которыми сталкиваются дети алкоголиков; однако они – типичный образец дилемм, обычно встающих перед детьми, когда они пытаются решать проблемы самостоятельно.

Ни для Триши, ни для Кэрри не существует удовлетворительного кардинального решения таких проблем. Однако всем детям нужен взрослый, желательно – родитель, чтобы он: 1) направлял их; 2) защищал их; 3) давал им разрешение защищать самих себя.

Преподнесите детям следующие базовые сведения: 1) родитель-алкоголик болен и не всегда способен принимать наилучшие решения; 2) просить помощи у других важно и позволительно. Когда дети получили информацию о возможных ситуациях, дайте им позитивную информацию о них самих, и тогда, поверив в то, что взрослый их поддержит, они, как правило, начинают выбирать более удачные варианты.

Родители могут изучить возможные пути действия до того, как возникнет проблема. Дети же смогут лучше справляться с проблемами и при необходимости защищать себя, если у них есть время обсудить и обдумать потенциально возможные ситуации. Такие обсуждения принесут еще больше пользы, если в них будет участвовать родитель-алкоголик или если сказать ему, что дети получили разрешение защищать себя и/или соответствующие инструкции. Но, сообщая алкоголику об этих решениях, вы должны быть уверены в том, что он трезв!

Я предлагаю рассмотреть такие варианты на семейном собрании, на котором каждый может в письменном виде перечислить ситуации, над которыми боится работать, или те, над которыми уже работал, но хочет изучить глубже. Помните: хотя алкоголик воспримет эту идею без особого энтузиазма, это все равно необходимо сделать.

Периодически проводя семейные собрания для обсуждения подобных ситуаций, важно позаботиться о том, чтобы у каждого участника была возможность говорить о прошлых ситуациях, не боясь осуждения со стороны других. Чтобы собрание было успешным, его должен вести неравнодушный взрослый, понимающий, что такое алкоголизм. Если созависимый родитель не участвует в процессе выздоровления через Ал-Анон или консультирование, то этот формат, скорее всего, не сработает. Такой случай следует использовать не для того, чтобы «навалиться» на алкоголика, а для того, чтобы поговорить о том, как справляться с ситуациями, представляющими собой проблему. Дети могут принять участие в собрании и в результате узнать реальные варианты действий.

На следующей странице приведен пример формы, которая может быть очень полезной при проведении семейного обсуждения. Потребуется по нескольку экземпляров для каждого члена семьи. Пусть каждый оставит себе свой экземпляр, а лишние пригодятся для других проблем, которые они могут попытаться решить самостоятельно, или для следующего семейного собрания.

Каждому члену семьи нужно составить свой личный список «Что, если…» - список реально существующих и возможных проблем. Вытекающие из них варианты действий – результат взаимного обсуждения и решения проблем с семейными группами. Поговорите с детьми о том, как они могут защитить себя и избежать опасных ситуаций.


04.05.2018
РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ
Ситуации
ЧТО, ЕСЛИ…

Варианты действий
1.
2.
3.
(с новой страницы: )

РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ
Ситуации
«ЧТО, ЕСЛИ…» со стороны ребенка:
Мы с папой планируем сходить на бейсбол в субботу днем, но в этот день он начинает пить с самого утра/

Варианты действий:
1. Никуда не ходить с папой, как только он начал пить.
или
2. Никуда не ходить с папой, когда он пьет уже пару часов.
Я могу сказать ему, что…:
а) я просто передумал;
б) мама сказала, что мне нельзя пойти;
в) у нас есть семейная договоренность – никуда не ходить, когда он пьет

Во время таких собраний для решения проблем взрослый-неалкоголик выполняет двойную роль: 1) направляет детей и вносит свои предложения, чтобы дети осознали, что у них действительно есть альтернативные варианты; 2) убеждает детей в том, что такие их решения найдут поддержку, что этими решениями не будут пренебрегать и что их не накажут за их чувства.

РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ
Ситуации
«ЧТО, ЕСЛИ…» со стороны ребенка:

Я с папой нахожусь в сорока минутах езды от дома, и он ведет машину так, что мне страшно. Папа не выглядит пьяным, но за последние два часа он выпил не меньше шести кружек пива.

Варианты действий:

1. Если я в машине и папа за рулем, сказать ему, что его манера вести машину пугает меня, и попросить ехать помедленнее или остановиться у обочины.
(Такая просьба, вероятно, сработает только в том случае, если папа был предупрежден заранее. Если же подобная просьба, скорее всего, разозлит папу, то этот вариант, возможно, не подойдет).

2. Если он остановит машину или я попрошу его остановить, то я позвоню другому родителю или другу (заранее выбранному человеку, который согласился помогать, когда сможет). И кто-нибудь меня заберет.


Хотя эти варианты действий могут быть не всегда осуществимы, детям нужно знать, что они не обязаны оставаться в ситуации, которая их пугает, и, если они выберут иную альтернативу, то другие заботящиеся о них взрослые поддержат их действия.

Необходимо помнить, что это – лишь варианты, а не обязательно предложения или рекомендации для членов именно вашей семьи. Любая семья лучше знает ситуации, складывающиеся в ней. Здесь важен процесс определения возможных и реально существующих проблем, а затем – поиска жизнеспособных решений.

Кроме того, помните: дети все равно хотят проводить время с родителями и заниматься с ними общими делами. Не все то время, которое дети проводят с родителем-алкоголиком – нечто плохое и травмирующее; это могут быть удивительно приятные моменты. Нет необходимости изолировать детей от родителя-алкоголика, и они не будут травмированы, видя отдельные инциденты, когда родитель пьет или находится в состоянии опьянения. Помимо этого, важно помнить: если дети потеряют возможность проводить время с алкоголиком, то будут чувствовать себя обделенными. Порой дети готовы рискнуть и поехать с папой, когда он пьян, потому что хотят попасть в важное для них место – например, в универмаг, к другу, на бейсбол и т.п. Они также могут, рискуя оказаться в неловкой ситуации, пригласить друзей к себе, чтобы поддерживать с ними дружеские отношения, или пригласить родителя-алкоголика на школьное мероприятие, чтобы показать другим, что гордятся им.

В случае с Тришей и Кэрри обе, в конце концов, решили, что хотят поехать со своими отцами. Мы, взрослые, должны понимать, насколько дети нуждаются в своих родителях и любят их. Помните: ценные, любящие отношения возможны даже с родителем-алкоголиком.


11.05.2018
РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ (продолжение)
Ситуации
«ЧТО, ЕСЛИ…» со стороны Кэрри:

Проблема Кэрри – боязнь, что папа будет пить, когда поедет с ней в Диснейлэнд. Страх перед неловкостью и папиным вождением в пьяном виде. Однако она решает поехать.

Варианты действий:
1. Перед поездкой рассказать папе о своем беспокойстве и попросить, чтобы он постарался не пить.
2. Попросить папу взять с собой конкретного взрослого друга (вашего знакомого, предложенного вами) для защиты.

«ЧТО, ЕСЛИ…» со стороны Триши

Триша решает, что хочет бывать у папы каждые выходные, но не хочет оставаться одна и не хочет, чтобы ей было плохо. Она просит его проводить вечера дома, но это не срабатывает.
Варианты действий:
1. Сказать папе, что я его люблю и хочу, чтобы он оставался со мной, ведь я вижу его только на выходных.
2. Брать с собой игры, зная, что по вечерам я, вероятно, буду оставаться одна.
3. Сказать папе, что, если он собирается куда-то ходить по вечерам, то я хочу, чтобы со мной ночевал друг.

У взрослых членов семьи тоже есть свои «ЧТО, ЕСЛИ…»:
«ЧТО, ЕСЛИ…» со стороны родителей
Что, если я боюсь пожара, потому что алкоголичка курит, когда сильно пьяна? Она уже прожигала дыры в мебели.
Варианты действий:
1. Установить в доме пожарную сигнализацию.
2. Определить маршруты эвакуации.
3. Провести тренировку противопожарных действий.
4. Когда меня (родителя-неалкоголика) нет дома, позаботиться о том, чтобы с детьми побыл другой взрослый или чтобы дети побыли в другом доме.
(Не позволяйте детям всю ночь сидеть и бояться).


Если алкоголик не присутствует на собрании при обсуждении вариантов решения проблем, может быть полезным рассказать ему о плане действий, выработанном семьей. В последнем случае, когда определены маршруты эвакуации и приобретена пожарная сигнализация, позаботьтесь о том, чтобы алкоголик знал: его поведение (как результат алкоголизма) воспринимается как серьезная угроза для безопасности семьи.

РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ (продолжение)
Ситуации
«ЧТО, ЕСЛИ…» со стороны
взрослого ребенка алкоголика

Не хочу ехать к родителям на Рождество, потому что в это время мама обычно пьянствует. Не хочу, чтобы папа был один, но также не хочу, чтобы дети провели еще одно Рождество с пьяными бабушкой и дедушкой.
Варианты действий:
1. Пригласить папу, чтобы он один приехал к вам отмечать Рождество, и объяснить ему, почему.
2. Поехать к ним на ограниченное время – на пару часов вместо всего дня.
3. Пригласить к вам на праздник и маму. Ей известно ваше правило: «Никакого спиртного».

Если не найдены варианты, которые помогли бы семье чувствовать себя в большей безопасности в определенной ситуации, спросите совета у профессионального консультанта по проблеме алкоголизма.

Очевидно, что дети с большей вероятностью будут использовать эти варианты, если знают, что их поддержат и за их действиями последует положительная реакция другого взрослого. Такое «семейное обсуждение» - значительный шаг, который положит начало разрушению у алкоголика процесса отрицания и уничтожит правила «не говори», «не чувствуй» и «не доверяй».


18.05.2018
ПЕРЕСТРОЙКА РОЛЕЙ У РЕБЕНКА

Как говорится в главе 4 («Развитие ролей»), какие бы роли не принимали на себя дети (ответственного, адаптирующегося, успокоителя или выражающего эмоции действием), это приводит к появлению у них так называемых «пробелов» - психологических пустот, проистекающих от непоследовательного подхода родителей к воспитанию и от отсутствия надлежащей эмоциональной поддержки. Эти пробелы сказываются на социальном развитии детей и во взрослом возрасте создают у них большие проблемы. К числу таких пробелов относятся: неумение расслабляться; неумение полагаться на других; неумение следовать за кем-то или вести за собой кого-то; склонность никогда не позволять, чтобы удовлетворялись собственные потребности, а также множество других неразвитых механизмов адаптации. Подобные пробелы не только создают проблемы в жизни детей алкоголиков, но и могут стать причиной их предрасположенности к превращению в алкоголиков или вступлению с ними в брак. Эти пустоты чаще всего провоцируют появление у таких детей эмоциональных проблем.

Объясняя детям сущность алкоголизма через беседу о реальных проблемных моментах, обучая их выявлению и выражению чувств, создавая здоровые круги поддержки, также необходимо сосредоточивать внимание конкретно на переформировании ролей.

В том, что ребенок учится ответственности, умению адаптироваться и успокаивать других, есть очевидные положительные стороны; однако в процессе возникают пробелы, поскольку у детей не развилось чувство эмоционального баланса. Они принимают на себя описанные мною роли из-за жестокой необходимости, из-за стремления выжить, так как это позволяет им привнести порядок в их чрезвычайно хаотичную и непредсказуемую семейную систему. Поэтому вам, родителю-неалкоголику, не следует пытаться убрать позитивные аспекты любой из ролей; вместо этого вам нужно помочь детям выработать у себя более тонкое чувство равновесия в определенных сферах. В сущности, вам нужно заполнить пробелы. Вы должны уделить время созданию атмосферы, где дети смогут усвоить те социальные навыки, которые им не позволяют усвоить их естественные техники выживания.

Переформирование ролей, в общих чертах, означает, что вы должны изменить свои ожидания в плане поведения детей, а также свое поведение по отношению к ним. Вместо того чтобы сразу же раздражаться, когда ваша восьмилетняя дочь ведет себя как восьмилетняя, и настаивать, чтобы она поступала как маленький взрослый, позвольте ей продемонстрировать нормальное поведение восьмилетнего ребенка. Это потребует от родителя большего терпения. Когда ваш ребенок-успокоитель в очередной раз попытается вас успокоить, не одобряйте это, а дайте ему понять, что вы цените его заботу, но хотите побыть в одиночестве и собираетесь поговорить по телефону со взрослым другом.



25.05.2018
ПЕРЕСТРОЙКА РОЛЕЙ У РЕБЕНКА (продолжение)
Помогая детям в переформировании ролей, вы можете столкнуться с их сопротивлением, выражаемым различными путями. У них могут наблюдаться замешательство, депрессивное или отстраненное состояние, гнев. Помните: изменения в любой системе – даже когда они положительны, как предлагаемые здесь – часто встречают противодействие. Следует отдавать себе отчет в том, что ваши дети будут воспринимать изменения с трудом – но такие ощущения естественны и вполне ожидаемы.

Можно ожидать некоторого возмущения от десятилетней дочери, которая играла в «маму» и «маленькую взрослую», когда вы предложите ей попробовать поиграть в классики и посмеяться с друзьями – поведение, которое совершенно не входило в ее сферу реальности.

Подобный же бунт последует от адаптирующегося ребенка, когда вы попросите его поделиться своим гневом или обидой. Такому сына, которому удавалось пялиться в телевизор все то время, пока пьяный папа шумел и бушевал, и который не подавал виду, что его это волнует, разговор о чувствах теперь кажется чем-то, что намного выше его сил.

Девочке-успокоителю, которая привыкла заботиться о чувствах всех остальных, трудно стать более эгоистичной в собственных чувствах. Эгоизм не дает ей того удовлетворения, которое она ощущала, заботясь о других. Она не научилась быть довольной самой собой, когда не занята выполнением своих обязанностей. И потому она переживает очень пугающий для себя период приспособления.

Переформирование ролей будет трудным делом независимо от того, прекратил ли алкоголик пить. Его нужно осуществлять медленно, и оно более эффективно, если в процесс вовлечены несколько взрослых. Объясните бабушкам, дедушкам, другим родственникам, соседям и школьным работникам, как они могут помочь детям.

Говоря о переформировании ролей, я не предлагаю вам взять ответственного ребенка и сделать его безответственным, адаптирующегося – негибким, а успокоителя – абсолютным эгоистом. Я лишь предлагаю, чтобы такие дети научились сохранять равновесие ролей и чувствовали, что могут выбирать, как реагировать на различные ситуации.

Важно, чтобы у всех детей развилось чувство выбора в плане того, где лежит их сфера ответственности. Вам, родителю, нужно помогать всем своим детям принимать на себя определенные обязанности и словесно вознаграждать их за достижения. Хотя некоторые дети возьмут на себя больше ответственности, чем другие, очень важно, чтобы вы не позволяли какому-то одному ребенку играть роль заменителя родителей или строгого воспитателя для других детей. Для такого чрезмерно ответственного ребенка это может означать, что вы освободите его от необходимости делать определенные «ответственные» вещи, в то же время поддерживая другую его деятельность, «для удовольствия», подходящую для ребенка его возраста. Вы можете сказать Тому: «Наша соседка миссис Браун сегодня будет здесь, когда твоя сестра придет со школы, так что, если хочешь, можешь минут на сорок пять задержаться после школы и поиграть». Смена ролей может означать, что вы распределяете сферы ответственности и устраиваете все так, чтобы другие разделяли ту ответственную роль, которую этот ребенок ранее выполнял в одиночку. В целях распределения ответственности вы можете организовать няню для ухода за малышом, хотя ваш десятилетний ребенок чрезвычайно ответственный и способен ухаживать за ним почти так же хорошо, как тот пятнадцатилетний подросток, которого вы нанимаете. Вы также можете просыпаться утром на двадцать минут раньше, чтобы приготовить запеканку. Тогда за обед будете отвечать вы, взрослый, а не ваш двенадцатилетний ребенок. Чтобы дети заводили друзей и участвовали в играх после школы, им нужны ваша поддержка и поощрение. Одобряйте это и подталкивайте их к тому, чтобы они делали перерывы для игр и смеха.


01.06.2018
ПЕРЕСТРОЙКА РОЛЕЙ У РЕБЕНКА (продолжение)
В общении с чрезмерно ответственными детьми остерегайтесь преуменьшать важность ответственности. Вместо этого делайте упор на те стороны их характера, которые они еще не реализовали – непосредственность, игривость, способность полагаться на другого человека, а также способность осознавать, что они не обязаны знать ответы на все вопросы. Ответственных детей нужно хвалить, а их заслуги – признавать, причем не только тогда, когда они делают все от них зависящее и выступают в качестве сильных лидеров, но и тогда, когда другие старания приводят к потере ими лидерства – например, когда ребенок играет в команде, не являясь ее капитаном. Помните: несмотря на то, что такие дети демонстрируют лидерские качества, эта черта их личности будет здоровой только в том случае, если она не используется как средство выживания. Когда детям необходимо принимать решения и работать над каким-нибудь проектом, усиливайте их естественную потребность делиться с другими и полагаться на них. Дайте им понять, что вы – родитель, а они - хоть и умные и способные, но всего лишь дети. В определенные моменты жизни люди всех возрастов нуждаются в помощи, совете и руководстве. Лучше всего такая информация передается тогда, когда ваши слова и действия совпадают.

Что касается детей, не отличающихся особой ответственностью, вам следует поощрять их к тому, чтобы они шли на риск и принимали решения самостоятельно. Им нужно научиться доверять собственным способам принятия решений. Необходимо, чтобы они усвоили: когда они что-то решат, вы действительно их поддержите. Начните с ситуаций, которые наименее угрожающи и могут вызвать меньше всего негативных последствий – какое телешоу посмотреть, что приготовить на обед, как осуществить какой-нибудь проект. Такие дети должны научиться гордиться собой из-за собственных достижений и решений, а не потому, что ищут вашего одобрения. Помните: ребенок-успокоитель охотно будет принимать решения, если это требуется для получения одобрения с вашей стороны. Однако одобрение родителей – не та цель, которую нужно преследовать. Ваша задача – развить в детях способность самостоятельно принимать разумные решения, а также учиться организационным навыкам и разрешать проблемы.

Уча адаптирующихся детей и успокоителей чувствовать себя лидерами, вы тем самым будете учить ответственных детей некоторым качествам адаптирующихся. Наиболее вероятно, что они научатся адаптироваться только тогда, когда обнаружат, что другие способны и готовы руководить ими. Пока другие не начнут демонстрировать такую готовность, ответственные дети не решатся уступить контроль.

Помогая детям опознавать чувства и делиться ими, вам нужно будет проводить больше времени с ребенком-успокоителем и подчеркивать тот факт, что он не отвечает за чувства других. К примеру, если вы плакали, потому что муж обидел вас своими словами, дайте ребенку знать, что это вас задело и вам грустно, но что ребенок не в ответе за вашу грусть. Скажите ему, что вы в порядке, просто вам обидно.

Детям-успокоителям, как и другим детям, принимающим на себя взрослые роли, необходимо научиться играть. Таким детям нужно от вас много поддержки, чтобы они усвоили: когда другие удовлетворяют их потребности – это нормально. Состояние детей-успокоителей становится более устойчивым, если они знают, что другие осознают и воспринимают чувства, присутствующие в семье, и что эти чувства отрицаются.

Что касается ребенка, выражающего эмоции действием, признайте, что он демонстрирует неприемлемое поведение из-за: 1) семейных проблем; 2) неспособности добиться, чтобы его потребности удовлетворялись; 3) незнания того, как дать другим понять, что ему требуется. Зачастую такие дети изначально были ответственными и восприимчивыми к чувствам других, но обнаружили, что это не приносит им удовлетворения. В результате последовал бунт – бунт, чтобы блокировать боль. Многие из таких детей, находясь в соответствующем окружении, способны быть лидерами и проявлять чуткость по отношению к другим людям. Они должны научиться новым, продуктивным способам выплескивать гнев; им необходимо самоутверждение и постоянство в жизни. Очень часто эти дети нуждаются в помощи консультанта. Это должен быть профессионал, имеющий опыт работы как с семьями алкоголиков, так и с подростками. В идеале консультирование проходит вся семья. Детям, выражающим эмоции действием, нужно научиться выражать свои страхи, разочарования и неудачи, равно как и успехи, в любящей, безопасной атмосфере, то есть в обстановке здоровой семейной терапии.



08.06.2018
НЕПЬЮЩИЙ АЛКОГОЛИК ДОМА

Многое из сказанного мной по поводу ролей также относится и к детям алкоголиков, которые в настоящее время трезвы или больше не живут с семьей из-за расставания, развода или смерти. С прекращением пьянства схемы поведения не меняются. Сами дети не осознают необходимости в переменах. Для людей очень типично верить: если пьянство прекратится или пьяница оставит семью, то все вернется в нормальное русло. К сожалению, этого не происходит.

Мне вспоминается одна девятнадцатилетняя девушка, которая сказала мне, что продолжает лгать по мелочам. Такая модель поведения развилась у нее в попытке привнести стабильность в семью алкоголика, где царила очень агрессивная атмосфера. На момент, когда она признавалась мне в этом, в ее семье уже три года не было ни того насилия, ни родителя-алкоголика (в связи с разводом). По ее словам, она не осознавала, что у нее сложилась схема лжи, до тех пор, пока ее не заставили посмотреть правде в глаза – и это три года спустя после того, как родитель-алкоголик ушел из семьи. Одна из причин, почему члены семьи алкоголика не меняют своих привычек после его ухода – в том, что они редко осознают, что испытывали на себе вредное воздействие.

Один сорокатрехлетний выздоравливающий алкоголик сказал мне, что за целых шесть лет трезвости ни разу не говорил с детьми о своем алкоголизме и том влиянии, которое он на них оказывал. Он объяснил, что сейчас ощущает свою близость к детям (двум взрослым, которым немного за двадцать, и четырнадцатилетнему), но сожалеет о том, что многое осталось недосказанным. Он осознает прежнее негативное воздействие своего алкоголизма на семью, но не знает, как обсудить с детьми этими проблемы, принесенные из прошлого.

Разумеется, неловко поднимать такие щекотливые темы много лет спустя. Однако, если этими проблемами не заниматься, то впоследствии они становятся все более трудными для решения. Подобное скрывание чувств создает дистанцию между членами семьи и закрепляет недостаток общения между ними. Если дети неспособны говорить о своих чувствах и обсуждать события своей прошлой жизни, то способность к отрицанию, вероятно, сохранится. Эта способность отрицать – данность, если только семья не предпринимает специальных усилий для изменения старых семейных законов и ролей. Не нужно, чтобы у членов семьи были семейные секреты. Когда семья воссоединилась благодаря процессу выздоровления, ее члены могут стать даже ближе друг другу, а жизнь в ней даже улучшиться – при условии, что проблемы прошлого и настоящего будут разбираться открыто и честно.

В случае если члены семьи алкоголика начали работать по программе выздоровления до обретения им трезвости, важно, чтобы они продолжали это делать и после того, как их алкоголик бросит пить. На развитие системы отрицания ушло много лет. Возможно, к тому времени, когда алкоголик обратился за помощью, его близкие уже проработали некоторую часть своего отрицания; тем не менее, для них очень характерно прекращать собственное лечение и возвращаться к прежним идеям, думая: раз уж алкоголик все-таки ищет способ вылечиться, значит, худшее позади. Члены семьи алкоголика, как и он сам, оттачивали свои системы отрицания годами, и потому, хотя на разрушение этих систем может уйти меньше времени, но их выздоровление – все равно процесс длительный.


15.06.2018
НЕПЬЮЩИЙ АЛКОГОЛИК ДОМА (продолжение)
Я работала с одним двенадцатилетним мальчиком в тот период, когда его отец только начинал обретать трезвость. Мы с ним довольно быстро проработали систему отрицания; однако после того, как отец вышел из лечебницы и вернулся домой, Майк пришел на группу и заявил: «Все идет просто чудесно!» Он улыбался и выглядел так, будто у него нет абсолютно никаких проблем! Мне же было известно, что отец Майка был активным алкоголиком на протяжении всей жизни мальчика. Майк думал: теперь, когда папа трезв и его эмоции больше не заглушены алкоголем, он очнется и «обнаружит» своего двенадцатилетнего сына, о котором знал очень мало. Но я понимала, что дальше у Майка все будет не так гладко. Кроме того, я слышала от его матери о его проблемах в школе. Наконец, однажды я напрямую спросила у него: «Майк, а ведь дела у вас идут не так уж и хорошо, не правда ли?» «Почему же, все прекрасно», – ответил он. Тогда я сказала: «Нет, Майк, это не так. Часто дела идут не совсем хорошо, даже когда родитель бросает пить». В конце концов Майк признался мне (через рисунок): «Мне трудно понять, почему папа каждый вечер ходит на свои собрания и не бывает дома». У мальчика была куча ожиданий, – многие из которых были фантазиями, – относительно того, что теперь, когда папа живет в трезвости, они с ним будут проводить вместе много времени. На деле же отец Майка на начальном этапе выздоровления так активно участвовал в мероприятиях АА, что бывал дома даже меньше, чем во времена своего пьянства. Мальчик этого не понимал; он был в замешательстве, очень сердился и потому сразу же вернулся к своей системе отрицания, чтобы защититься от чувств, которые испытывал.

Необходимо, чтобы все члены семьи алкоголика были хорошо осведомлены о его программе выздоровления. Когда алкоголики вновь обретают трезвость, им очень помогает поддержка других выздоравливающих. Подобные программы обычно включают в себя собрания – будь то собрания АА, реабилитационные собрания после лечения или же иные группы поддержки. Большинству выздоравливающих необходимо довольно часто посещать такие собрания, особенно когда они только начинают трезвую жизнь. Отцу Майка, по всей вероятности, действительно нужны были все те собрания, на которые он ходил. Будет недостаточно, если консультант просто объяснит эту потребность детям и супругам алкоголиков. Майку необходимо было, чтобы отец поделился с ним своими ощущениями от собраний и своими мыслями о трезвости. Когда родители обнаруживают, что им нужно отрывать время от общения с семьей ради посещения собраний, важно, чтобы они объяснили близким, как важна для них эта часть программы выздоровления.

Несмотря на то, что близкие и дальние родственники могут помочь детям понять алкоголизм, не отрицать его и выработать сбалансированные механизмы адаптации, также желательно воспользоваться помощью извне. Откуда бы она ни исходила, следует знать, что попытки привлечь детей к участию в консультациях часто встречают их сопротивление. Во многих случаях дети считают, что прекрасно управляют своей жизнью и помощь нужна алкоголику, а не им. Зачастую, если алкоголик уже какое-то время трезв или живет отдельно от семьи, дети сопротивляются даже больше. Просто сказать им, что вы хотите, чтобы они тоже проходили консультирование, потому что алкоголизм в семье повлиял на них – это не самый эффективный подход. Сопротивление произрастает из страха, гнева, проблем с доверием и ощущения, что их предали. Скажите детям, что им необходимо ходить на консультации, потому что пьянство родителя привнесло в жизнь семьи много беспорядка, и вы хотите, чтобы у них была возможность решить проблемы, возникшие из-за этого. Пусть ваши объяснения будут простыми; не вступайте в споры по этому поводу. Дайте им понять: хоть это и проблема всей семьи, именно они заслуживают особого внимания. Выразите такую позицию: они заслуживают этой возможности научиться справляться с проблемными ситуациями. Обычно подростки сопротивляются более активно, чем дети помладше; тем не менее, знайте, что в таком руководстве с вашей стороны нуждаются дети любого возраста. Будьте тверды. Предложите им походить на консультации определенное число раз – например, шесть. А после вы вместе решите, продолжать ли заниматься по этой программе. Следует осознавать, что вы не сможете вечно принуждать детей к этому; однако, если удается убедить их хотя бы начать, то сами консультации часто становятся убежищем, которое помогает им самостоятельно принять решение о продолжении посещения.


22.06.2018
Глава 6

ВЗРОСЛЫЙ РЕБЕНОК


Когда дети алкоголиков достигают зрелости, у большинства из них остаются проблемы с доверием, зависимостью, контролем, идентификацией и выражением чувств. Взрослые дети алкоголиков – особая группа людей, имеющая особые потребности. Их уверенность в том, что «со мной такого не случится», сохраняется с раннего детства и переходит во взрослую жизнь. Данная глава обращена к таким детям, а также к тем, кто работает со взрослыми детьми алкоголиков, и посвящена решению подобных проблем.

Если вы – взрослый ребенок алкоголика, то эта глава призвана помочь вам распознать и лучше понять некоторые свои поведенческие схемы. Она содержит рекомендации и способы действия, которые позволят вам положить начало положительным переменам в своей жизни.

Взрослые дети алкоголиков имеют много особенностей. Прежде всего, они – ни больше ни меньше, чем просто взрослые дети алкоголиков. Во-вторых, они могут быть нынешними или бывшими супругами алкоголиков. В-третьих, они могут сами быть алкоголиками. В-четвертых, они могут представлять собой любую комбинацию трех вышеуказанных типов.

Когда речь идет о человеке, состоящем в браке с алкоголиком, то его проблемы как взрослого ребенка алкоголика и как супруга алкоголика можно решать одновременно. Если же у самого взрослого ребенка алкоголика проблемы с пьянством, то необходимо разобраться в них и справиться с ними, прежде чем заниматься иными. Взрослые дети алкоголиков часто задаются вопросами по поводу собственного употребления алкоголя, и небезосновательно, поскольку они более склонны становится алкоголиками, чем другие люди. Приложение Б – это материал для самоанализа, который может показать, что взрослому ребенку алкоголика следует обратиться за консультацией в связи с характером употребления им спиртного. Если алкоголь доставляет таким людям неприятности – например, если в состоянии опьянения они не способны предсказать свое поведение или теряют способность контролировать частоту и количество выпиваемого, –то это достаточно серьезные причины для обращения за советом к профессионалу в сфере алкоголизма. До тех пор, пока такие люди не достигнут устойчивой трезвости, они вряд ли смогут работать над проблемами, созданными их окружением в детстве. Если же взрослые дети алкоголиков обнаруживают, что употребление спиртного занимает все большее место в их жизни, но искренне убеждены, что у них нет проблем с выпивкой, то им следует изучить причины, заставляющие их пить больше, и четко осознавать, что у них есть склонность к алкоголизму.

Когда вы, взрослый ребенок алкоголика, задаете себе вопросы об употреблении вами спиртного, вам не обязательно точно выяснять, действительно ли вы «алкоголик» или нет, прежде чем обратиться за помощью. То же самое справедливо и в отношении других членов семьи. Все, что вам нужно знать – это то, что у вас имеются проблемы, связанные с алкоголем.

Я настоятельно рекомендую всем детям алкоголиков – если они хотят жить лучше – искать помощи, так как это будет способствовать изменениям в их жизни. Один из таких эффективных ресурсов – Ал-Анон, который помогает людям сосредоточиться на себе самих, а также разобраться в вопросах созависимости. Недавно была создана специализированная группа Ал-Анон конкретно для взрослых детей алкоголиков. Помимо Ал-Анон, – полезного источника помощи, особенно для детей алкоголиков, – группы для взрослых детей алкоголиков создают и профессиональные доктора. Позволить себе быть частью группового процесса – очень значимый шаг. Отождествление себя с другими взрослыми детьми алкоголиков немедленно повышает самооценку и дает поддержку. Если же специализированные ресурсы недоступны, я рекомендую обращаться к другим профессионалам в сфере оказания помощи – консультантам по вопросам семьи и брака, психологам, соцработникам и т.д. Возможно, будет полезно предложить им эту книгу в качестве справочной информации. Скажите им, что вам необходимо поработать над проблемами, упомянутыми в ней. Очень много взрослых детей алкоголиков писали и звонили мне после того, как прочли мою работу или услышали о ней, и говорили: «Я – ребенок алкоголика и много лет прохожу терапию. Но по-настоящему я не понимал себя, пока не прочел о вашем труде и не услышал вас». Некоторые признавались, что, узнав о взрослых детях алкоголиков, узнали о самих себе больше, чем за пять или даже десять лет терапии. Поэтому важно не только искать лечения в общем, но также найти консультанта, хорошо осведомленного о семейной динамике алкоголизма.


29.06.2018
ВЗРОСЛЫЙ РЕБЕНОК (продолжение)
Независимо от того, работаете ли вы со специалистом в индивидуальном порядке или же в рамках группового процесса, вам важно сообщить близким о своем решении пройти консультирование по возникшим у вас проблемам. Важно, чтобы люди, входящие в вашу систему поддержки, знали о вашей ранимости в настоящее время. Будь то ваш возлюбленный, муж, жена, дальний родственник или друг, теперь их поддержка будет вам нужнее, чем когда-либо, чтобы у вас был сильный тыл. Такая поддержка должна исходить не от детей, а лучше от ваших ровесников. Это еще одна причина, почему полезно общаться с другими взрослыми детьми алкоголиков, с которыми вы можете себя отождествлять и поддерживать друг друга.

В предыдущей части книги я подробно рассмотрела вопрос о том, почему взрослые дети алкоголиков не способны ни доверять, ни говорить. Я определила, что самая крупная проблемная сфера, общая для них – это их неспособность просить у других помощи или того, что им нужно. Когда такой человек достигает зрелости, эта неспособность становится его постоянной проблемой. Вы должны начать обращаться к другим людям и просить их вам помогать. Вам нужно спросить себя:
Когда я позволял другому человеку быть рядом?
Когда я просил другого человека о помощи?
Если в связи с этим вам вспоминается только негативный опыт и идти на дальнейший риск кажется слишком трудным, то я порекомендовала бы пройти терапию у профессионального консультанта.

В качестве упражнения попробуйте назвать четырех людей, являющихся частью вашей жизни, которые могли бы быть в вашем распоряжении, если бы понадобились вам. Перечислите вероятных «помощников» в мелких делах – например, соседа, который может помочь, если утром у вас не заводится машина; товарища на работе, который может отвезти вас в аэропорт; друга, который может поливать ваши растения, когда вам нужно уехать на выходные. Определите, кто может помочь вам в тех сферах, где вы чувствуете себя наиболее уязвимыми – например, конкретный приятель, с которым можно обсудить проблемы по работе; близкий друг, с которым можно поделиться страхами, связанными с осуществлением в себе личностных изменений; консультант, с которым можно обсудить свой гнев. Чем важнее для вас какая-то ситуация, тем выше будет ваша потребность чувствовать себя в безопасности. Важно, чтобы вы были готовы попросить о помощи – даже если вы думаете, что вам она не нужна.

Прежде чем вы, взрослый ребенок алкоголика, будете готовы продолжать процесс терапии, осознайте, что у вас есть два основных права: 1) право говорить об истинных проблемах; 2) право чувствовать. Вы больше не должны делать вид, что все иначе, чем есть или было на самом деле. Для ваших чувств имеются разумные причины. Они есть и для переживаемых вами безумия и замешательства. Фокусируясь на этих проблемах, вы никого не вините в сложившейся ситуации, а просто пытаетесь перестроиться, чтобы жить жизнью, допускающей открытость, честность и любовь как свою обычную, здоровую часть.

Многие взрослые дети алкоголиков думают, что, если они сердятся, то должны кричать, а если несчастны – сменить обстановку. У них наблюдается сильная тенденция принимать радикальные решения, связанные с определенным испытываемым ими чувством – смена работы, переезд, развод. Но в таких реакциях нет необходимости. Принятие своих чувств, например, гнева или радости, без сурового осуждения и вызванных им кардинальных мер, вкупе со способностью выражать чувства будет способствовать уменьшению страха и отчуждения по отношению к самому себе. Чувства кажутся неподобающими только тогда, когда их не понимаешь.

Взрослые дети алкоголиков, как правило, боятся чувств, потому что не понимают их. А не понимают они их потому, что им не показали, как правильно их оценивать. Много лет назад, еще в раннем детстве, они начали заворачивать свои чувства в узелок, подобный маленькому комочку снега, который катится с горы, и теперь эти чувства превратились в гигантский снежный ком. К тому времени, когда этот ком достигает подножия горы – то есть к тому времени, когда дети вырастают, - их чувства просто накапливаются, плохие поверх плохих. Неудивительно, что ставшие взрослыми дети боятся. Теперь, все-таки вступая в контакт со всеми своими чувствами, вплоть до самого ядра снежного кома, они испытывают потрясение. Вот почему полезно проходить терапию вместе с другими людьми. Процесс терапии дает ощущение безопасности и защищенности, так нужные взрослым детям алкоголиков, когда они начинают лучше осознавать собственные чувства. В оставшейся части данной главы этим людям предлагается провести адекватную самооценку; также здесь приведены сведения, которые дадут им более глубокое понимание основных проблемных сфер их жизни и помогут в них разобраться.


06.07.2018
ЧУВСТВА

Следующее упражнение имеет отношение к чувствам в общем. Оно призвано помочь взрослым детям алкоголиков, у которых есть трудности с распознаванием или выражением чувств.

Отметьте квадратики напротив тех чувств, которые вы у себя обнаруживаете. Итак, вы когда-либо ощущаете:

любовь
страх
теплоту
беспокойство
заботу
грусть
снисходительность
замешательство
ярость
гнев
боль
смущение
ревность
понимание
ненависть 


стыд
счастье
робость
возбуждение
вину
сочувствие
уныние
разочарование
досаду
отвагу
впечатлительность
веселье
подавленность
воодушевление


Определите на словах или, еще лучше, письменно, когда и где вы испытываете эти чувства. Если вам трудно распознавать чувства, перекопируйте эту страницу, а затем ежедневно или еженедельно фиксируйте для самих себя, какие чувства у вас бывают. Попытайтесь поделиться ими с каким-нибудь другим человеком. Чем конкретнее вы сможете говорить о своих чувствах, тем лучше сможете их понимать и принимать и тем выше будут шансы, что вы сможете подходить к ним конструктивно. Люди ищут позитивных чувств, однако на негативные можно смотреть как на подсказки или сигналы, дающие информацию о том, что требуется человеку. Например: «Когда мне грустно, это может означать, что мне нужна поддержка»; «Когда я сержусь, мне, вероятно, нужно прояснить свою позицию»; «Когда я напуган, мне нужно рассказать об этом кому-нибудь».

Рассматривая более болезненные чувства как сигналы, легче их принимать и конструктивно использовать. Когда человек осознает собственные чувства, меньше вероятность того, что он будет ими потрясен и в результате впадет в депрессию, замешательство или бешенство.

* * *

Следующее упражнение позволит вам адекватно оценить и осознать семейные модели. Это поможет взрослому ребенку понять, каким образом определенный способ выражения чувств часто усваивается из ролевой модели родителей.

Оцените частоту выражения вашими родителями различных чувств по шкале от 1 до 5, где 1 означает «реже всего», а 5 – «чаще всего».

МАМА
12345

ПАПА
12345

ЧУВСТВА
любовь
страх
теплота
беспокойство
забота
грусть
снисходительность
замешательство
ярость
гнев
боль
смущение
ревность
понимание
ненависть
стыд
счастье
робость
возбуждение
вина
сочувствие
уныние
разочарование
досада
отвага
впечатлительность
веселье
подавленность
воодушевление

Вы также можете спросить себя, какие чувства вам хотелось выражать больше, а какие – меньше? Видите ли вы какие-либо повторяющиеся модели их выражения в своей взрослой жизни?


13.07.2018
Плач

Как правило, дети алкоголиков учатся не плакать или же плакать тихо и в одиночестве; эта модель поведения часто сохраняется и у взрослых детей алкоголиков. Один тридцатишестилетний взрослый ребенок алкоголика, Джерри, который в настоящее время сам – выздоравливающий алкоголик, как-то высказался на тему плача. Он рассказал, что в детстве никогда не плакал. Он вспомнил лишь, как, когда был совсем маленьким, один раз плакал, когда умер его домашний питомец. В подростковый период и во взрослую жизнь он вступал «жестким» и «стойким». Джерри признался консультанту в своей абсолютной неспособности плакать из-за каких бы то ни было личных несчастий, включая девять случаев госпитализации из-за алкоголизма. Для выздоровления алкоголика важна капитуляция, которая подразумевает разрушение системы отрицания по отношению к обстоятельствам собственной жизни – в психическом, эмоциональном, физическом и духовном планах. У Джерри капитуляция началась с появлением слез в день, когда он в десятый раз поступил в клинику. Ему необходимо было поплакать, чтобы перестать быть «жестким», «одиноким», заключенным в ловушку отрицания, которое не дает говорить, чувствовать и доверять. Слезы стали для него прорывом. Если вы – взрослый ребенок алкоголика, которому свойственно не плакать или же плакать тихо и в одиночестве, то вы должны понимать: для того, чтобы у вас мог начаться процесс выздоровления, необходимо разрушить эту модель. Такая капитуляция – первый шаг к выздоровлению, независимо от того, алкоголик вы или нет.

Хотя вышеупомянутая модель свойственна многим взрослым детям алкоголиков, есть и такие, которые плачут, не понимая причин своих слез. Некоторые периодически теряют способность контролировать свой плач. Некоторые считают, что плачут в неподходящие моменты, в то время как другие находят, что плачут в подходящие моменты, но проливают слишком много слез. Тридцатипятилетняя Шерил говорит: «Я так устала плакать! В детстве я никогда не плакала, а теперь плачу из-за любой мелочи. Плачу, когда мне страшно, когда чувствую себя отвергнутой, когда слышу грустную историю в новостях, когда читаю в газете хорошую, теплую статью. Кажется, я вообще не могу себя контролировать. Это меня действительно смущает, но главное – по-настоящему меня пугает».

Вам, взрослому ребенку алкоголика, важно следующее: 1) осознать, что плакать необходимо; 2) разрешить себе плакать; 3) признаться в этом другому человеку; 4) позволить этому человеку вас поддерживать. Вам нужно будет переосмыслить ту информацию о плаче, которую вы получали раньше, вроде: «плакать бесполезно», «мальчики не плачут», «плачут только неженки», «если будешь плакать, я отшлепаю тебя сильнее». Необходимо усвоить новую информацию: «плакать – нормально», «мне важно позволять себе плакать», «это здоровый способ дать выход эмоциям», «вероятно, я почувствую себя лучше».

Всем взрослым детям алкоголиков нужно работать над проблемами, связанными с плачем.

Спросите себя:

Когда вы плачете?
Вы вообще плачете когда-нибудь?
Вы плачете только в одиночестве?
Вы плачете громко или тихо?
Вы плачете, когда люди задевают ваши чувства?
Вы плачете без явных причин?
Когда вы плачете, другие об этом знают?
Другие видят, как вы плачете?
Другие слышат, как вы плачете?
Вы позволяете другим утешать вас, когда плачете?
Вы позволяете другим обнимать вас?
Вы позволяете другим просто посидеть рядом с вами?
Что вы делаете, чтобы удержаться от слез?
Вы говорите себе, что с вашей стороны было глупо позволить другому человеку задеть ваши чувства?
Вы злитесь на себя за то, что плачете?
Чем ваша схема поведения по отношению к плачу во взрослом возрасте отличается от той, что была у вас в детстве?
Как вы поступали со своими слезами, когда были ребенком?
Вы плакали?
Когда вы плакали, другие об этом знали?
Вы позволяли другим утешать вас, когда плакали?
Что вы делали, чтобы удержаться от слез?

Еще раз, не торопясь, перечитайте эти вопросы, а затем поделитесь с другим человеком тем, что знаете о себе. Выберите того, с кем вы чувствуете себя в безопасности – доктора, члена Ал-Анон, друга; это должен быть человек, с которым вы чувствуете, что можете позволить себе быть уязвимым. Помните: у других тоже могут быть старые представления, говорящие, что плакать – позор, и, возможно, они обрадуются возможности обсудить проблему, изучить которую многие так и не находят времени.

Возможно, вам нужно будет также поразмыслить об истоках своей боязни плакать. У человека, склонного к сверхконтролю, страх перед плачем обычно означает боязнь утратить самообладание. Он боится потерять контроль над самим собой; боится, что, если начнет плакать, это приведет к истеричному поведению или что он уже не сможет остановиться. Чем сильнее ваш страх, тем острее необходимость позволять другим вас поддерживать. Осознайте, что нужно создать здоровую ситуацию, в которой вы будете чувствовать себя защищенным. Затем усвойте: когда вы будете плакать – а это вам необходимо будет делать, - то будете именно плакать. Вы можете плакать пять минут или даже десять. Плач может казаться очень пугающим, но вам не нужно впадать в истерику, да вы и не будете. Мне как доктору приходилось видеть слезы сотен людей, и ни одного из них не уносили из-за этого на носилках! С помощью своей группы и/или врача вы сможете разобраться в причинах своего плача. Помните: у вас накопилось множество непроясненных чувств, и ваши слезы обычно связаны с тоской, смятением, одиночеством и утратами.


20.07.2018
Страх

Взрослые дети алкоголиков часто испытывают непреодолимое чувство страха. Значительную часть времени этот страх нераспознаваем. Приступы страха часто имеют эпизодический характер, поскольку присутствуют резкие перепады настроения от хорошего к плохому. Взрослый ребенок алкоголика также может переживать периоды чрезвычайно сильного страха, с которыми контрастируют периоды, совершенно его лишенные. С другой стороны, такие люди могут существовать в состоянии постоянного неидентифицируемого страха.

Многие взрослые дети алкоголиков боятся выражать свои потребности, опасаясь потерять любовь. Дон, взрослая дочь алкоголика, сказала: «Я уже значительно выросла, но до сих пор чувствую инстинктивный страх, когда говорю мужу о своих желаниях и потребностях. Мне трудно быть непосредственной, открытой и откровенной. Я боюсь, что он не будет меня любить». Вырастая, такие дети часто продолжают испытывать страх перед столкновениями. Для многих взрослых детей алкоголиков простые разногласия или расспросы – уже стычка; тем не менее, они чувствуют сильный страх, в основе которого лежит то, что они воспринимали как настоящий конфликт. Подобные страхи могут уходить корнями в годы агрессии со стороны родителя, которая всегда вызывала в ребенке чувство вины или унижения. Кроме того, страхи сохраняются, потому что в пораженной алкоголем семье никогда не было нормальных разногласий. Любое выраженное несогласие приводило к крикам и скандалу, ведь алкоголик не переносил, когда кто-то не соглашался с ним. Он воспринимал несогласие как предательство, и оно провоцировало действия, принижающие и осуждающие ребенка. Люди, которые в детстве пережили много страха перед неизвестностью, никогда не зная, чего ожидать в следующий момент, и во взрослом возрасте будут все так же испытывать неуверенность и страх перед неизвестностью. Такой страх сковывает человека, а само застревание в страхе парализует его эмоции. Это ведет к склонности не принимать в расчет собственные представления и не осмеливаться оценивать представления других людей. А в результате – одиночество, депрессия и низкая самооценка.

(Рисунок 44-летней Дженис с изображением размытой фигурки маленькой девочки и надписью: «Когда я думаю о том, что папа может снова напиться, меня охватывает внутренняя дрожь. Меня пугают обстоятельства, а когда все хорошо, я очень беспокоюсь. Я чувствую себя связанной и не могу отпустить ситуацию. Я хочу развязать эти узлы и быть свободной».)

Найдите время прочесть следующие вопросы и ответить на них:

Чего вы боялись в детстве?
Боялись ли вы, что вас оставят одного?
Боялись ли вы, что вас побьют?
Боялись ли вы, что мама или папа вас не любят?
Что вы делали в детстве, когда вам было страшно?
Вы уходили в свою комнату и плакали?
Или вместо этого впадали в гнев?
Прятались в чулане?
Вы просили брата или сестру побыть с вами?
Другие знали, что вы боитесь?
Как думаете, ваша мама знала об этом?
Как думаете, могли ли об этом знать ваша сестра или бабушка с дедушкой?
Как вы выражали этот страх?
Вы мочились в постель?
Прятали ли вы свой страх под маской гнева?
Чем такая модель поведения напоминает вашу взрослую жизнь?
Вы до сих пор уединяетесь, когда вам страшно?
Или же вместо этого до сих пор впадаете в гнев?
Делитесь ли вы своими страхами с кем-нибудь или до сих пор притворяетесь, что вам не страшно?

Задайте эти вопросы другому взрослому и поделитесь своими ответами с другим человеком. Пусть это будет тот, кому вы доверяете.


27.07.2018
Гнев

Гнев – чувство, которое взрослый ребенок алкоголика редко опознает. Вам важно найти поддержку в своем окружении, лучше осознать собственный гнев и затем выплеснуть его. Для начала обдумайте возможность того, что у вас осталась неразрешенная проблема гнева. Во-вторых, помните: гнев – нормальная человеческая эмоция.

Чувство гнева естественно для любого человека; однако у ребенка алкоголика оно часто подавляется, искажается и извращается. Это чувство неизменно отрицается, однако проявляется многими путями – через депрессивное поведение, переедание, пересыпание, стремление задабривать, психосоматические проблемы. Одна женщина рассказала мне о своем страхе перед гневом. По ее словам, она страшилась гнева других, поскольку сама никогда его не ощущала. Она даже не знала, присутствует ли у нее собственный гнев. Дети из семей алкоголиков редко получают опыт здорового ролевого моделирования для выражения гнева. В таких семьях гнев зачастую выражается через напряженное молчание, взаимные обвинения либо односторонние обвинения вкупе с односторонним принятием. Члены семей алкоголиков считают, что проявление гнева редко помогает решать проблемы и лишь создает еще большие. А в случае, если есть угроза насилия или же насилие – реальность, то их страх перед гневом другого человека еще сильнее.

Другая женщина, взрослый ребенок алкоголика, рассказала мне, как, прожив четыре года в браке, в котором ссор было очень мало, однажды утром разбудила мужа и с улыбкой произнесла: «Я ухожу». Она не обсуждала с ним ни свое желание расстаться, ни свое желание, чтобы что-то изменилось. По ее словам, она не была разгневана, а просто хотела разойтись с мужем. Она объяснила, что в детстве ей не позволяли спорить по поводу чего бы то ни было, и потому, когда муж повышал на нее голос, она просто соглашалась с его требованиями. Потом она просто разорвала с ним отношения, а ведь их брак, возможно, выстоял бы, если бы она всего-навсего умела не соглашаться, умела выражать свои потребности и желания. Но ее страх столкнуться с гневом – собственным или мужа – был слишком силен, чтобы рисковать.

Другие взрослые дети алкоголиков больше отождествляют себя с тридцатиоднолетним Ли, который осознавал свой гнев, но не находил способа его выплеснуть: «Мне необходимо было дать выход своим обидам и ненависти. Я понимаю, что отказывал себе в очень многом – в расслаблении, в объятиях, в простом существовании».

Ли признался, что благодаря помощи хороших друзей и Божьей любви проработал те проблемы, которые проистекали из его полного боли прошлого. Свое письмо мне он закончил словами: «Теперь я научился отпускать боль и быть свободным». Одни взрослые дети алкоголиков подавляют свой гнев, другие превращают его в ненависть или горечь - но всем им определенно необходимо разрешить вызванные гневом проблемы.

Следующее упражнение поможет очень понимающим и неизменно хорошим выявлять свой гнев и выражать его; тем же, кто уже умеет распознавать гнев, оно поможет отделять различные проблемы друг от друга, а также чувствовать меньшее потрясение от собственных чувств. Надеюсь, вдобавок вы поймете: человек учится, как обращаться со своим гневом, и усвоенную вами модель можно трансформировать так, чтобы она лучше отвечала вашим потребностям. Помните, что чувства – естественная часть вас; используйте их как сигналы, помогающие вам найти нужное направление.

Составьте список всего того, из-за чего в детстве могли испытывать гнев.

Например:

Я мог бы сердиться на папу за то, что он бил маму, когда она была пьяна.

Я мог бы сердиться на папу за то, что он отдал кому-то мою собаку.

Я мог бы сердиться, когда мама вырубилась в канун Рождества.

Я мог бы сердиться на маму за то, что она не слушала меня, когда я говорил ей, что папа пьян.

1. ________________________________________________________________
2. ________________________________________________________________
3. ________________________________________________________________
4. ________________________________________________________________

А теперь составьте список того, из-за чего могли бы сердиться во взрослой жизни, но не сердитесь.

Например:

Я мог бы сердиться на папу за то, что он так и не бросил пить.

Я мог бы сердиться на сестру за то, что она не приезжает навестить маму.

Я могла бы сердиться на мужа за то, что он неохотно меня слушает, когда мне хочется поговорить о маме и папе.

Я могла бы сердиться, когда считаю, что люди мной пользуются.

1. ________________________________________________________________
2. ________________________________________________________________
3. ________________________________________________________________
4. ________________________________________________________________

Когда у вас наберется по четыре-пять примеров ситуаций из детства и взрослой жизни, в которых вы могли бы испытывать гнев, то зачеркните слова «я мог бы сердиться» в каждом из предложений. А затем впишите «я сержусь», «я сердился» или «я все еще сержусь» - в зависимости от того, чувствуете ли гнев до сих пор или нет.

Например:

Я все еще сержусь на папу за то, что он бил маму.

Я все еще сержусь на папу за то, что он так и не бросил пить.

Я все еще сержусь на папу за то, что он отдал кому-то мою собаку.

Я сердился, когда мама вырубилась в канун Рождества.

Я сержусь на маму за то, что она не слушала меня, когда я говорил ей, что папа пьян.

Я сержусь на мужа за то, что он неохотно меня слушает, когда мне хочется поговорить о маме и папе.

А теперь поразмышляйте над этими предложениями и мыслями, обращая внимание на свои ощущения.

Чувствуете ли вы гнев?
Чувствуете ли вы оцепенение?
У вас начинает болеть голова?

Ответив на эти вопросы, признайтесь себе, что чувствуете прямо сейчас.

Если вы выполняете это упражнение вместе с кем-то, скажите им о своих чувствах. Трудно ли вам признаться в этом? Некоторые из вас почувствуют облегчение просто от того, что осознали свою прошлую боль. Другим же эти ощущения совсем не понравятся. Помните: осознание гнева, равно как и других чувств – необходимый элемент выздоровления, и чем больше вы делитесь пережитым с самими собой и с другими людьми, тем легче вам будет выздоравливать. От этого есть и дополнительная польза: решив признаться в своих чувствах кому-то из друзей, вы ощутите большую близость и связь с ними.

Теперь спросите себя:

Как вы поступали в детстве со своим гневом?
Может, вы проглатывали его, не осознав?
Или играли на пианино с удвоенным старанием?
Или били братьев и сестер?
Или уходили в свою комнату и плакали?
Как поступали со своим гневом другие члены семьи?
Может, ваш папа просто еще больше пил?
Может, ваша мама просто еще больше пила?
Может, один из ваших братьев просто пожимал плечами и шел на улицу поиграть с друзьями?
Может, ваша сестра просто тихонько плакала?
Боитесь ли вы впасть в ярость?
Боитесь ли вы, что начнете плакать и впадете в истерику?
Присутствует ли у вас страх перед тем, что случится, если вы действительно осознаете сегодня свой гнев?

Поговорите с другими об их гневе. Спросите их, из-за чего они сердятся и как выражают свой гнев. Сравните свою модель поведения с их. И вы обнаружите, что не одиноки.


03.08.2018
Вина

Только представьте себе – постоянное чувство вины на протяжении десяти, тридцати, а то и шестидесяти лет… особенно вины за то, на что совершенно не можешь повлиять. Если детей все время заставляют ощущать себя виноватыми, то, взрослея, они неизменно продолжают все больше наращивать вину внутри себя.

Думая о чувстве вины детей алкоголиков, я всегда вспоминаю одного сына алкоголика, которого встретила когда-то. Он пришел ко мне и спросил, не желаю ли я стать членом целевой группы в одной местной организации, помогающей людям. Представившись и рассказав о нуждах организации, он признался, что не знаком с моей работой, но ему говорили, что я занимаюсь «детишками, чьи родители – алкоголики».

Я подтвердила, что ему дали верную информацию, и начала разъяснять суть своей деятельности. Но я не проговорила и пяти минут, как он вдруг прервал меня и произнес: «Да… да… мой папа был алкоголиком… Он умер…» Он отвел взгляд и, пристально глядя в пол, сказал: «Да, мне было тринадцать…» Затем, подняв взгляд к потолку: «Кажется, ему было тридцать один или тридцать два. Погиб в аварии. Когда это случилось, он был пьян». Он продолжал, запинаясь: «Знаете, я никогда этого не понимал. Никогда. Я старался быть хорошим. Но не знал, что ему нужно. Знаю, я делал то, что ему не нравилось, но я ведь был неплохим ребенком…»

Когда мистер Джейкобсен признался мне в своем чувстве вины, ему было семьдесят четыре. Но это была не бессвязное бормотание полуслабоумного старика; он испытывал настоящую вину. Он до сих пор считал, что каким-то образом повинен в пьянстве отца и его последующей смерти. Этот взрослый сын алкоголика более шестидесяти лет носил в себе вину, потому что не понимал природы болезни под названием «алкоголизм».

Другой взрослый мужчина сказал мне: «Я пронес с собой чувство вины через всю свою жизнь, потому что не пожелал взять на себя ответственность за воспитание братьев и сестер. Когда мне было восемнадцать, я пошел служить в армию и покинул маму. Я покинул ее точно так же, как мой отец-алкоголик». А одна взрослая дочь алкоголика однажды поведала мне, что около полутора лет серьезно работает в программе Ал-Анон над проблемами, связанными с чувством вины: «Мне надо разобраться со многим, что связано с моей матерью, ее постоянной критикой, моей виной из-за незнания, почему меня критикуют, и, наконец, моей виной из-за того, что я жива».

Детям алкоголиков нужно произвести переоценку тех вещей, за которые они считали себя в ответе. В Молитве о спокойствии – символе философии АА и Ал-Анон – говорится: «Боже, дай мне спокойствие принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого». Чем больше вы понимаете, тем легче вам принять тот факт, что вы не повинны в алкоголизме родителя. Во взрослой жизни вам важно осознавать, что в детстве вы обладали лишь такими эмоциональными, психологическими и физическими способностями, которые позволяли вам вести себя только так, как вы себя и вели - просто как ребенок. Приняв это, вам проще будет уменьшить собственный комплекс вины.

Подумайте о том, в чем вините себя до сих пор. Говорите ли вы когда-нибудь: «Если бы я только…?» Прямо сейчас возьмите и проанализируйте свое чувство вины, поработав над следующим упражнением.

Когда я был ребенком, если бы я только:
1. _______________________________________________________________
2. _______________________________________________________________
3. _______________________________________________________________

Когда я был подростком, если бы я только:
1. _____________________________________________________________
2. _______________________________________________________________
3. _______________________________________________________________

А теперь ответьте серьезно: неужели любой другой шестилетний, двенадцатилетний или восемнадцатилетний в подобной ситуации и подобных обстоятельствах повел себя иначе? На деле, смог бы даже двадцатипятилетний или тридцатипятилетний реагировать по-другому, не зная сути алкоголизма и его многочисленных ответвлений? Во взрослом возрасте тенденция брать на себя всю вину становится стереотипом, который необходимо разрушить.

Теперь спросите себя:

Как я поступал со своим чувством вины в детстве?

Может, я вечно извинялся?

Может, был идеальным ребенком, пытавшимся искупить свою вину за то, что я, на мой взгляд, делал неправильно?

А может, я был сердитым ребенком?

Взрослые дети алкоголиков на протяжении многих лет превращали чувство вины в часть собственной базовой психологической структуры. Поэтому освобождение от этого чувства займет время; однако это возможно. В книге Теодора Исаака Рубина под названием «Сердитая книга» описывается, как люди искажают свой гнев до такой степени, что он становится неузнаваемым. Такая маскировка применяется для всех чувств, в том числе и вины. Зачастую, чувствуя себя виноватыми, люди плачут, выглядя печальными и разочарованными, или же трансформируют свое чувство вины в гнев. Маскировать свои истинные чувства, возводя фальшивый фасад – обычное дело. Из-за необходимости выживать люди склонны создавать искаженные способы выражения чувств. В чем вы чувствуете себя виноватыми? В мелочах повседневной жизни? Во всем в повседневной жизни? Что вы делаете, когда чувствуете свою вину? Покупаете подарки человеку, перед которым чувствуете себя виноватым? Впадаете в депрессию? Сердитесь? Клянете себя?

Когда вы чувствуете себя виноватым, сделайте простое упражнение – спросите себя: «Что я сделал такого, что плохо отразилось на ситуации? Что я могу сделать, чтобы ее изменить? Могу ли я принять тот факт, что сделал все, что мог, учитывая доступные мне средства?» Разрешите себе совершать ошибки. Берите на себя ответственность за свое, но не за чужое. Вам нужно будет работать над своим представлением о самом себе, а также способностью понимать и выражать свои страх и гнев; кроме того, вам необходимо учиться справляться с собственным чувством вины.

***

Для маскировки чувств возможностей много. Тревога, депрессия, переедание, бессонница, чрезмерный сон, высокое давление, переутомление, постоянное недомогание, постоянная усталость, чрезмерная хорошесть – список можно продолжать и продолжать. Эти последствия не только отрицательно сказываются на вашей жизни, но и мешают вашим отношениям с другими людьми – супругом, возлюбленным, детьми, друзьями. Настало время изменить эту схему; но, пожалуйста, не пытайтесь сделать это, пребывая в вакууме. Позвольте другим участвовать в этом новом развитии.

Дочери бутылки
Пока мне не исполнилось двадцать два,
Я думала, что больше ни у кого
Нет пьяницы вместо матери.
Потом я встретила Лори, Джоанни и Сьюзан.
Я их сразу же узнала
По отсутствующим улыбкам.
Они были лидерами у себя на работе,
Искусными обманщиками,
Как и я,
Говорящими «извините»
Любому, кто налетит на них
На людной улице.
Я иногда встречаюсь с ними,
И они всегда приходят –
Дети алкоголиков
Приходят всегда.
Джейн, взрослая дочь алкоголика




| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

10 июля 2017
 Написал: Хочу - 12:47   Текст на СУББОТУ
Текст на СУББОТУ

в чате Чайная ВДА https://join.skype.com/j0NU4HM9d34P
выкладывается текст ежедневника



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |
 Написал: Хочу - 12:36   Текст на ВОСКРЕСЕНЬЕ
Текст на ВОСКРЕСЕНЬЕ

Отрывки из КК ВДА:

15.04.2018
У нас больше сходств, чем различий

Хотя в Сообщество приходят взрослые дети из самых разных семей, оно не распадается на части – все мы находим идентификацию на наших собраниях и в вести ВДА. Наша весть неизменна и связывает воедино всё Сообщество. Слушая высказывания взрослого ребёнка, трудно определить, в какой семье он вырос. Вне зависимости от специфики семейной дисфункции, взрослые дети имеют много общего. Хотя мы выросли в разной среде, мы с удивлением обнаруживаем практически родственные связи друг с другом, узнавая себя в послании ВДА.

У нас больше сходств, чем различий. Наш опыт показывает, что созависимый раскол, выражающийся в навязчивом поиске любви и принятия извне, формируется в дисфункциональном детстве. Такое нарушение характерно для всех типов семей. Этот душевный раскол возникает вследствие покидания родителями или значимыми взрослыми. Чувство покинутости никогда не исчезает, как бы мы ни гнались за внешней любовью и ни стремились к безопасности. Созависимость взрослого ребёнка из алкогольной семьи ничем не отличается от созависимости ребёнка, воспитывавшего в непьющей семье, и точно также приводит к потере индивидуальности. Именно созависимость и покинутость, пережитые в детстве, объединяют взрослых детей. На них же основаны идентификация, сопереживание и чувство сопричастности членов ВДА из любых дисфункциональных семей, что обеспечивает жизнеспособность нашего Сообщества.

Для гарантированного достижения результата нам нужно сосредоточиться на себе. Мы постепенно освобождаемся от зависимых или созависимых отношений. Мы также работаем со своей «склонностью к зависимости». Из-за неё мы готовы использовать всё, что угодно, чтобы заглушить боль своей раненой и истекающей кровью души. Еда, секс, наркотики, работа, трата денег, религия, люди – всё это применяют созависимые взрослые дети в погоне за ощущением безопасности и любви. Некоторые из нас рассказывают, что ощущают внутри чёрную дыру, которая поглощает всё, что попадается на нашем пути, даже свет. Созависимость является попыткой исцелить родительскую семью через собственные взрослые отношения.

Недополучив в детстве заботы и чувства безопасности, все взрослые дети тратят свою жизнь на поиск любви и признания от других людей, чаще всего неспособных этого дать. В ВДА мы занимаемся собой – это проверенное решение нашей духовной дилеммы.

Основа идентификации ВДА – Список характерных особенностей (Проблема). Он отображает личность, которая боится людей, с трудом выражает чувства и может терпеть высокий уровень насилия или пренебрежения, не осознавая их последствий. Взрослый ребёнок – Ложная Личность – постоянно испытывает страх снова пережить стыд или покинутость. Тем не менее мы выбираем отношения, в которых именно это и происходит. Такое поведение типично для взрослых детей и создаёт идентификацию ВДА. А она позволяет взрослым детям из разных семей объединиться и выздоравливать, не разбиваясь на отдельные группы. Дух ВДА, переданный программной литературой, меняет наше мышление и поведение. С поддержкой Сообщества в нас проявляется Истинная Личность.


22.04.2018
Условия для членства

Чтобы понять, как ВДА может привлекать такие разные группы людей и как развивалась идея единства Сообщества, нам стоит взглянуть на отношение Анонимных Алкоголиков к наркоманам, которые стали появляться на собраниях А.А. вскоре после создания сообщества. Центральной темой программы А.А. являлся алкоголизм, и он остаётся в центре внимания все 70 лет, тем не менее, история свидетельствует, что А.А. откликалось на нужды отчаявшихся наркозависимых, с характерной для сообщества мудростью.

В истории А.А. упоминается, как на одном из ранних собраний, в 1937 году, появился «необычный алкоголик», с проблемой, ещё более постыдной, чем алкоголизм.† В то время А.А. находилось на втором году развития. Ещё не были изданы Двенадцать Шагов и «Большая книга». Первые две группы Анонимных Алкоголиков боролись за выживание.
Основоположники программы вместе преодолевали трудности и пытались выработать основные принципы, которые впоследствии стали достоянием А.А.

Семь десятилетий спустя, мы видим, что первые члены А.А были крайне осторожны из-за того, что алкоголизм считался постыдным клеймом. Они тщательно оберегали свою анонимность. Письменные отчёты того времени показывают, что участники обсуждали статус новичков совершенно не так, как это происходит в современных группах. Прежде чем допустить новичка на собрание, ему задавали множество вопросов. Члены А.А. очень боялись публичной огласки. Тогда, накануне Второй мировой войны, предстать в глазах общественности алкоголиком означало разрушить свою репутацию. А зависимый от наркотиков в те времена воспринимался ещё хуже, чем самый последний алкоголик.

Этот «необычный алкоголик», как его описывают в истории А.А., оказался не только алкоголиком, но и наркоманом. Он отчаянно искал помощи и обратился в А.А., так как в те времена для зависимых существовало не так много вариантов. До создания сообщества Анонимных Наркоманов, которое даёт надежду сотням тысяч наркозависимых, оставалось еще пятнадцать лет.

«Необычный алкоголик», появившийся на собрании А.А., честно признался в своей другой зависимости, и обсудил своё двойственное положение с группой. Известно, что члены А.А. были встревожены ситуацией и беспокоились, что она отразится на группе, боровшейся за выживание. Участники боялись за своё положение: общество могло отвернуться от них, они рисковали остаться без средств к существованию, если бы кто-то узнал, что они помогают такому человеку.

Дальше история подробно описывает, как члены А.А. спорили, стоит ли прогнать этого парня или разрешить ему остаться. Запретив ему посещать собрания, участники группы скорее всего обрекли бы его на смерть. После долгих дискуссий, один из них негромко спросил: «Что бы сделал Господь»? Этот духовный вопрос положил конец спорам. Члены А.А. знали, что было бы ошибкой отвернуться от этого и так потерявшего надежду человека. Чувство всеобщего единства позволило ему достичь трезвости и наладить свою жизнь. Рассказывают, что он привлекал в А.А. много новых участников и обучал их программе, которая была ему так безвозмездно дарована. В то же время, в центре внимания А.А. оставался алкоголизм, двери сообщества были открыты для «чистых алкоголиков».


29.04.2018
Без страха

Сообщество ВДА никогда не боялось общественного порицания или высмеивания за то, что на собрания разрешалось приходить взрослым детям из различных семей. Эти потенциальные участники Программы никогда не воспринимались Сообществом как угроза. В своей боли и желании выздоравливать они ничем не отличались от других взрослых детей. Главной проблемой был вопрос идентификации и единства ВДА. Решение заключалось в том, чтобы принимать в Сообщество всех желающих выздоравливать, опираясь на сходства, а не различия.

Мы уверены, что эта идея появилась из духовной глубины собраний ВДА и группового сознания. Вдохновляясь мудростью А.А., наше Сообщество понимает, что не следует отказывать страдающему человеку, который ищет выход из кошмара жизни взрослого ребёнка. Интуитивно группы и участники Сообщества пришли к выводу, что мы не можем отвернуться от взрослого ребёнка, подобно тому, как Анонимные Алкоголики 70 лет назад не оставили того отчаявшегося наркомана.

История ВДА показывает, что по мере роста числа взрослых детей из семей с различными дисфункциями, Сообщество расширяло свои границы для этих новых участников. Идентификация, возникающая на основе 14 пунктов Списка характерных особенностей, оказалась столь же мощной для взрослых детей из семей без алкоголизма, как и для тех, кто вырос с пьющими родителями.

Помимо обсуждения в группах, вопрос включения в ВДА детей из других дисфункциональных семей обсуждался на Ежегодной Рабочей Конференции. Конференция отражает голос всего Сообщества и намечает направление действий Попечительского совета ВСО. Группы ВДА и всемирные службы внесли изменения в литературу, чтобы создать возможность идентификации для детей из неалкогольных семей. Были внесены дополнения в Первый Шаг ВДА, который гласит: «Мы признали бессилие перед последствиями алкоголизма или другой семейной дисфункции, признали, что наша жизнь стала неуправляемой». Сообщество также изменило Третью Традицию, чтобы расширить понимание условий членства в ВДА. Таким образом «единственным условием для членства в ВДА является желание выздоравливать от последствий воспитания в алкогольной или любой другой дисфункциональной семье».

Мы видим, как желание помочь всем нуждающимся в А.А., привело сообщество к простому, но гениальному решению вопроса о членстве. Третья Традиция А.А. гласит: «Единственное условие для того, чтобы стать членом А.А., – это желание бросить пить». Вот и всё. Не надо никаких письменных обязательств или клятвенных заверений. Это и есть мудрость всеобщего единства, которая сформировалась в том числе благодаря тому, что алкоголикам с различными формами заболевания позволили участвовать в первых группах А.А. Это решение стало краеугольным камнем, который упростил требования А.А. к своим членам.

Опираясь на опыт Третьей Традиции А.А., ВДА заняло такую же открытую позицию по поводу членства. Мы не можем помочь всем людям подряд, но мы можем широко распахнуть двери ВДА для всех, кто готов выздоравливать. Подобно А.А. в 1937 году, мы не отворачиваемся от взрослых детей, в какой бы семье они ни выросли.

Примечания к главе:

† на странице 53: По оценкам доктора Клаудии Блэк около 50% взрослых детей алкоголиков и 90% детей алкоголиков, которые сами стали алкоголиками, отрицают или отказываются признавать алкоголизм своих родителей («Healing the Child Within», Page 25, Dr. CharlesWhitfield, 1987,

HCI publication).

† на странице 61: В книге Анонимных Алкоголиков «Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций», стр. 158-159, 1989, описан случай, когда «необычный алкоголик» появился в одной из первых групп А.А. и попросил помощи.




06.05.2018
Глава 4
Достигая дна в ВДА

Во всех двенадцатишаговых программах есть простая мудрость, которая дарит свет истины и указывает начало пути многим людям, ищущим помощи. Эту отправную точку кто-то найдёт до того, как придёт на первое собрание ВДА, а кто-то обнаружит её спустя годы трудного и, на первый взгляд, безрезультатного выздоровления в Программе. Мудрость ВДА гласит: «Ничто так не подвигает человека к действиям, приносящим долгосрочные перемены, как достижение дна».

Как и всем участникам двенадцатишаговых программ, взрослым детям необходимо достичь дна. Нам нужно осознать, что случилось, и попросить о помощи, чтобы научиться жить по-другому. В этом мы не так уж сильно отличаемся от алкоголика, ищущего спасения от ужасов алкоголизма. В ВДА мы ищем спасения от Ложной Личности и одержимой потребности вредить себе. Склонность к зависимому поведению заставляет нас разрушать себя самыми разнообразными способами. Мы используем наркотики, еду, секс, отношения или их сочетание, чтобы наносить себе эмоциональный и физический ущерб. Мы встречали химически зависимых взрослых детей, которые в то же время страдали игроманией и эмоциональным перееданием. Злоупотребление наркотиками и едой часто сопровождается беспорядочными связями. Всё перечисленное сводит жизнь к безумной погоне за наркотиками, сексом и отношениями. Мы всё больше покидаем себя и рано или поздно наступает развязка. Многие считают, что это и есть дно, на самом деле это только одна из его разновидностей.

В моменты отчаяния некоторые из нас обращались за профессиональной помощью. В результате мы получали ярлык
в виде диагноза, который мало помогал понять истинные причины происходящего. Среди обычных людей, как и среди профессионалов, достаточно распространено представление о взрослом ребёнке. Однако, лечение, которое нам предлагают, не всегда затрагивает данный аспект.† В результате наше столкновение с дном получает неправильное название, и это лишь откладывает знакомство с ВДА. Понять, что наркотическое употребление, контроль или любое другое компульсивное поведение привели нас на дно, критически необходимо для выздоровления. В ВДА мы получаем понятную нам весть, в основе которой лежат Двенадцать Шагов, развитие родительского отношения к себе и возобновление связи с Внутренним Ребёнком, которого многие считают своей Истинной Личностью.

В задачи данной главы не входит подробное описание того, в чём именно заключается дно для взрослых детей. Однако мы по опыту знаем, что несколько схожих характеристик определяют этот важный элемент выздоровления. Если человек не достиг дна или не может его обозначить, он будет пробовать Программу на вкус, но никогда не получит все дары выздоровления. Скорее всего, он будет по-прежнему испытывать сильную боль. Мы видим множество взрослых детей, которые то приходят в Сообщество, то уходят из него, не признавая, что находятся на дне. Тем временем их жизнь либо стоит на месте, либо неуклонно ухудшается.

У каждого из нас свой опыт достижения дна, но есть и общие признаки – мы исчерпали все свои ресурсы, не могли любить себя и наносили себе вред. Возможно, мы позволяли пренебрегать собой или терпели насилие. Когда мы находимся на дне, отрицание обретает невероятную силу, а наши родственники и друзья обычно отворачиваются от нас. В этой ситуации взрослый ребёнок уходит в изоляцию или с головой окунается в работу, чтобы не просить о помощи. Каждым, кто продолжает общаться с ним, он пытается манипулировать.

Некоторые взрослые дети, наоборот, имеют достаточно ресурсов, они говорят о светлом будущем и новых начинаниях. Их дно заключается в неспособности поддерживать полноценный контакт с людьми. Жизнь становится для них неуправляемой из-за перфекционизма и отрицания, которое ограждает их от других людей.

Эти взрослые дети прекрасно функционируют в обществе и добиваются успехов во всех областях. Самодостаточность не даёт им попросить о помощи, хотя они чувствуют, что живут не по-настоящему. Их дно проявляется непредсказуемыми паническими атаками или приступами депрессии, которые они стараются заглушить работой или новыми отношениями.


13.05.2018
Достигая дна в ВДА (продолжение)
Есть и ещё один тип взрослых детей, для них дном становятся ярость или вспышки неадекватного поведения. Обычно такие люди берут на себя роль преследователя или спасателя. Они используют агрессию и манипуляции, чтобы не принимать жизнь на её условиях. Нечестность и недоверие управляют их мыслями и поступками. Они либо живут одни, либо с людьми, которые их боятся. Этот сценарий обычно заканчивается дном в отношениях, которое наступает из-за насилия или пустоты, присутствующих в них.

Существует так называемое дно «в розовых облаках»: человек находит ВДА, быстро получает облегчение и перестаёт посещать собрания. Приходя в Сообщество, он чувствует, что его понимают, и возможно впервые в жизни он ощущает надежду. Он ходит на собрания в состоянии блаженства, открыто рассказывает о семейной дисфункции, начинает замечать перемены в отношениях и своём образе мыслей. Вскоре этот человек бросает Программу, так по-настоящему и не дав ей возможность начать работать. Велика вероятность, что его разрушительное поведение возобновится. Такие люди обычно забывают, что семейная дисфункциональность прогрессирует и может привести к смерти. Если повезёт, часть этих участников вернутся в Сообщество. Они расскажут, что их жизнь стала ещё более одинокой, чем была, что дисфункция только усугубилась, и они не видят выхода из своих несчастий.

Достижение дна может быть спровоцировано различными факторами или может наступить как естественный результат прогрессирующей семейной дисфункциональности. Со временем болезнь развивается и усугубляется. А это означает, что злоупотребление наркотиками, созависимость и любое другое компульсивное поведение становятся настолько тяжёлыми, что на кону оказываются наша жизнь и душевное здоровье. Имеющиеся зависимости быстро набирают силу или же мы переключаемся на новые, но так или иначе всё скорее приближаемся к своему дну.

Для любого дна характерна одна особенность: мы покидаем себя. Наши действия могут наносить ущерб другим людям, но в конечном счёте мы наносим ущерб себе, потому что убегаем от себя. Мы предаём себя. Мы перестаём верить, что заслуживаем спасения. Обычно на дне люди испытывают сильную боль, если только им не удаётся диссоциироваться от реальности – тогда степень страданий зависит от индивидуальной способности находить компульсии, эффективно отвлекающие от внутренней боли.

Поражает тот уровень боли, который взрослые дети способны вынести, так и не признавая, что достигли дна. В жизни мы научились терпеть колоссальные дозы насилия и одиночества, степень которых знакома только нам. Даже давние члены Сообщества страдали от эмоциональной боли так, что временами казалось, Программа не даёт им никакого облегчения. В такой ситуации удержаться помогают упорство и молитвы. Некоторые участники страдают молча, они находятся в душевном оцепенении и не могут поверить, что чувства вернутся к ним.

Как бы ни выражались наши мучения – безмолвным оцепенением или тяжелейшей душевной болью – мы наносим себе ущерб, и так будет продолжаться до тех пор, пока мы не начнём действовать. Если этот период затягивается, значит работать по Программе нам мешает какой-то секрет или страх. Мы обычно хорошо понимаем, что это. Если мы не будем давить на себя и просто помолимся, мы поймём, что нужно делать. Мы больше не одиноки.

Множество участников Сообщества пришли к нам, проделав незаурядную работу по шагам в А.А. или Ал-Анон. В ВДА они хотят проработать стыд и обрести целостность. Несмотря на успехи в других сообществах, они чувствуют, что упустили что-то важное. Работая по Шагам ВДА, эти участники, вероятно, обнаружат новое дно или поймут, что ещё нужно сделать, чтобы достигнуть более глубокого уровня исцеления. В нашей программе они знакомятся с Любящим Родителем и Внутренним Ребёнком. Благодаря собраниям ВДА им зачастую открывается горе, которое многие годы они отказывались проживать.

Дно в ВДА ощущается не только на эмоциональном и духовном уровне, но ещё и на телесном. Многие члены Сообщества описывают физические ощущения, характерные для этого состояния: они чем-то напоминают полузабытье. Иногда путается сознание, значительно снижается или увеличивается аппетит. Если мы достигли дна в отношениях, то вероятно испытываем острое чувство изоляции и покинутости. Кажется, что мы не выдержим этой боли – настолько велики наши душевные страдания.

Мы не осуждаем тех, кто достиг дна или находится в срыве. Срыв в ВДА проявляется по-разному: как правило, мы снова зависим от навыков выживания из Списка или возобновляем свою семейную роль. Но он может проявляться и по-другому, например, в злоупотреблении едой, сексом, наркотиками. Иногда срыв означает, что мы остаёмся в отношениях, которые наносят нам ущерб, не имея чёткого плана по их завершению. И дно, и срыв требуют от нас действий; нам нужно утверждать свою личность с помощью программы ВДА.


20.05.2018
Вторичная зависимость – наркотики, еда и прочее

Многие взрослые дети находят Программу и начинают выздоравливать. Однако некоторые из нас только с виду кажутся благополучными, на самом же деле мы отыгрываем своё внутреннее состояние через наркотики, алкоголь, еду, азартные игры и компульсивные траты. Многие из этих зависимостей принято называть вторичными, потому что они возникают, когда мы пытаемся проработать стыд и проблему покинутости. Наша первичная зависимость – это зависимость от страха, эмоционального возбуждения и боли, то есть пара-алкоголизм. Внутри каждого пара-алкоголика (созависимого) есть небольшая «аптека». Как бы странно это ни звучало, но мы испытываем наркотическое опьянение или получаем «дозу» с помощью страха и возбуждения. И даже боль мы используем в тех же целях, хотя нам и не нравится то состояние, которое она вызывает.

Многие осознают свои вторичные зависимости, но пытаются ограждаться от них с помощью отрицания или любого отвлекающего поведения. Эти зависимости могут привести на дно, они сигнализируют о необходимости работать по Шагам и обратиться за психологической помощью. Опыт показывает, что подарки программы ВДА – любовь к себе и душевный покой – нельзя получить, продолжая злоупотреблять наркотиками, сексом или чем бы то ни было ещё.

Вторичные зависимости могут обладать такой силой, что заставляют взрослого ребёнка действовать против собственной воли. Ему кажется, что у него нет выбора, и он не сможет отказаться от саморазрушительного поведения. Но Бог, как мы Его понимаем, сильнее любого навязчивого поведения.

Большинство из нас достигали дна и в той или иной степени находились в срыве. Мы пережили моменты, когда у нас не было готовности действовать. Изменить ситуацию было больнее, чем оставаться в ней, поэтому мы ничего не предпринимали. Одним повезло испытать дар отчаяния и обратиться за помощью. Другие случайно обнаружили ВДА, испытав глубокое удивление от того, что такая программа вообще существует. Хотя они и не знали, чего ищут, что-то тем не менее привело их в Сообщество.

Обычно, когда взрослый ребёнок достигает дна, он пребывает в кризисе, чувствует отчаяние и беспомощность, однако, многие не осознают или отказываются признать дно, которого уже давно достигли. Когда это состояние приближается, взрослые дети часто пытаются заново утвердить себя и показаться благополучными в глазах окружающих. Тем не менее нас ожидает новое дно или новое падение. Ведь по сути ничего не изменилось. Мы остались прежними: гонимся за тем, что оказывается абсолютно не нужно, как только мы его получаем. На самом деле за нашей жизнестойкостью скрывается бессознательная потребность находить отвлекающие от внутреннего состояния стратегии. Такое поведение трудно назвать дном, потому что оно приобретает социально-приемлемые формы.

Основатель нашей программы, Тони А., так описывал дно в ВДА: «Взрослый ребёнок всю жизнь, испытывавший кризис идентичности, снова переживает его».1 (примечание: Из телефонного разговора 27 февраля 2004 года.) Это означает, что мы родились в кризисе и нам трудно представить другое состояние. До знакомства с Программой взрослые дети находятся в кризисных ситуациях, но думают, что живут нормальной управляемой жизнью.

Приближение дна или срыва можно заметить по следующим признакам: пропуски собраний и изоляция; желание спорить и конфликтовать; сплетни; потеря ориентиров и возвращение к одной из семейных ролей (герой, потерянный ребёнок, шут); общий отход от выздоровления; нежелание работать по Шагам и интеллектуализация; отказ от служения в ВДА; злоупотребление сексом, наркотиками, едой или другое компульсивное поведение; перфекционизм и неспособность говорить о чувствах и внутренних критических посланиях.


27.05.2018
Тело, разум и дух

Данная глава – это первый текст Сообщества о том, каким предстаёт дно для взрослого ребёнка. Не следует смешивать насилие, пережитое в детстве, с таким важным шагом как осознание дна и возможность говорить о нём. Насилие, пережитое в детстве, не было дном в ВДА. Насилие и пренебрежение подготовили дорогу, ведущую в этом направлении, но сами по себе они не создают такой боли, которая дала бы мотивацию к коренным переменам. Мотивация рождается из отчаяния, к которому мы приходим, когда не можем отказаться от навыков выживания из Списка. Эти шаблоны поведения – угодничество, подчинение или стремление быть незаметным – помогли нам уцелеть в своей семье. Мы выздоравливаем, чтобы жить по-другому, но это требует сил и целеустремлённости. Нам очень хочется получить то, что предлагает ВДА, но мы и сами должны быть готовы работать по Программе и отдавать то, что получаем.

Мы – взрослые люди, страдающие от последствий воспитания в алкогольной или другой дисфункциональной семье. Насилие, пережитое в детстве, а потом и наша взрослая жизнь – вместе создали невыносимое состояние тела, разума и духа. Нас называют «сломленными, побитыми жизнью»; мы находимся в состоянии полного эмоционального и душевного краха, и тем не менее делаем вид, что с нами всё в порядке.

Эти слова написаны не для того, чтобы пристыдить нас. Их цель – показать важность одной из главных составляющих выздоровления ВДА. Взрослые дети, не понимающие, что достигли дна, склонны повторять ошибки прошлого и не могут получить все награды Программы. Они лишают себя ощущения полной безопасности и способности проживать свои чувства.

Есть несколько причин, из-за которых взрослым детям трудно осознать или описать своё дно. Помимо самодостаточности, дно часто скрывается за адаптивным поведением, которое вводит в заблуждение как самого взрослого ребёнка, так и окружающих. Большая часть адаптивных стратегий подпадает под категорию «жизнестойкость».

В некоторых клинических исследованиях, посвящённых жизнестойкости взрослых детей, допускается одна и та же ошибка: их авторы не понимают, что «положительное» поведение часто оказывается результатом отыгрывания внутренних переживаний. Так, например, взрослый ребёнок может работать невероятно много в ущерб своему здоровью и общению с людьми; за подобным адаптивным поведением скрывается угодничество и страх властных фигур. Эти черты разрушают и опустошают личность. Они не дают взрослому ребёнку вырваться из замкнутого круга перфекционизма или пассивно-агрессивного угодничества. Если рассматривать его поведение с точки зрения приспособленности к жизни, то покажется, будто он справился с насилием из детства. Но он только выглядит честным тружеником, а на самом деле находится под властью защитного механизма, который в обществе считается положительным.

Грэвитц и Боуден – двое авторов, изучающих проблемы взрослого ребёнка – рассказывают, как адаптивное поведение делает взрослых детей невидимыми как для самих себя, так и для общества. Именно эта неспособность разглядеть своё состояние затрудняет осознание дна или срыва.

«Так как их навыки выживания нацелены на получение одобрения и вполне приемлемы со стороны общества, дети алкоголиков не замечают собственных проблем, – пишут Грэвитц и Боуден. – Многие вступают во взрослую жизнь под маской сильной личности. Они даже могут как-то обустроить свою взрослую жизнь, но не получают от неё удовольствия».†

Если кто-то из участников Сообщества выглядит успешным, это не означает, что он находится в отрицании своего дна или тактик выживания, к которым прибегает. Регулярное посещение собраний ВДА и общение со спонсором помогают разобраться, когда мы пользуемся навыками выживания, чтобы защитить себя от внутренней боли, а когда напротив – пользуемся инструментами выздоровления, чтобы действовать сквозь боль.

Наше умение выживать и жизнестойкость достойны восхищения, но в этой программе мы учимся больше, чем выживанию. Мы стремимся к истинному исцелению и контакту с Высшей Силой через осознание своей ценности и удивительного дара – быть любимыми уже такими, какие мы есть сегодня. Тем не менее, выздоровление будет долгим и потребует от нас терпения. Будет нелегко.

Уже в выздоровлении многие взрослые дети неоднократно испытают дно, когда будут слой за слоем пробираться сквозь болезненные чувства и ощущение неполноценности. Но надежда всегда с нами. Благодаря тому, что мы работаем по Двенадцати Шагам, терпеливо молимся, делимся опытом в безопасной атмосфере собраний ВДА, пробуждается наш Внутренний Ребёнок.

ВДА – программа для тех, кто хочет по ней выздоравливать, а не для всех, кто в ней нуждается. Она подойдёт тому взрослому ребёнку, который сможет честно признать своё дно, принять решение регулярно посещать собрания ВДА и работать по Двенадцати Шагам, чтобы найти Внутреннего Ребёнка и обрести истинную связь с Высшей Силой. Одни взрослые дети тратят годы своей жизни, скитаясь по собраниям, так и не осознав своё дно. У них не получается сосредоточиться и вплотную заняться Программой, которая подарит им новую жизнь. Другие какое-то время посещают собрания, потом испытывают облегчение и уходят, вполне возможно – навсегда.

Алкоголик истощает ресурсы окружающих и манипулирует ими, чтобы выпить; взрослый ребёнок истощает собственные ресурсы, прежде чем решится попросить о помощи. Мы можем долго находиться в удушающей ситуации на работе или в личных отношениях, но ничего не предпринимать. Это совершенно естественно, ведь мы – дети родителей, злоупотреблявших своей властью; они приучили нас молчать и не говорить о своих потребностях. Когда мы пытались просить о помощи в детстве, мы её не получали, и решили, что и во взрослой жизни будет так же. Взрослому ребёнку вдвойне тяжело. Тем не менее, мы не можем позволить нашей неспособности просить о помощи помешать нам обрести целостность.

Если мы посещаем собрания и занимаемся своим духовным ростом, то каждое новое дно станет для нас полезным опытом. Нам будет нужно всё меньше времени, чтобы выйти из этого состояния, и само оно станет менее болезненным при условии, что мы будем активно работать по Программе.

Никто не избавит нас от страха и боли, связанных с достижением дна в ВДА, однако Сообщество поддержит нас эмоционально и духовно. В такие моменты закладывается основа полноценной жизни – с чувствами, дружбой и надеждой.

Каждый раз, достигая дна, мы учимся говорить о своих чувствах и быть бережными с собой. Мы стараемся не уходить в изоляцию, не злиться на окружающих и не обвинять их. Мы учимся доверять и принимать жизнь на её условиях. Мы не одиноки. Мы понимаем, что сегодня живём не той жизнью, которой жили в детстве, когда у нас не было права голоса.

Примечания к главе:

† Stephanie Brown, Ph.D., November/December 2004 edition of The Therapist Magazine.

†“Guide to Recovery: A Book for Adult Children of Alcoholics,” page 3, 1985,

Gravitz and Bowden.


03.06.2018
Глава 5


ВДА – это духовная, а не религиозная программа


Взрослые Дети Алкоголиков – это «духовная программа, в основе которой – действия, идущие из любви». Мы считаем, что болезнь «семейная дисфункциональность» – это скорее духовная дилемма, чем нравственная ущербность, которую можно исправить, ведя праведную жизнь. Также мы не думаем, что страдаем психическим заболеванием, которое можно вылечить исключительно научными методами. Не имея предубеждений против общепринятой морали или научных подходов, мы полагаем, однако, что любое решение проблемы семейной дисфункциональности должно включать духовный аспект. Духовность – это один из трёх основных элементов, на которые опирается процесс выздоровления. В ВДА мы выздоравливаем на уровне тела, разума и духа. Следуя принципам Программы, мы находим контакт со своим телом, возвращаем ясность разуму, и внутренне пробуждаемся, когда наш дух соединяется с Богом, как мы Его понимаем. Из этих элементов складывается целостность, которую ВДА предлагает каждому человеку, и которая одновременно служит символом самой Программы. ВДА – это образ жизни, удовлетворяющий все наши эмоциональные и духовные потребности.

Сообщество ВДА не связано ни с одной сектой или конфессией, но в повседневной жизни мы отводим особое место духовной осознанности. Применяя Двенадцать Шагов, каждый из нас находит собственный духовный путь. Однако никому не нужно доказывать силу своей веры или демонстрировать духовное рвение. Мы смиренно развиваем свою духовность и не афишируем её.

Многие взрослые дети верят, что нашим истинным родителем является терпеливая и любящая Высшая Сила. Большинство из нас больше не считают Бога жестоким, покидающим или равнодушным. Эти черты были свойственны нашим родителям или опекунам. В Программе ВДА мы осознаём, что раньше наделяли Бога их чертами и боролись с религиозной трактовкой Высшей Силы, пока не посетили первое собрание.

До знакомства с ВДА мы наблюдали за другими людьми, у которых, казалось, были вера и поддержка Бога, в то время как мы не сформировали свою позицию по отношению к Божественному началу. Некоторые из нас пробовали обращаться к религии и применять те ответы, которые она предлагала. Хотя это давало некоторые положительные результаты, всегда наступал день, когда мы чувствовали себя покинутыми, обманутыми или отверженными Богом. Казалось, мы никогда не соответствовали тем требованиям, которые Он предъявлял. Даже когда нас уверяли, что Бог является любящим и всепрощающим, кто-то внутри говорил: «Может быть. Но до меня Ему нет дела». До ВДА многие слышали о безусловной любви Бога. Но нам словно бы доставалась пустышка, неспособная утолить нашу потребность в целостности. Больше нам не придётся ею довольствоваться.

В ВДА мы применяем духовный, а не религиозный подход к выздоровлению от последствий воспитания в дисфункциональной семье. Мы убеждены, что семейная дисфункциональность – это духовное заболевание, которое лучше всего лечится признанием бессилия, принятием себя и постоянными усилиями взрослого ребёнка улучшать сознательный контакт с Высшей Силой. Мы не думаем, что семейная дисфункция состоит в нравственной ущербности наших родителей, и не верим, что для изменения своего поведения нам достаточно просто заручиться силой воли. Некоторые религиозные люди придерживаются именно такой позиции. Хотя мы понимаем и уважаем её, мы с ней не согласны.

В этой главе мы не пытаемся поставить под сомнение постулаты мировых религий. С нашей точки зрения, вовлекаться в подобные споры означает мыслить религиозными, а не духовными категориями. На самом деле, ВДА не придерживается какого-либо мнения по посторонним вопросам, включая вопросы религии и любых систем убеждений. Главная цель ВДА – нести весть надежды и выздоровления взрослым детям из алкогольных и других дисфункциональных семей. Каждый член Сообщества свободен в выборе своего духовного пути. Для некоторых он будет связан с религией.

Мы поощряем членов ВДА исследовать свою систему убеждений, чтобы найти Высшую Силу, способствующую личностным изменениям и истинной вовлечённости в жизнь.

До прихода в ВДА многие из нас пытались почувствовать жизнь через наркотики, еду, секс и отношения; это был ложный путь. В поисках опоры мы привязывались к людям, местам, вещам и занятиям, которые не могли ею стать.


10.06.2018
ВДА – это духовная, а не религиозная программа (продолжение)
Если взрослые дети на момент прихода в ВДА удовлетворены своими религиозными взглядами, они не обязаны от них отказываться. Однако позже, в ходе работы по Двенадцати Шагам, им придётся проанализировать, каким образом их взгляды помогают исцелению. До прихода в ВДА многие из нас имели твёрдые религиозные убеждения, но не могли им следовать. Мы находили религии, вновь погружавшие нас в чувства стыда и отчаяния, к которым мы привыкли с детства. Существует много прекрасных религий, но мы брали из них только то, что могли превратить в инструмент для самонасилия и самообвинений. До ВДА многие из нас пытались вести религиозную жизнь, но быстро обращали внимание на свои ошибки и осуждали себя за несовершенство. Без самоосуждения наша вера теряла силу. Тем не менее, мы вели себя как настоящие верующие, надеясь, что сможем обрести веру и покой, которые, казалось, есть у других. Знакомство с ВДА и Двенадцатью Шагами позволило нам, возможно впервые в жизни, обрести плоды своей веры.

Многие люди приходят в ВДА искалеченными или разочарованными религиями и догматами. Одни утратили веру в Бога или свели её к формальному совершению обрядов. Другие стали скептиками, закончили ходить в церковь и участвовать в службах. Некоторые из нас продолжали молиться, но не хотели иметь ничего общего с религией.

Одна из участниц Сообщества описала, как она прошла путь от религии, привитой ей в детстве, до духовности, с которой ей стало комфортно жить.

Религия, на которой я была воспитана, учила меня, что Бог есть любовь. Но я не могла этого почувствовать, пока не попала в ВДА, где обнаружила, что моим «богом» были родители. Обычно они были любящими, но то и дело я видела их гнев. Неспособность родителей по-взрослому преодолевать повседневные трудности передалась и мне. Чему ещё я могла научиться от людей, которые не справлялись с собственной жизнью? Я жила с религией своего детства, до тех пор, пока она полностью не перестала приносить мне утешение, и, повзрослев, я отказалась от неё. Я обнаружила, что в мире есть другие религии, они помогли мне в жизненных испытаниях, и теперь я довольна своей духовной жизнью. Я наслаждаюсь дружбой, познанием, верой, надеждой и служением. Может, я нашла идеальную церковь? Конечно, нет! Но я научилась понимать и даже до какой-то степени принимать всё, что идёт не по-моему, или даже не так, как, на мой взгляд, хочет Бог.

Многие из нас были воспитаны в догматичных религиях и не могут принять малейшие расхождения с их принципами. В ВДА мы не оспариваем такие религии. Мы только просим, чтобы участники, придерживающиеся их, уважали выбор и путь других членов ВДА. В Сообществе мы не убеждаем, не проповедуем и не пытаемся обратить в свою веру.

С другой стороны, многим из нас неприятно слово «Бог», возможно, мы испытываем отвращение при одном его звучании. Для некоторых это своего рода ругательство, они вообще не говорят «Бог», разве что иронично богохульствуя. Таким людям часто помогает мысль, что это слово можно представить как аббревиатуру1.

Другие члены ВДА придумали ласковое сочетание «ВС», чтобы им обозначать Бога, как они Его понимают. ВС – это инициалы Высшей Силы, о которой сказано во Втором Шаге Программы. Такое короткое обращение показывает, что люди находятся в очень близких и дружеских отношениях со своей Высшей Силой.

Некоторым участникам вполне удобно говорить «Бог» или «Бог, как я его понимаю». В ВДА все по-разному называют Бога или Высшую Силу. Мы можем использовать то слово или словосочетание, которое нам нравится.

Сообщество верит, что выздоровление от последствий воспитания в дисфункциональной среде требует духовного вмешательства. Однако мы не решаем за других, что лучше подходит для их выздоровления. Эти последствия настолько всеобъемлющи, что для устойчивого улучшения и обретения надежды необходимо регулярно посещать собрания, работать с психологом, участвовать в жизни Сообщества и общаться с Высшей Силой. Любой член ВДА, избегающий духовного пути, с большим трудом продвигается в выздоровлении.

1 В англ. GOD предлагается расшифровывать как Good, Orderly Direction – правильное чёткое направление. Для русского слова БОГ возможно множество вариантов: Безвозвратно Обретённая Гавань, Беспредельная Открытость Готовность, Было Осталось Грядёт, Белизна Ослепительных Гор, Бережное Отношение Галактики, Бирюзово-Оранжевый Горизонт, Безмятежный Отклик Гармонии и т.д. (Прим. переводчиков).


17.06.2018
ВДА – это духовная, а не религиозная программа (продолжение)
На первый взгляд ВДА может показаться религиозной программой, так как в Двенадцати Шагах и Двенадцати Традициях упомянуты слова «Бог» и «молитва». Однако при более пристальном рассмотрении обнаруживается, что Шаги и Традиции сформулированы таким образом, чтобы вопросы веры и убеждений оставались индивидуальным выбором каждого. В этом состоит радикальное отличие программы ВДА от большинства религиозных систем; последние чётко описывают правила совершения обрядов и освобождения от грехов, чтят своих праведников и мучеников. В ВДА нет ни кафедры для проповедника, ни песнопений, ни священных дней; Программа не обязывает следовать определённому стилю медитации, благодаря которому нас можно было бы отнести к восточному или западному культу.

В ВДА мы уважаем суверенное право каждого верить или не верить по своему выбору. Мы приглашаем в ВДА и атеистов, и агностиков. В то же время мы убеждены: для полного выздоровления от последствий воспитания в дисфункциональной семье необходимо развитие духовности. По нашему мнению, это и является основным отличием духовной программы от религиозной. Мы предлагаем каждому члену ВДА свободу выбора в отношении веры. И этот выбор для некоторых из нас становится первой в жизни возможностью задавать вопросы о духовности и обсуждать её. Такова независимость, к которой мы стремимся.

Право выбора в любом духовном вопросе закреплено формулировкой Третьего Шага, а именно – в последних пяти словах: «Бог, как мы Его понимаем». Эти слова – наш ключ к жизни, полной открытий, духовного пробуждения и общения с Высшей Силой, представляемой каждым из нас по-своему. Эти слова гарантируют, что любой член ВДА свободен выбирать ту Высшую Силу, которая всегда будет рядом и с которой у него установятся личные взаимоотношения. Никто не решает за нас. В Третьем Шаге мы сами выбираем Высшую Силу, которая действует в нашей жизни и слышит наши молитвы. Тех из нас, кого до знакомства с Программой, учили, что следует думать о Боге и пугали последствиями «неправильных» мыслей, предложенное решение может сильно шокировать. Чтобы найти поддержку, мы ходим на собрания, общаемся со спонсором или духовным наставником и определяем природу своей Высшей Силы. Для некоторых здесь откроется парадокс независимости: духовная свобода одновременно пугает и окрыляет нас. Мы мыслим просто. И не ставим перед собой масштабных задач. Многим достаточно, чтобы Высшая Сила просто любила и заботилась о нас, но и здесь нет никаких предписаний.



24.06.2018
ВДА – это духовная, а не религиозная программа (продолжение)
Ниже представлено несколько историй членов Программы, которые захотели поделиться опытом духовных поисков.
История первая

Для меня духовность заключается в том, что я могу исследовать и узнавать Бога, как я Его понимаю, и разгадывать тайны жизни. В поисках Бога, я опираюсь на свою свободную волю, для меня это чудесное путешествие. Я воспитывалась в религии, где нельзя было сомневаться и задавать вопросы, поэтому в ВДА меня ожидал долгий путь. Духовность, которую я здесь обрела, изменила мою жизнь. Я чувствую себя живой. Я больше не пытаюсь загнать себя в рамки. В людях и событиях я научилась видеть духовную сторону.

История вторая

Так что же такое духовность? Я верю, что это моя связь с любящим Богом, которого я воспринимаю как Отца и Мать. Я полагаю, раз уж мне позволено думать, я могу решать. Учиться принимать себя такой, какая я есть, помня о возможности стать лучше – это одно из самых важных знаний, которое я получила в программе ВДА. Разве это не духовный результат моих поисков?

История третья

По-моему, духовность является продолжением Двенадцатого Шага. В нём говорится, что мы достигнем духовного, а не религиозного пробуждения. Когда я несу весть выздоровления, делюсь своей историей и помогаю другим, я испытываю чувство, которое можно описать исключительно как духовное. Я никогда не смогла бы назвать его религиозным. Оно духовное. Это любовь к людям.


01.07.2018
Глава 6
Программа ВДА: как она работает


Далее на этих страницах мы приводим текст Программных документов. Он представлен здесь без каких-либо изменений, потому что обладает особой исторической значимостью. Первые два доклада вы найдёте в данной главе, третий – в Десятой главе. Этот текст был написан двадцать лет тому назад в годы формирования нашего сообщества. В Программных документах изложены основные понятия, суть и метод выздоровления, благодаря которым ВДА стоит отдельно от других двенадцатишаговых сообществ.


Программа ВДА: как она работает

Первый доклад Программного комитета
10 ноября 1984 года

В 1983 году Временный Центральный Комитет по Обслуживанию (ВЦКО) назначил данный комитет для определения целей и задач программы ВДА. Настоящий доклад, представленный на первой Ежегодной Рабочей Конференции (ЕРК), даёт нам возможность понять, кто мы, кем являемся и как ВДА помогает нам достигать своих целей.

Особенности программы

Мы признаём, что программа ВДА отличается от остальных двенадцатишаговых программ по своим целям и особенностям, и утверждаем, что это отличие требует нашего пристального внимания.

Главной проблемой взрослых детей алкоголиков является ошибочное убеждение, сформированное в детстве и влияющее на все области жизни. Тогда мы боролись за выживание в разрушительной среде алкоголизма, снова и снова пытаясь превратить свою неблагополучную, дисфункциональную семью в любящую и сплочённую. Мы выросли с убеждением, что ни на что не способны, не понимая, что ни один человек не может остановить разрушительное воздействие семейного алкоголизма.

Это ощущение несостоятельности проникает всюду, из него рождаются чувства вины, стыда, склонность к самоосуждению и в конечном счёте развивается ненависть к себе. Если мы примем тот факт, что алкогольное поведение и его влияние на семью в принципе невозможно контролировать, мы освободим внутреннего ребёнка и получим возможность с любовью относиться к себе. Когда в Первом Шаге мы признаём бессилие перед семейным алкоголизмом, основная причина ненависти к себе исчезает.

Программа ВДА

Две особенности определяют программу ВДА. Она обращена к взрослым, выросшим в алкогольной среде. Несмотря на то, что они могут также страдать какой-либо зависимостью, основной акцент делается на понимание самого себя, в особенности на то, чтобы найти и освободить своего внутреннего ребёнка, скрытого за защитным слоем отрицания. ВДА имеет три цели:

– принимать новичков и поддерживать их, когда они сталкиваются с собственным отрицанием;

– утешать тех, кто оплакивает потерю любви, доверия и безопасности в раннем детстве;

– обучать навыкам родительского отношения к себе с добротой, юмором, любовью и уважением.

Выход из изоляции

Начало возвращения к себе – это выход из изоляции, которая одновременно служит и тюрьмой, и убежищем. Взрослые дети находятся в подвешенном состоянии между потребностями и страхами, не в силах решить – бороться или отступить. Они мучаются неопределённостью и снимают напряжение, либо бурно выражая протест, либо безропотно покоряясь отчаянию. От боли нерешительности взрослые дети прячутся в изоляцию. Они уходят в отрицание, и это помогает им притупить осознание жестокой реальности алкоголизма. Отрицание – первый этап проживания и оплакивания потерь. Оно даёт возможность справиться с утратой любви и выжить в условиях насилия и пренебрежения.

Чувства

Возвращение чувств – это второй этап проживания потерь, свидетельствующий о том, что началось исцеление. Изначальные чувства гнева, вины, ярости и отчаяния перерастают в принятие потери. Глубокое и искреннее оплакивание детства разрушает болезненную фиксацию на своём прошлом и позволяет вернуться в настоящее и жить взрослой жизнью.

Взглянуть на годы боли и потерь сперва кажется невыносимым. Джим Гудвин так описывает посттравматический синдром ветеранов Вьетнамской войны: некоторые из них «искренне верят, что, позволив себе чувствовать, они никогда не перестанут плакать и полностью утратят контроль над собой».1,2

Разделяя боль с другими взрослыми детьми, каждый из нас обретает смелость и силу увидеть собственную утрату. Проживание и оплакивание потерь в конечном счёте возвращает нам способность любить, испытывать искренний интерес к другим и радоваться жизни.

Стать себе Любящим Родителем

Чтобы удовлетворить детскую потребность в защищённости, нужно стать Любящим Родителем самому себе. Агрессивная природа алкоголизма омрачила наш эмоциональный мир, нанесла болезненные травмы и лишила возможности чувствовать. Сбившись с собственного внутреннего курса, мы попали в зависимость от людей, внушавших страх и недоверие. В нестабильной, враждебной и зачастую опасной среде мы пытались соответствовать невыполнимым требованиям алкогольной семьи, и вскоре жизнь стала неуправляемой.

Чтобы не лишиться разума и совладать со страхом, мы закрывали глаза на противоречия в том, чему нас учили. Мы цепко держались за определённые убеждения или бурно протестовали против любых внешних вмешательств. Мы обретаем свободу, если открываемся любви. Покинутость ставит нас перед дилеммой: болезненная близость или безнадёжное одиночество. Но что бы мы ни выбрали, результат один и тот же – мы защищаемся, отвергая ранимого внутреннего ребёнка, и остаёмся без любви и тепла.

Прим.: Посттравматическое расстройство – это напряжённое состояние непрожитого горя, возникающего после потери фундаментальной безопасности.

Без любви нет разницы между близостью и изоляцией – оба состояния одинаково болезненны и бесплодны. Любовь вытесняет ненависть. Мы сами даём себе ту любовь, которую ищем, освобождаясь от ненависти к себе и принимая Внутреннего Ребёнка. С детской восприимчивостью мы начинаем заново исследовать мир и постепенно обретаем потребность доверять другим и любить их. Тёплое отношение друг к другу лечит наши внутренние раны. Принятие и поддержка, которые мы получаем в ВДА, уменьшают наши страхи. Мы говорим о своих убеждениях и опасениях, не осуждая и не критикуя друг друга. Мы осознаём безумие алкоголизма и преисполняемся готовностью заменить наши детские противоречивые убеждения ясными и последовательными принципами Двенадцати Шагов и Двенадцати Традиций. Так мы принимаем отражённое в них руководство любящего Бога.

ВДА – двенадцатишаговая программа выздоровления

Подобно другим анонимным программам, ВДА на пути духовного пробуждения опирается на Двенадцать Шагов. Акцент каждой программы может быть различным, но решение остаётся неизменным. В детстве наша личность формируется под воздействием отражения, которое мы видим в глазах близких людей. Мы боимся лишиться этого зеркала, веря, что только благодаря ему существуем и в его отсутствии потеряем себя. Однако отражение в нём, глубоко искажённое семейным алкоголизмом, не имеет ничего общего с нами настоящими; равно как и наша ложная личность, с помощью которой мы пытались скрыть это искажение. В программе ВДА мы не решаем вопросы зависимости и созависимости. Здесь мы перестаём считать себя неполноценными и в глазах других взрослых детей находим отражение своей истинной личности – сильной и значимой.

Программный комитет


08.07.2018
Через отделение мы обретаем целостность

Парадокс независимости

Второй доклад Программного комитета
19 января 1986 года[/b]


ВДА взрослеет, и сообществу необходимо более чётко определить отношения с Анонимными Алкоголиками и Семейными Группами Ал-Анон, а кроме того отдать должное своему особому вкладу в двенадцитишаговые программы.


Отделение

Когда мы выстраиваем и утверждаем идентичность, обособленную от «родительских» программ, мы глубже осознаём необходимость эмоционального отделения от своих алкогольных семей. Только через полное отделение мы обретаем свободу выражать себя и развивать эмоционально близкие отношения, в которых отчаянно нуждались в детстве.

Последствия покинутости

Психоаналитик Рене Шпиц, проводя исследования в детских домах и приютах, обнаружил: когда младенцев надолго оставляли в одиночестве, они не выдерживали изоляции и теряли желание жить.1 Дети, которых брали на руки только во время основных процедур по уходу, не получали любовь и утешение, столь необходимые для развития чувства защищённости.

С чего начинается негативное восприятие себя

В алкогольных семьях дети постоянно чувствуют незащищённость. Это состояние возникает, когда на их плач реагируют враждебностью, отвержением или просто игнорируют его. Самому научиться утешать себя в атмосфере страха и насилия невозможно. Дети алкоголиков внутренне всегда близки к отчаянию, потому что период своей детской беспомощности и зависимости им пришлось провести в доме, где не было любви.1

Насилие кажется нормой

Дом алкоголика полон жестокости. Сам алкоголизм – это жестокий способ уйти от боли. Каждый, кто выбирает эту форму отрицания, начинает ненавидеть себя, оказавшись в смертельных объятиях алкоголизма. В такой агрессивной среде дети постепенно приходят к убеждению, что жестокость и насилие – неотъемлемая часть существования. Они чувствуют, будто заслуживают ненависть, не достойны любви, и выживают, отрицая глубинные чувства безнадёжности и отчаяния.

Развитие самоценности

В любящей семье ребёнку хочется видеть своё отражение в глазах близких людей. Положительный образ себя усиливает ощущение безопасности, повышает самооценку и вселяет уверенность в общении с другими. Дети видят, что их потребность в защите воспринимают уважительно, и спокойно обращаются к людям, имеющим над ними власть. Через принятие и любовь других они убеждаются в своей ценности.

Адаптация к жизни в дисфункциональной семье

Когда мы растём в алкогольной семье, собственный образ пугает нас. В кривом зеркале алкоголизма мы видим лишь проецируемые на нас образы ненависти и враждебности. Но нам отчаянно хочется быть частью семьи, поэтому, чтобы избежать изоляции и одиночества, мы вживаемся в эти образы и развиваем ложную личность. Трагедия в том, что зачастую мы сами принимаемся изображать, будто получаем ту любовь, в которой нуждаемся.2 В этой ситуации сформировать личность, основанную на истинной любви и самоуважении, совершенно невозможно. Сила болезненной привязанности становится очевидной, когда мы пытаемся изменить семейное представление о том, кем являемся, и начинаем вести себя иначе.

Истоки нерешительности

Когда дети алкоголиков хотят эмоционально отделиться от семьи, их парализует нерешительность. Они не знают, в какой момент нужно сближаться с людьми, от которых они продолжают ждать любви, безопасности и поддержки, а в какой – нужно от них отдаляться, потому что те же самые люди вредят их благополучию. Точно так же взрослым детям сложно покинуть родительский дом – их гложут чувства вины и стыда, ощущение очередного провала из-за того, что они не способны найти менее жёсткий способ уйти от боли. Практически не имея социальных навыков и не обладая умением отличать опасное от безопасного, они не могут принять решение и продолжают метаться из стороны в сторону до изнеможения.

Подавление чувств ради выживания

Чтобы выжить в хаосе и сохранить ощущение контроля, взрослым детям приходится отстраняться или диссоциироваться от страха и паники. Известны три формы диссоциации. Первая работает как защитный механизм психики и используется ею для отрицания или видоизменения мучительной реальности: болезненные чувства подвергаются вытеснению, проецированию или рационализации. Вторая форма подразумевает использование различных веществ, чтобы отделиться от боли; к самым распространённым относятся алкоголь, сахар, никотин, кофеин. Наконец, третья форма диссоциации связана с негативным возбуждением, которое отвлекает сознание от глубинных страхов. Когда мы фиксируем внимание на фобиях, маниях, мечтах и запретах, мы автоматически испытываем напряжение, которое заставляет наш организм вырабатывать адреналин, эндорфины и мелатонин; а они, в свою очередь, становятся химическим щитом, отделяющим нас от нашей боли. Любая форма диссоциации не даёт человеку вырваться из узкого и привычного диапазона поведенческих моделей, но одновременно позволяет балансировать между двумя крайними точками – паникой и суицидом.


15.07.2018
Через отделение мы обретаем целостность

Парадокс независимости

Второй доклад Программного комитета
19 января 1986 года (продолжение)

Ответственность

Свобода от алкогольного безумия – это вопрос ответственности. Мы не отвечаем за то, что не нами создано. Решение бросить пить принимает только сам алкоголик, бесполезно наказывать или ненавидеть себя за последствия чужого выбора. В детстве мы были привязаны к семье своими физическими потребностями. Во взрослой жизни нас связывают только общие убеждения о том, кем мы являемся.

Наши ошибочные убеждения о том, кем нужно быть, чтобы выжить, сформировались в алкогольной среде, где каждое действие или бездействие в равной степени грозили травмой, болью или смертью. Мы называем их ошибочными, потому что эти убеждения сужают взгляд на мир и представляют его опасным и враждебным. В них застыло понимание того, как нужно думать, чувствовать и вести себя, чтобы сохранять шаткое равновесие и жёстко определённый порядок, которые теперь мы называем жизнью.

Эти убеждения были необходимы нам в детстве. Они сложились в атмосфере страха и горя и неразрывно связаны с крайними состояниями. Мы не представляем менее болезненную и более полную жизнь, потому что уверены, что миром правит алкоголизм. Мы боимся потерять контроль, проснуться однажды в алкогольном хаосе, захлебнуться горем и болью за наше детство.

Быть или не быть?

Парадокс независимости состоит в том, что только через отделение мы обретаем мужество и силы жить в мире и быть полноценными личностями, способными давать и получать любовь, творить из ощущения собственной наполненности. В норме дети, уходя и возвращаясь, снова и снова убеждаются в постоянстве и любви своих родителей, а затем, отделяясь, уносят в себе этот родительский образ, который служит напоминанием о том, что они защищены и любимы. Мы же, будучи детьми алкоголиков, сохранили образ родителей, переполненных гневом и ненавистью, которые они проецировали на нас. Мы живём с негативным представлением о себе, ощущая собственную незащищённость и боясь отвержения как со стороны самих себя, так и со стороны других людей. Как и в детстве, перед нами всё та же дилемма: отделяться от тех, кто причиняет нам вред, или оставаться с ними.

Сила или бессилие

В нормальной семье дети вбирают в себя силу родителей. Они ощущают, как она заботливо ведёт их, как она делает жизнь последовательной и логичной. Имея такое основание, они способны развивать свою личность и строить взаимоотношения, исходя из ощущения собственной силы. В то же время дети алкоголиков живут с чувством полного бессилия из-за своей неспособности остановить разрушительные последствия семейного алкоголизма.

Шаги и Молитва о душевном покое

Двенадцать Шагов и Молитва о душевном покое напоминают нам об истинной силе и возможности использовать её, чтобы изменить то, что мы можем. Необходимо осознать: какими бы дисфункциональными ни были наши родители, мы получили от них достаточно силы, чтобы отказаться от ложного ощущения защищённости в своей семье и найти истинную защищённость в контакте с Высшей силой, которая всегда рядом и готова с любовью вести нас по жизненному пути, наполняя его особым смыслом.

Благодарность АА и Ал-Анон

Мы благодарны Анонимным Алкоголикам и Семейным Группам Ал-Анон за то, что они внесли ясность и здравомыслие в нашу жизнь. В чётком зеркале Шагов и Традиций мы наконец увидели себя – взрослых детей алкоголиков. И нам особенно важно создать новое представление о себе на основе опыта любви и самоуважения.

Воссоединение с Внутренним Ребёнком

Когда мы принимаем себя и воссоединяемся со своим ранимым внутренним ребёнком, начинается исцеление нашей расколотой личности, к нам возвращаются целостность и способность спокойно и доверительно взаимодействовать с внешним миром. В сообществе мы обретаем ощущение безопасности, силу и положительную поддержку, которые так нужны, чтобы достичь независимости и затем поделиться опытом выздоровления с «родительскими» программами.

Эмоциональная трезвость и свобода

Опыт преображения, о котором мы просим в Молитве о душевном покое, – вот то, чем ВДА должно поделиться с другими анонимными программами. Принимая прошлое, которое невозможно изменить, и отказываясь от своих ошибочных убеждений, мы глубже понимаем Шаги и Традиции, шире применяем их в жизни и тем самым даём возможность каждому человеку, которого коснулся семейный алкоголизм, прийти к эмоциональной трезвости и духовной свободе.

Программный комитет



22.07.2018
Глава 7



Двенадцать Шагов ВДА
ЧАСТЬ I


Путь к устойчивой эмоциональной трезвости лежит через Двенадцать Шагов ВДА. Это сердцевина нашей программы. Проверенные временем Шаги А.А. были адаптированы для Взрослых Детей Алкоголиков и оказались столь же эффективны. Шаги ВДА помогают признать детство, полное пренебрежения, насилия и отвержения, и освободиться от него. За тридцать лет существования Программа доказала свою способность вывести нас из неопределённости. ВДА даёт столько долгожданной ясности и здравомыслия, сколько мы и не надеялись получить, живя в дисфункциональной семье.

С момента первой публикации Анонимными Алкоголиками в 1939 году Двенадцать Шагов облегчают страдания миллионов алкоголиков, зависимых, созависимых, обжор, сексоголиков и многих-многих других, склонных к одержимому или навязчивому поведению. Шаги и их разнообразные адаптации приносят надежду и положительные перемены тем, кто хочет жить по-другому. В Сообществе ВДА Двенадцать Шагов помогают выздоравливать и тем участникам, которые выросли в среде без зависимостей. Опыт показывает, что стыд и покинутость передались им точно так же, как и детям из семей, где употребляли алкоголь и другие вещества.

С Первого Шага мы начинаем работать над отрицанием, которое порой выражается простым отказом признать, что в детстве мы пережили насилие или пренебрежение. Также оно может проявляться в стремлении преуменьшать вред, нанесённый поступками или словами окружающих. Если мы только признаём, что имело место травмирующее поведение, мы необязательно выходим из отрицания – для этого необходимо признать и те последствия, которыми такое поведение отразилось на нашей нынешней жизни. Кроме того, мы находимся в отрицании, когда пытаемся найти объяснение дисфункциональному поведению членов семьи или оправдать их. Разрушая эту стену, мы стремимся вспомнить всё, что с нами происходило. Мы понимаем свои потери и узнаём правду о собственной жизни. Получая помощь и принятие, мы осознаём Ложную Личность, которую нам пришлось развить, чтобы выжить в дисфункциональной семье.

В ВДА мы учимся заниматься собой и находим свою Истинную Личность. Для того, чтобы вырасти эмоционально и духовно, нам необходима готовность работать по Двенадцати Шагам. Ниже представлены Шаги для тех, кто хочет выздоравливать от последствий дисфункционального воспитания:

1. Мы признали бессилие перед последствиями алкоголизма или другой семейной дисфункции, признали, что наша жизнь стала неуправляемой.

2. Пришли к убеждению, что Сила, более могущественная, чем наша собственная, сможет вернуть нам здравомыслие.

3. Приняли решение препоручить свою волю и жизнь заботе Бога, как мы Его понимаем.

4. Произвели тщательную и бесстрашную нравственную инвентаризацию.

5. Признали перед Богом, собой и другим человеком истинную природу наших заблуждений.

6. Полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог устранил все дефекты нашего характера.

7. Смиренно просили Бога исправить наши изъяны.

8. Составили список людей, которым мы причинили вред, и преисполнились желанием возместить нанесённый им ущерб.

9. Лично возмещали ущерб этим людям, кроме случаев, когда это могло принести вред им или кому-то другому.

10. Продолжали личную инвентаризацию и когда оказывались неправы, немедленно признавали это.

11. Стремились путём молитвы и медитации улучшить свой сознательный контакт с Богом, как мы Его понимаем, молясь лишь о знании Его воли и силе для её исполнения.

12. Достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти Шаги, мы стремились нести весть о выздоровлении другим взрослым детям, которые всё ещё страдают, и применять эти принципы во всех наших делах.


Двенадцать Шагов просты, но на этом пути не всегда легко. Однако если человек действительно хочет измениться и способен удержаться, пока эти изменения будут происходить, Шаги помогут ему. Иногда Шаги работают, даже если человек привередливо выбирает из них по кусочку, подобно тому, как ребёнок ковыряет вилкой гору ненавистного шпината. Часто такие полумеры становятся источником дискомфорта, который в итоге подталкивает к большей активности и личностному росту.

Адаптировав Шаги А.А., ВДА добавило им свою специфику, но сохранило при этом заложенное в них стремление принять бессилие и сдаться. За этим следуют пересмотр духовных убеждений, инвентаризация, возмещение причинённого ущерба и поиск сознательного контакта с Высшей Силой. Так мы обретаем твёрдую решимость жить в любви и гармонии с собой и окружающими.

Хотя в Шаги Анонимных Алкоголиков были внесены незначительные изменения, опыт показывает, что они имели большое значение. Глубоко в душе все мы чувствуем себя ущербными или недостойными любви, поэтому каждому взрослому ребёнку необходимо постоянно напоминать о его безусловной ценности. Наша ценность и право на принятие не зависят от ошибок, которые мы совершаем, или успехов, которых нам удалось или не удалось достичь. Наше Сообщество – это группа людей, переживших травму. Совершив ошибку или чувствуя неодобрение других, мы всякий раз начинаем сомневаться в себе. Никакая версия Двенадцати Шагов для взрослых детей не даст результатов, если в ней не будет сказано о любви к себе. Какие бы ошибки мы ни совершали, мы Божьи дети. Только помня об этом и работая по Шагам, мы сможем прийти к убеждению, что наша ценность неизменна. Мы учимся говорить себе, что мы тоже люди и у нас есть что предложить миру. Мы принимаем свои ошибки и мнение окружающих, не теряя уверенности. В Сообществе не пьяные или дисфункциональные родители представляют нас теми, кем мы не являемся, а мы сами учимся говорить, кто мы. Для нас это великое достижение. В детстве мы вытерпели и угрозы, и бесконечные проклятия, и мелкое пренебрежение. Сейчас, став взрослыми, мы не жалуемся, а пытаемся жить и чувствовать. Мы заработали это право. Вот чего мы ожидаем от Двенадцати Шагов и к каким результатам стремимся.

Предлагаемое нами решение вписывается в любую культуру земного шара. Члены Сообщества выздоравливают по программе ВДА в Европе, Азии, на островах Тихого океана, Ближнем Востоке, в Северной и Южной Америке. Мы убедились, что дети, испытавшие стыд и покинутость, одинаково страдают от душевных ран, в какой бы точке земного шара они ни выросли. Когда во взрослом возрасте у них появляется возможность выбирать, многие решают следовать по пути ВДА. Программа предлагает проверенный способ жить полноценной жизнью, которая наполняет нас эмоционально и духовно.

Термин «взрослый ребёнок» совсем не означает, что мы живём прошлым или склонны к инфантильному поведению и образу мыслей. Это значит, что мы реагируем на взрослую жизнь, используя навыки выживания из детства. До выздоровления мы подавляли свои чувства и страдали от гиперответственности. Мы старались предугадать и удовлетворить потребности других людей, чтобы не оказаться покинутыми. Мы прогибались и поддерживали других, отрицая при этом собственные нужды. Мы тщательно отслеживали свои отношения, ища в них признаки неодобрения со стороны окружающих. Мы старались быть идеальными, чтобы нас любили и никогда не бросили, или же прятались в изоляцию, думая, что нам никто не нужен.

Во взрослом возрасте мы стали либо ответственными членами команды, либо незаметными одиночками. Из нас получаются замечательные работники и слушатели, мы прекрасно планируем и устраиваем незабываемые праздники для других. Однако на события взрослой жизни мы отвечаем детскими навыками выживания, которые оставляют нас с чувством глубокой неуверенности в себе. Именно так мы выживали в детстве, и так же жили, будучи «взрослыми детьми».

Начиная работать по Двенадцати Шагам ВДА, некоторые взрослые дети едва справляются с эмоциями и чувствуют сильное сопротивление. Другие нервничают, потому что им кажется, будто придётся отказаться от родственников или вступить с ними в конфликт. Но не в этом цель Программы. В Сообществе мы понимаем, что у родителей не было тех возможностей, которые мы здесь обрели. Если кого-то воспитывали бабушки, дедушки или дальние родственники, то и у них не всегда было из чего выбирать: все они передавали семейную дисфункцию следующему поколению. Мы не пытаемся преуменьшить вред, нанесённый ими: одни проявляли агрессию, безразличие или манипулировали нами; другие в постоянном подпитии казались слабыми и жалкими. Мы стараемся совместить осознание своего детского опыта с пониманием того, что в ВДА мы получили уникальный шанс разорвать цикл семейной дисфункции. Даже если больше никто в семье не выздоравливает, это не мешает нам уважать их. Мы устанавливаем границы, чтобы защитить себя. Наша жизнь больше не зависит от них, но это не означает, что мы должны полностью прекратить общение с семьёй.

Когда взрослые дети знакомятся с ВДА, мы просим их воспринимать Программу, как образ жизни, дары которого откроются со временем и принесут эмоциональное равновесие и принятие себя. Наступят перемены и удивительное исцеление. Мы предлагаем работать по Шагам постепенно, не забегая вперёд и не перегружая себя. В Сообществе мы учимся не спешить, отдыхать и просить о помощи. Лучше всего Шаги работают, когда мы отказываемся от полной самодостаточности и обращаемся за помощью.

Опыт Сообщества доказал, что Шаги работают, что они привносят в жизнь новый смысл и ощущение цели. Мы с готовностью и честностью практикуем их. Двенадцать Шагов ВДА направлены не только на проблему зависимости или созависимости, они возвращают нам внутреннюю силу, которая рождается из истинного контакта с Богом, как мы Его понимаем. Наша внутренняя сила никогда не исчезала. Даже когда снаружи мы казались жалкими и беспомощными, она поддерживала нас, чтобы мы нашли помощь. Шаги возрождают эту Богом данную силу, они дают нам возможность выбирать и способность видеть истинную суть вещей. Наконец мы можем вздохнуть свободно и почувствовать радость.


29.07.2018
Начало

Уже в Первом Шаге взрослому ребёнку, возможно, впервые в жизни открываются разрушительные последствия воспитания в алкогольной или другой дисфункциональной семье. Помимо стыда нас окружали перфекционизм, ярость, душевные болезни, сексуальное или религиозное насилие, употребление наркотических препаратов. У кого-то родители были ипохондриками, они любыми способами доставали всё новые и новые рецепты и контролировали других своими недугами. Работа по Шагам и собрания ВДА помогают понять, что мы совсем не уникальны и существует множество семей, подобных нашей. На свете живут миллионы таких же людей. В ВДА мы учимся говорить о том, что случилось с нами, так, чтобы нас поняли, и мы смогли передать свои чувства. Даже взрослые дети с многолетним опытом других двенадцатишаговых программ благодаря Шагам ВДА достигают такого уровня осознанности, который позволяет им ясно увидеть последствия воспитания в родительской семье.

Работая по Шагам со спонсором или знающим психологом, взрослый ребёнок обнаруживает отрицание и скрытность, которые были необходимы, чтобы выжить в такой среде. Отрицание, лишающее ясности, подобно клейкой массе придаёт твёрдость и силу дисфункциональной системе. С удивительным постоянством завернутую в отрицание болезнь передают из одного поколения в другое. Базовые правила этой системы гласят: не говори, не доверяй, не чувствуй.1

Первый Шаг выводит нас из отрицания и учит говорить о том, что с нами произошло. Мы выносим на свет все подробности. Мы дышали перегаром пьяных родителей, вытирали их рвоту, находили спрятанные бутылки и баночки с таблетками, успокаивали напуганного брата или сестру. Полиция приезжала к нам домой, соседи обсуждали наших родителей. Мы старались не приглашать в гости друзей, чтобы не волноваться о том, что случится в их присутствии. Мы придумывали оправдания своим родителям, умоляли их измениться и винили за невыполненные обещания. Мы прятали их наркотики, врали соседям. Мы ложись спать одетыми, чтобы

1 Клаудия Блэк «Со мной такого не случится». – 1981

при первой опасности убежать. Кому-то из нас приходилось заливать водой матрас, случайно подпалённый отключившимся родителем. Мы сгорали со стыда от их проклятий и унижений. Мы слушали, как они клянутся, что скоро всё переменится, и никогда ничего не менялось. Мы смотрели, как отец и мать оскорбляют друг друга, обмениваются резкими и обидными замечаниями. Из года в год одно и то же – постоянные обвинения и угрозы. Мы видели, как родители влезают в непомерные долги, чтобы купить любовь и счастье, а в доме за неуплату отключают свет или телефон. Мы лгали приставам, когда те приходили собирать долги. Кто-то пережил развод родителей, кто-то – бесконечные разговоры о разводе, который так никогда и не наступил. Может быть, братья и сёстры запомнили детство иначе, но мы знаем свою правду. Мы знаем, что произошло, и больше не должны об этом молчать.

Если в семье не было алкоголизма, суть от этого не менялась. Насилие над детьми лишь приобретало иные формы: интеллектуальное превосходство, манипуляции, лишение общения. Мы тоже знаем свою правду.

Работа по Шагам позволяет осознать те семейные роли, которые понадобились, чтобы защитить себя в небезопасной обстановке. Очень часто наша жизнь или благополучие оказывались под угрозой, и мы научились вести себя так, чтобы обезоружить родителей. Одни стали невидимками, другие выработали традиционные для алкогольной и любой другой дисфункциональной семьи роли: «семейный герой, потерянный ребёнок, козёл отпущения или шут»1. Когда с помощью одной из ролей нам удавалось стать любимчиком отца или матери, их травмирующее поведение временно переключалось на сестру или брата. Однако, эта ситуация наносила ущерб всей семье, к тому же родители вскоре вспоминали о нас и наступала наша очередь терпеть побои, пренебрежение и отвержение. Помимо физического насилия мы становились жертвами насилия эмоционального. Оно выражалось в унизительных замечаниях или ненависти к нам. Это насилие не оставляло видимых следов, но тело хранило память о нём подобно тому, как хранит шрамы от побоев и рубцы от ожогов.

1 Описаны Шэрон Вегшайдер

Помимо ложной безопасности детские роли приносят и другие плоды. Ребёнок-герой старается хорошо учиться в школе, так он демонстрирует миру, что его семья ценит образование, а значит – стабильна и респектабельна. Ребёнок-шут (обычно самый младший из детей) разряжает напряжённую обстановку дисфункциональной семьи, в которой не остаётся места для истинной радости. Потерянный ребёнок, или невидимка, постоянно молчит. Он хорошо знает, что говорить опасно, и тихо сидит в своём уголке, погружается в чтение книг или мечты о другой жизни. Козёл отпущения воплощает все мрачные предсказания родителей: он играет роль испорченного и порочного. Таковы роли, уготованные каждому ребёнку, растущему у дисфункциональных родителей.

Эти паттерны крайне устойчивы и продолжают влиять на личность человека долгое время после его ухода из нездоровой семьи. Познакомившись с Программой, мы узнаём об этих ролях. Мы изучаем свои семьи и видим, как дисфункциональные роли продолжают влиять на нашу жизнь, хотя прошли десятилетия с того момента, как мы выросли и покинули дом. Пятидесятилетний брат всё так же играет героя. Сестре сорок, а она осталась потерянной девочкой, которая никогда не приходит на праздники и редко звонит домой. Когда мы находим ВДА и начинаем выздоравливать, нам становится больно смотреть на происходящее. Программа даёт нам возможность с достоинством снять с себя эту маску. Никогда не поздно начать работать по Программе ВДА, никто не может быть слишком стар, чтобы воспользоваться её подарками.

Благодаря Двенадцати Шагам ВДА мы не только узнаём о семейных ролях, необходимых для выживания; многие из нас замечают, что пережитые стыд, покинутость и ярость таким образом сказались на нашей личности, что, повзрослев, мы создали отношения и семьи, где все эти чувства заново обрели жизнь. Мы видим, как пытаемся исправить окружающих. Без посторонней помощи многие взрослые дети будут вечно пытаться спасти родительскую семью через свои взрослые отношения. Кто из нас не слышал историю о малыше и больном родителе: ребёнок вырос и стал врачом, чтобы найти лекарство и исцелить его от недуга. Мы очень похожи на этого малыша. Мы хотим вылечить пьяного или дисфункционального родителя хорошим поведением, заботой или покорным молчанием. Но «болезнь», которую мы вознамерились вылечить – это семейная дисфункциональность, и над ней у нас нет власти.

В Программных документах это поведение названо нашей главной проблемой – мы ошибочно поверили, будто сможем изменить своих родителей. В тексте Проблемы, зачитываемой на многих собраниях ВДА, также сделан акцент на наших попытках исцелить или спасти своих близких: «мы стали путать любовь с жалостью, стремясь любить того, кого могли спасать». Именно это желание спасти или исцелить родителей определило всю нашу последующую жизнь. Многие взрослые дети выросли с убеждением, будто провалили это задание, так и не понимая, что исцеление семьи никогда от них не зависело. Во взрослых отношениях многие из нас через своих нынешних партнёров бессознательно продолжают спасать родителей. Программа помогает понять, что мы бессильны перед алкоголизмом и семейной дисфункцией. Мы никого не можем изменить, только себя.

В то же время среди взрослых детей есть совсем другие люди: в детстве некоторых из нас так сильно мучили и унижали, что мы всегда чувствовали бессилие и не помышляли своим поведением хоть как-то повлиять на родителей. Идея исцелить или изменить их никогда не приходила нам в голову. Однако мы выросли с тем же ощущением потери, с тем же стыдом и ненавистью к себе, какими страдают все взрослые дети. Мы точно так же стремились к контролю, потому что только он давал нам чувство безопасности.

Не выздоравливая, взрослые дети интуитивно находят дисфункциональных людей, чтобы спасать и исцелять их, опираясь на свой детский опыт. Мы путаем любовь с жалостью

и попадаем в нездоровую зависимость. Опыт ВДА показывает, что такое поведение уничтожает отношения. Никого кроме себя мы изменить не можем. Но чтобы измениться, взрослому ребёнку зачастую необходимо преисполниться готовностью жить по-другому. Хорошая новость состоит в том, что жить по-другому можно.

Сообщество ВДА даёт надежду каждому, кто смог осознать, что достиг дна, и почувствовал желание посещать собрания, работать по Двенадцати Шагам и искать Высшую Силу, как он её понимает. В ВДА существует много видов дна. Для одних дном становится алкоголизм или наркомания. Для других – созависимые отношения, которые могут вызывать такую же тягу, как наркотики. У некоторых взрослых детей возникает одержимость другим человеком или компульсивная зависимость от него, сравнимые с химической зависимостью и одержимостью наркомана. Выход из таких отношений может быть столь же, если не более болезненным, чем прекращение употребления. Членам ВДА знакомы страдания от созависимости: страх покинутости изламывает тело пронзительной болью. Этот страх может достигать такой силы, что становится трудно дышать и невозможно сосредоточиться. Нередко кажется, что сходишь с ума. Некоторые взрослые дети, переживая разрыв созависимых отношений, мучаются тревожностью и паническими атаками. Многим не удаётся выйти из этого состояния без посторонней помощи. Муки созависимости, достигающие такой силы, представляют собой не что иное, как детский ужас покинутости, который во время разрыва выходит наружу. Когда мы испытываем интенсивный страх потерять партнёра, на самом деле это наш Внутренний Ребёнок заново переживает свой страх оказаться нелюбимым или нежеланным в семье.

Существует много определений созависимости, но в нашем случае она означает, что мы постоянно ищем внешней любви, внешнего подтверждения и внимания у тех людей, которые на них не способны. Одновременно в глубине души мы не верим, что достойны любви и внимания. В Сообществе ВДА мы считаем, что корни созависимости лежат в детском страхе и искажённом мышлении, иначе называемом пара-алкоголизм. Мы выбираем зависимых людей, которые покидают нас и не могут разобраться с собственной жизнью, потому что этот опыт знаком нам с детства. В ВДА мы учимся сами любить и одобрять себя, мы развиваем отношения с теми, кто тоже на это способен. Мы понимаем, что чувства не могут нас разрушить. Программа работает для тех, кто к этому стремится.

В Сообществе есть множество разных людей. Здесь можно встретить новичков, ищущих спонсора и только недавно узнавших о трёх правилах дисфункциональной семьи «не говори, не доверяй, не чувствуй». Можно увидеть опытных членов Программы, которые проработали Двенадцать Шагов и теперь стали спонсорами. Это могут быть члены ВДА, имеющие значительный опыт выздоровления в других двенадцатишаговых программах, но не понимающие своего Внутреннего Ребенка. Наконец, это могут быть взрослые дети, потерявшие связь с Программой и пытающиеся вновь обрести ясность с помощью Шагов и собраний.


05.08.2018
Бессилие и выученная беспомощность

Многим взрослым детям трудно признать бессилие в Первом Шаге, потому что именно его мы ощущали, пока росли. Но бессилие, предлагаемое Программой, отличается от выученной беспомощности, которую мы усвоили в детстве. Тогда нас подавляли родители: они, сами того не замечая, научили нас чувствовать себя беспомощными или недостаточно способными. Некоторые из них мешали нам учиться новому, заявляя, что из нас никогда ничего хорошего не вырастет. Или же они заставляли нас прикладывать ещё больше усилий, когда мы и так превысили уровень средних достижений. Мы научились сдаваться или быть беспомощными, потому что родственникам и родителям всё равно было не угодить. Повзрослев, мы поняли, что многое умеем и можем учиться, но всё равно некоторые сферы нашей жизни остались во власти выученной беспомощности; особенно это касалось личных отношений. Мы либо сразу всё бросали, либо пытались полностью контролировать окружающих. Эти попытки могли быть как едва заметными, так и достаточно агрессивными.

Научив нас быть беспомощными, родители сами не поняли, что натворили. Сначала они сделали нас зависимыми, потом принялись ругать за отсутствие самостоятельности. Оглядываясь назад, каждый из нас может вспомнить, как родители искажали наше восприятие реальности, диктуя, что мы должны думать и чувствовать, когда мы осмеливались возражать против их обращения. Дети не могут долго сопротивляться. Родители проецировали свои страхи, подозрения и чувство неполноценности на нас, и мы не могли оградить себя от их проекций. Мы усвоили их страх и нелюбовь к себе, думая, что эти чувства каким-то образом связаны с нами. Часто они говорили: «Почему ты не понимаешь?» «Ты меня позоришь» «Ты что, не можешь сделать, как надо?» «Ты самый тупой ребёнок на свете». От этих слов не было сил защититься. Мы вскоре решили, что не можем полагаться на собственное восприятие. Некоторые из нас знали, что не могут опереться и на родителей, но всё равно безоговорочно верили их словам. Мы решили, что они говорят правду о нас, но это совсем не так.

Первый Шаг приводит к пониманию, что мы уже давно выросли и бессилие, упомянутое в этом Шаге, не связано с отрицанием чувств или беспомощностью. Бессилие в ВДА означает, что мы не несли ответственность за дисфункциональное поведение родителей тогда и не несём её сейчас. Став взрослыми, мы не обязаны возвращаться к ним и исправлять свою семью. Мы не спасаем, не защищаем, не лечим своих родителей, братьев или сестёр, по-прежнему живущих в мире семейной дисфункции. Мы отделяемся с любовью и постепенно учимся ставить границы. Мы живём сами и позволяем жить другим.

В то время как одни взрослые дети путают бессилие с беспомощностью, другие отвергают саму идею бессилия, которое предлагается признать в Первом Шаге. Эти взрослые дети верят, что они всё знают, всё понимают и ко всему присобятся. В глубине души они ощущают силу в своём умении адаптироваться к любой ситуации или группе людей, которых встречают на своём пути. Из них получаются прекрасные продавцы, инструкторы, они замечательно умеют планировать. Нет ни одной непреодолимой задачи, нет ни одного коллектива людей, с которым они не справятся благодаря своей способности адаптироваться. Они не чувствуют необходимости просить о помощи, полагая, что они полностью самодостаточны и ни в ком не нуждаются. Они черпают силы в своём самодостаточном контроле, манипулируют другими, чтобы получить желаемое, а когда получают, то быстро обнаруживают, что не становятся счастливее. Таким взрослым детям трудно остановиться и задуматься над тем, что за самодостаточностью прячется страх отвержения, которое, по их мнению, непременно последует за просьбой о помощи.

Кроме того, если взрослые дети попросят о помощи и получат её, другой человек, возможно, узнает, кто они на самом деле, а это кажется слишком рискованным. В этом случае самодостаточность служит механизмом, поддерживающим изоляцию и одиночество. Такие люди не могут отказаться от контроля и с подозрением или безразличием относятся к
бессилию Первого Шага. Они не всегда доверяют тому, что слышат на собраниях ВДА, но подстраиваются, чтобы удержать контроль.

Признавая бессилие перед алкоголизмом и дисфункцией, мы постепенно учимся доверять своим чувствам и восприятию. Обладаем ли мы самодостаточностью или боимся оказаться беспомощными – в любом случае мы сможем научиться доверять себе и просить о том, что нам необходимо. Мы пускаем людей в свою жизнь. И в то же время понятие «границы» обретает особый смысл и даёт нам силы. Мы перестаём отдавать власть над собой другим людям и больше не чувствуем себя неспособными измениться. Признавая бессилие, мы приближаемся к возвращению своей личной силы, без которой нам не обрести целостность. Если мы одержимы самодостаточностью, мы делаем свой первый шаг к доверию и просим о помощи.

Благодаря Первому Шагу мы начинаем замечать, что у нас есть выбор. Мы обрели его в Программе ВДА, когда получили решение проблемы семейной дисфункциональности1. Раньше мы жили с иллюзией выбора, хотя на практике нам был доступен лишь контроль, который всегда заканчивался обжорством, трудоголизмом, сексоголизмом, игроманией, неудержимыми тратами или разрушительными отношениями. Нередко мы страдаем от нескольких зависимостей или компульсий одновременно. Так, например, некоторые взрослые дети активно употребляют наркотики, поддерживают отношения, лишённые любви, и одновременно состоят в одержимой сексуальной связи с другим партнёром. Все эти зависимости и компульсии могут заменять одна другую или возникать одновременно. До знакомства с ВДА мы часто анализировали свой опыт и думали, что просто не умеем правильно выбирать. На самом деле мы были обречены повторять ошибки своих родителей через компульсии и безумное стремление к отрицанию. У нас не было выбора как такового, но мы безжалостно осуждали себя за то, что будто бы совершаем неверный выбор.

Мы заново переживаем бессилие, когда пытаемся исправить свои взрослые отношения, основанные на беспомощности и отчаянии. Когда мы осознаём такое бессилие, мы отходим назад, отпускаем и берём новый курс или же

1 Эрни Ларсен – выступление в Лас-Вегасе 26 февраля 2005 года.

вообще ничего больше не делаем. Мы учимся отделяться с состраданием и оставляем попытки спасти родительскую семью. Кроме того, мы меняем своё поведение в текущих отношениях. Ключевые слова здесь: «шаг за шагом» и «постепенно», взятые из Двенадцати Обещаний ВДА. Одиннадцатое Обещание: «С помощью нашей группы ВДА мы шаг за шагом освободимся от своего дисфункционального поведения». Двенадцатое Обещание: «Постепенно, с помощью Высшей Силы мы научимся ожидать самого лучшего и получать его».


12.08.2018
Неуправляемость

Понять идею неуправляемости взрослым детям так же трудно, как и разобраться с бессилием. Конечно, у многих из нас дома царил хаос, и отсутствовала стабильность, но не меньше взрослых детей пришли из семей, которые, напротив, выглядели управляемыми и благополучными. Мы не должны забывать, что внешнее благополучие не всегда подразумевает управляемую и целостную жизнь. То, что считалось нормальным в нашей дисфункциональной семье, на деле часто оказывалось угнетающим контролем.

Неуправляемость, о которой мы говорим в Первом Шаге, касается нашего желания контролировать других и самих себя, сочетающееся с подспудным ощущением неполноценности и несостоятельности. Иногда нам действительно удаётся кое-что проконтролировать, но большую часть времени мы сталкиваемся с полной потерей контроля. Нам бывает очень больно, когда близкие люди сопротивляются нашему поведению. Они злятся или отдаляются от нас, чтобы противостоять попыткам управлять ими. Это причиняет нам сильную боль, но в своём чувстве покинутости мы обвиняем других. Они виноваты, что не читают наши мысли и не ведут себя так, как нам хочется. Всё своё время мы тратим, пытаясь взять под контроль людей или события, лишь бы только не заниматься собственной неуправляемой жизнью. За контролем скрывается желание заглушить неуверенность и избавиться от болезненных чувств относительно прошлого и настоящего. Тем не менее, неуправляемость черпает силы из основанного на страхе контроля и неизбежно влечёт к тому, чего мы больше всего боимся – к покинутости.

Многие взрослые дети, будь это новички или участники других двенадцатишаговых программ, не замечают тонкого различия между бессилием и беспомощностью. Они принимают основанный на страхе контроль за возможность управлять. Опыт Сообщества показывает, что взрослые дети до последнего цепляются за контролирующее поведение и выученную беспомощность; однако и от этих шаблонов можно освободиться, если настойчиво работать по Шагам и регулярно посещать собрания ВДА.

И, наконец, любое обсуждение бессилия и неуправляемости в ВДА нельзя считать исчерпывающим, если не коснуться проблемы алкоголизма и семейной дисфункции. Если они есть в семье, то затрагивают каждого её члена. Они поражают его тело, разум и дух. За 18 лет мы прожили 6 570 дней стыда, унижений, игнорирования, критики и манипуляций; а ведь в эти годы формировалась основа нашей личности. Это 160 000 часов дисфункциональной жизни с нездоровыми родителями. Это 72 сезона печали, накопленной в каждой клеточке нашего тела. Дисфункциональность проникает в наши души и обретает форму Ложной Личности. Чтобы выжить в условиях постоянного контакта с дисфункцией, разум выработал глубоко укоренившиеся в нашей личности роли и черты выживания, которые помогли нам не видеть истинного значения происходящего. Некоторым из нас пришлось полностью забыть ущерб, нанесённый насилием, потому что мы зависели от своих насильников – они давали нам еду и крышу над головой.

Когда мы были маленькими, мы не могли уйти из дома. Как бы ни обращались с нами родители – били, развращали, относились с пренебрежением – мы вынуждены были терпеть. Нам оставалось только изобрести способ выжить. И тогда подсознательно мы приняли решение забыть истинное значение слов. Мы были такими уязвимыми, что нам пришлось поменять своё восприятие эмоционального и физического насилия. Мы боялись за свою безопасность, иногда нам казалось, что мы сами виноваты в происходящем. Мы стали выдумывать истории, которые помогали минимизировать ущерб от родительского поведения, или выставляли нас настолько плохими, что получалось, будто мы заслуживаем такого отношения. Мы пришли к убеждению, что нас можно бить и жестоко критиковать. Нас растлевали, а мы принимали это за любовь, потому что нас растлевал член семьи, который убеждал, что таким образом любит нас. Это искажённое восприятие побоев или прикосновений стало почвой для последующего отрицания во взрослом возрасте. Именно благодаря ему многие из нас называют тот ад, в котором жили, нормальным детством.

Мы никогда не обсуждали семейные секреты. Мы думали, что полностью забыли пережитое насилие, но на самом деле и тело, и разум помнили его. Те черты выживания, во власти которых мы оказались, ясно демонстрировали весь ужас покинутости и стыда. За годы взросления в дисфункциональной среде наш Внутренний Ребёнок – Истинная Личность – спрятался и выстроил вокруг себя толстые стены из зависимого и созависимого поведения. Вот о чём идёт речь, когда мы говорим, что семейная дисфункциональность затрагивает тело, разум и дух. Болезнь передаётся через язык отрицания – она переходит к следующему поколению через секреты, обвинения и ложь.

Семейная дисфункциональность – это прогрессирующая, неизлечимая и иногда смертельная болезнь. Со временем и при отсутствии лечения она лишь усугубляется. Этот недуг, тем не менее, часто неверно диагностируют, из–за чего взрослые дети вынуждены искать исцеления там, где никогда не смогут его получить. Многие из них заканчивают жизнь самоубийством, умирают от наркотической зависимости или физических заболеваний, причина которых кроется в последствиях пережитого насилия. Это тяжело слышать, но именно таков наш опыт. Такова страшная природа семейной дисфункциональности и глубина поражения ею. Однако мы находим надежду в программе ВДА и на наших собраниях, где каждый может поделиться своей болью.

Мы просим проявлять к себе нежность и терпение. Это означает, что мы должны заботиться о себе. Мы делаем необходимую работу по Шагам и пожинаем её плоды – исполнение Обещаний ВДА.


Анализ духовных убеждений

Переходя ко Второму и Третьему Шагам, взрослые дети сталкиваются с понятиями, которые для многих являются проблемой – вера и Высшая Сила. Злясь на родителей и Бога, мы надеялись, что больше никогда не придётся размышлять над этими вопросами. Честно говоря, не всем нравится эта часть Программы. Кого-то вообще раздражает её духовная сущность. Мы сомневаемся, так ли уж необходима духовность для выздоровления. Тут мы должны вспомнить, что ВДА – это духовная, а не религиозная программа. Вера и религиозные убеждения не важны для членства. В Сообществе нет
догматизма или теологических дискуссий, однако именно Высшая Сила открывает двери к новому образу жизни, предлагаемому ВДА.

Многие взрослые дети переносят на Бога или Высшую Силу черты своих дисфункциональных родителей. Если отец или мать стыдили и ругали нас, были мстительными или непостоянными, тогда и наш Бог обретает схожие черты. Некоторые говорят, что их Бог похож на «полицейского». Он внимательно следит за всеми их поступками, ловит и наказывает за ошибки.

Среди членов Сообщества распространены самые разные взгляды на вопрос веры. Атеисты и агностики не принимают идею всеобъемлющей силы, которая слышит их молитвы и положительно влияет на жизнь. Множество взрослых детей вспоминают, как умоляли Бога, чтобы он заставил родителей прекратить мучить их, но ничего не менялось. И тогда многие решили, что Высшей Силы нет. Или подумали, что Бог не слышит их молитвы. Мы просим вас о непредубеждённости. Возможно, Бог, как мы Его понимаем, собрал все наши молитвы и создал для нас ВДА.

Также среди взрослых детей встречаются такие ярые поборники веры, которые не позволяют Высшей Силе действовать независимо от них – они не могут уступить ей дорогу. Другие же наоборот потеряли веру и не надеются заново обрести её. Им кажется, будто Высшая Сила их покинула. Одна из задач Первого Шага состоит в том, чтобы открыть нашему разуму саму возможность существования Высшей Силы, способной вернуть нам здравомыслие или целостность, а кому-то – впервые дать их.

ВДА – духовная программа, которая открыто противостоит семейной дисфункциональности. Эта болезнь затрагивает тело, разум и дух, поэтому для стабильных изменений необходимо духовное решение. Нам крайне важно разобраться, как у нас сложилось нынешнее представление о Высшей Силе и насколько оно соответствует истине. Чтобы пройти Второй Шаг и за ним все последующие, мы должны различать, во что мы верим, а во что – нет.

Третий Шаг заключается в простом решении попросить Высшую Силу помочь нам мужественно и здравомысленно проживать каждый данный нам день. Мы выздоравливаем от семейной дисфункциональности постепенно – день за днём.

Третий Шаг подкрепляет Решение ВДА, которое мы часто слышим в начале наших собраний. Оно заключается в том, чтобы стать себе Любящим Родителем. Частью его является признание своих биологических родителей лишь инструментом, давшим нам жизнь. В Решении сказано: «Нашим настоящим родителем является Высшая Сила, которую некоторые из нас предпочитают называть Богом».

Работая по Третьему Шагу ВДА, мы понимаем, что родители привели нас в этот мир. Но все мы – Божьи дети, стремящиеся вернуться к своей изначальной природе, к своей целостности. Двенадцать Шагов ведут нас к Внутреннему Ребёнку или Истинной Личности.

Кроме того, Третий Шаг освобождает нас от семейного стыда и насилия, причиненного дисфункциональными родителями или опекунами. Когда мы понимаем, что нашим настоящим родителем является Высшая Сила, мы завершаем огромную часть процесса отделения от родительской семьи. Отделение крайне важно: благодаря ему мы видим прошлое в истинном свете и в то же время открываемся чудесному будущему. Постепенно мы понимаем, что болезненное прошлое может стать нам большой поддержкой. К нам приходит осознание, что мы сами способны помогать тем, кто потерял надежду и пока ещё не может ясно взглянуть на свои детские годы. Мы рассказываем о себе своим подспонсорным и другим взрослым детям на собраниях ВДА и медленно движемся от страданий к исцелению и помощи другим. Практикуя Третий Шаг, мы учимся быть самостоятельными. Теперь нам ясно, во что мы верим. Мы пришли к убеждению, что являемся детьми Бога, как мы Его понимаем. Поверили, что Он слышит наши молитвы. Мы знаем, о чём молиться. У нас появляется настоящий выбор.


19.08.2018
Шаги по инвентаризации и осознание насилия, передающегося из поколения в поколение

В Четвёртом и Пятом Шагах мы детально изучаем то, как нас воспитывали. Мы вспоминаем семейные послания, пережитые ситуации и чувства. Мы также анализируем, какие реакции и мысли свойственны нам во взрослых отношениях. Мы рассказываем свою историю другому человеку и Богу, как мы Его понимаем.

Четвёртый Шаг ВДА, как и Первый, отличает нашу программу от других двенадцатишаговых программ. В ВДА мы проводим не только инвентаризацию своего поведения, но и инвентаризацию своей семейной системы. В других Сообществах не принято уделять такое внимание внутрисемейным процессам. В ВДА мы подробно анализируем родительское поведение, семейные роли, правила, послания, насилие, пренебрежение и разбираемся, как это влияет на нашу взрослую жизнь сегодня. Таким образом, инвентаризация личного поведения уравновешивается инвентаризацией семейной системы.

Многим из нас не терпится приступить к Восьмому и Девятому Шагам и мы чувствуем, что должны возместить ущерб множеству разных людей, включая и наших родителей, которые сами нанесли нам вред. Зачастую этот вред выражался в недопустимых случаях инцеста, физического, морального или эмоционального насилия со стороны больных родителей или опекунов.

В задачи Двенадцати Шагов ВДА не входит обвинение родителей или опекунов; однако, взрослый ребёнок, проводя инвентаризацию, не должен защищать их.

Сооснователь нашего сообщества Тони А. был убежден, что взрослые дети могут провести «лишённую обвинений» инвентаризацию родителей. Это означает, что мы называем все формы насилия, которые нам пришлось испытать, и все роли, которые потребовалось усвоить, чтобы выжить в семье. Однако «лишённая обвинений» инвентаризация подразумевает, что мы полностью понимаем наследственную природу насилия и пренебрежения. Родители передали нам то, что когда-то получили сами.

Готовясь возместить ущерб своим родителям, мы должны учиться чрезвычайно бережному отношению к себе. На нём делается акцент в Четвёртом Шаге. Мы должны стремиться к балансу: с одной стороны, мы берём ответственность за неправильные поступки, совершённые во взрослом возрасте, а с другой – понимаем: наши ошибки вероятно проистекают из того насилия, которому нас подвергали в детстве. Мы должны всегда сохранять этот баланс. Мы не хотим использовать насилие в детстве как оправдание любых взрослых поступков и повод не брать ответственность за себя. Но мы также не хотим обвинять себя за это насилие и совершённые в дальнейшем ошибки. Взрослые дети умеют жестоко наказывать себя за них. Мы с лёгкостью выносим себе приговоры и направляем ярость на себя же. Последнее ни к чему хорошему не приведёт, а только покажет, что мы научились сами себя насиловать. Нет нужды мучить взрослого ребёнка – он и так постоянно себя мучает, даже спустя много лет после того, как это перестали делать его родители или другие члены семьи. Нам необходимо освободиться от самообвинений. Мы можем полностью нести ответственность за свои поступки, понимая при этом, как в них отражается насилие, пережитое в детстве. Мы никого не виним за своё взрослое поведение. Мы учимся любить себя. Это вполне достижимо.

Возмещение ущерба родителям или опекунам – личное дело каждого. Его нужно обсудить со своим спонсором, доверенным другом или информированным психологом. Этот вопрос постепенно встаёт перед нами в Четвёртом Шаге, на этом же этапе мы чётче понимаем, что пережили, будучи детьми. Хотя мы постоянно напоминаем взрослым детям, что в Шагах не стоит забегать вперёд, однако в этом Шаге, по нашему мнению, стоит заложить зерно здравомыслия для последующих Шагов. Слишком много лет взрослых детей отправляют возмещать ущерб родителям-насильникам, мало кто даёт им возможность выбирать. Так продолжаться не может. Необходимо учитывать обстоятельства насилия, о которых мы поговорим ниже. Опыт показывает, что можно найти такой способ возместить ущерб родителям, проявлявшим насилие и пренебрежение, который одновременно поможет защитить себя. Зная это, мы можем мужественно двигаться дальше.

В Четвёртом Шаге мы разрушаем базовые принципы семейной дисфункциональности. Мы нарушаем хорошо выученное правило «не говори», благодаря чему можем совершить личную инвентаризацию. Мы начали нарушать его ещё в Первом Шаге, когда признали бессилие перед последствиями алкоголизма или другой семейной дисфункции.

В Четвёртом и Пятом Шагах, когда мы описываем и формулируем свою историю, мы также нарушаем правила «не доверяй» и «не чувствуй». Мы учимся доверять человеку, которому рассказываем о себе, и проживаем все чувства, возникающие в этом процессе. Наш рассказ спонсору или информированному психологу обнажает разрушительные шаблоны, которыми мы пользуемся во взрослой жизни, и выносит на свет всё насилие, которое мы пережили в детстве. Кроме того, мы видим своё горе или непрожитые потери, скрывающиеся за любыми нашими решениями вредить себе и другим.

В Четвёртом Шаге мы учимся «называть» ситуации покинутости, стыда и других форм насилия, исходившего от дисфункциональных родителей. Одновременно мы составляем список дефектов характера, поступков, продиктованных
нашим эгоизмом и привычкой обвинять, которые позволяли нам рационализировать разрушительное поведение и отвергать пути решения проблемы.


26.08.2018
Дефекты характера и черты из Списка (шаблоны поведения)

В Шестом и Седьмом Шагах мы узнаём важную разницу между дефектами характера и чертами из Списка, которые нам пришлось развить, чтобы выжить в дисфункциональной среде. Разница состоит в следующем: когда мы слышим 14 характеристик из Списка, мы испытываем облегчением оттого, что понимаем: мы не одиноки. Когда же мы слышим перечень дефектов своего характера, нам обычно становится стыдно и страшно.

Среди дефектов характера мы встречаем оценочность, праздность и нечестность. Они могут сильно мешать как нам самим, так и окружающим. Иногда дефектами характера являются черты, вполне одобряемые обществом, но для нас они становятся непреодолимыми препятствиями на пути. Это может быть перфекционизм, одержимое стремление к чистоте, внешняя самодостаточность при неспособности обратиться за помощью. Как раз такие работники, которые редко просят о помощи и поддерживают безукоризненный порядок на столе, нравятся работодателям.

В большинстве своём дефекты характера отличаются от черт из Списка, причина появления которых раскрыта в Первом Шаге. Эти черты включают в себя боязнь властных фигур, отрицание чувств, угодничество, вину, возникающую, когда мы говорим о своих потребностях. Все они – последствия воспитания в дисфункциональной семье. Такие шаблоны глубоко укоренены в нашем поведении, мы обычно называем их навыками выживания. Черты из Списка подобны ветвям дерева, а дефекты характера – их плодам. Рассматривая конкретный дефект, мы, как правило, можем отследить, с какой чертой или их сочетанием он связан.

Шестой и Седьмой Шаги нужны нам, чтобы избавиться от дефектов характера. Однако мы не пытаемся избавиться от черт из Списка, мы мягко и терпеливо интегрируем их в свою личность. Они станут источником наших сил, если мы сможем принять и преобразовать их.

До тех пор они могут служить лишь источником глубокого отчаяния. Мы ничего не можем с ними сделать, пока не обратимся за помощью. Список характерных особенностей отображает Ложную Личность, которая убеждена, что именно она является настоящей. Ложная Личность не верит в выздоровление и любящую Высшую Силу. Когда-то она защитила нас, но теперь этого больше не требуется.

Работая над интеграцией черт из Списка в Шестом и Седьмом Шагах, мы должны проявить терпение. Они крепко укоренились, потому что представляют собой защитную систему, выработанную в крайне тяжёлых обстоятельствах детства. Нам нужно проявить должное уважение к этим чертам

и к себе самим, ведь нам удалось придумать, как спастись в дисфункциональной среде. В детстве от них зависело, выживем мы или умрём. Да, мы выжили, но в ВДА хотим чего-то большего.

Собрания ВДА – наша безопасная гавань, здесь начинается трансформация этих черт. Мы слушаем опыт других людей и узнаём, как они интегрировали черты из Списка. Так, например, вместо того чтобы постоянно угождать окружающим и отворачиваться от любых комплиментов, они научились приносить себе пользу и принимать похвалу. Мы не заменяем угодничество полным безразличием к людям, а перестаём идти на любые жертвы, лишь бы никто нас не покинул.

Ещё не раз черты из Списка будут сопротивляться нашим попыткам их преобразовать и станут лишь прочнее занимать свои позиции, однако, опыт показывает: рано или поздно нам удастся смягчить их или даже сделать полезными. Некоторым из нас будет очень тяжело достичь этих изменений,

и здесь нам поможет только полная готовность, о которой говорится в Шестом Шаге. Нашей целью является больше, чем выживание, и эта цель поможет нам ослабить эти черты и постепенно, с уважением, отказаться от них.


Возмещение ущерба

Подходя к Восьмому Шагу и необходимости составить список для возмещения ущерба, мы должны иметь уже очень ясный взгляд на то, что случилось с нами в детстве, и то, за что мы несём ответственность в своей взрослой жизни. Если этой ясности на протяжении предыдущих семи Шагов достичь не удалось, велика вероятность, что мы возьмём на себя слишком много ответственности, как за детские, так и за взрослые поступки. Возможна и другая ситуация: мы проигнорируем необходимость возместить ущерб и останемся прозябать в саможалости или затяжном чувстве вины, которое продолжит разрушать наши тело и разум. В Восьмом и Девятом Шагах мы не освобождаем родителей от ответственности и не пытаемся использовать пережитое нами насилие для оправдания эгоистического поведения во взрослом возрасте. Мы не позволяем страху перед неприятными ситуациями помешать нам возместить ущерб. Опыт ВДА показывает, что возмещение ущерба воспитывает характер и даёт внутреннюю силу, получить которую можно, только до конца пройдя этот процесс.

Составляя список в Восьмом Шаге, мы тесно общаемся со своим спонсором или психологом, чтобы определить, как именно возмещать ущерб. Мы внимательно обдумываем концепции прощения и самопрощения. Многие взрослые дети винят себя за то, что транслируют когда-то пережитое насилие своим собственным детям. Мы должны понять, что у нас не было шанса вырасти непохожими на своих родителей. Мы делали со своими детьми то, что делали с нами, потому что ничего другого мы не знали. И это не оправдание, а факт. Зная его, мы начинаем размышлять о прощении себя в Восьмом Шаге.

Мысль о прощении себя тяжело даётся взрослому ребёнку. Мы просим вас о непредубеждённости, попробуйте представить, что Бог давно уже простил вас. Теперь он ждёт, когда вы примите его благословение. Осознать, что мы уже практикуем самопрощение, можно во время собрания ВДА – когда мы заметим, что сами делимся опытом бережного отношения к себе.

Благодаря этому новому отношению мы можем защищать ещё не окрепшего Внутреннего Ребёнка или свою Истинную Личность, когда возмещаем ущерб родителям или родственникам, которые могут по-прежнему отрицать семейную дисфункцию. Идя на этот шаг, мы не должны забывать, что Внутренний Ребёнок всё слышит, но в то же время нас поддерживает мысль, что мы стараемся исправить ущерб от своего взрослого поведения. Мы знаем, что причиной наших ошибок является искажённая информация, усвоенная в детстве, но в этом Шаге мы должны сосредоточиться на своём поведении и необходимости изменить его. Мы не ищем оправданий, однако, прощение себя придаёт нашему взгляду на свою личность и свою жизнь необходимую мягкость. Мы заботимся о Внутреннем Ребёнке, когда прощаем себя и перепоручаем Богу, как мы Его понимаем, своих родителей и детей.

Жертвам инцеста особенно тяжело даётся идея прощения надругавшегося над ними родителя или родственника. Мы настоятельно рекомендуем таким взрослым детям поговорить с другими членами Сообщества, чтобы найти решение, которое подойдёт именно им. Некоторые родители настолько больны и опасны, что мы ради собственной безопасности и сохранения здравомыслия должны держаться от них в стороне. Нужно дважды подумать, прежде чем говорить с такими взрослыми детьми о возмещении ущерба их насильникам. Скорее всего, в этой ситуации наилучшим способом возместить ущерб будет позаботиться о себе и хорошенько уяснить, что нашей вины в произошедшем никогда не было.

В то же время среди жертв насилия есть много взрослых детей, которые убеждены, что их процесс исцеления не завершится, пока они не простят своих самых жестоких обидчиков. Это трудный процесс, но простить больного родителя и обрести душевный покой возможно. Прощение не означает, что родительское поведение можно считать приемлемым или объяснимым. Оно означает, что мы учимся жить по-новому, освобождая себя от старой травмы.

Девятый Шаг предлагает нам разнообразие способов возмещать ущерб в зависимости от того, кому мы будем его возмещать и в каких отношениях находимся с этим человеком. Иногда достаточно просто попросить прощения, а иногда нужно изменить своё поведение, что не случится в одночасье, а потребует работы по Шагам, посещения собраний и помощи Высшей Силы. Возможно, нам придётся вернуть деньги, которые мы украли или растратили. Возможно, придётся возмещать ущерб всю жизнь – отпуская других людей и позволяя им жить своей жизнью. Если дело касается умершего родителя или друга, мы можем написать им письмо и затем прочитать его вслух наедине с собой или своим спонсором. Если мы помолимся и попросим руководства, мы всегда сможем найти верный способ возместить ущерб.


02.09.2018
Ежедневная инвентаризация, медитация и пробуждение

В Десятом, Одиннадцатом и Двенадцатом Шагах мы учимся каждый день проводить личную инвентаризацию, молиться и медитировать, а также нести весть надежды взрослым детям, практикуя принципы Шагов во всех своих делах. ВДА – программа личностного роста. Двенадцать Шагов приглашают взрослого ребёнка прожить Программу, обретая в ней весь спектр чувств и уверенность в себе. ВДА – это план, который работает.

В Десятом Шаге мы учимся правильно проводить инвентаризацию своих мыслей, поступков и мотивов, мы делаем это бережно и честно, чего никогда не было в нашей родительской семье. В Десятом Шаге многие из нас научатся адекватнее реагировать на ситуации. Мы отказываемся от чёрно-белого мышления и понимаем, что теперь у нас есть выбор. Мы учимся говорить «нет». Мы просим о том, что нам нужно, и начинаем действовать, а не реагировать.

Большинство из нас задолго до ВДА научились проводить личную инвентаризацию. Но та негативная инвентаризация, к которой мы привыкли, была не чем иным как жестоким осуждением из уст Критикующего Родителя. Мы без посторонней помощи прекрасно сомневаемся в себе, критикуем себя и осуждаем за ненормальное поведение. Первые десять Шагов, вероятно, подняли на поверхность токсический стыд и покинутость, которые мы переживали в детские и юношеские годы. Стыд научил нас выискивать всё негативное, как внутри, так и снаружи. Возможно, мы давно уже покинули родительский дом, но в наших мыслях по-прежнему жива глубоко укоренившаяся установка стыдить себя. Есть ли на свете человек, который станет винить себя за то, что воры ограбили его квартиру? Есть, это взрослый ребёнок. Есть ли на свете человек, которому неловко попросить другого отодвинуться, если тот преграждает дорогу? Есть, это взрослый ребёнок. Десятый Шаг помогает справиться с теми негативными посланиями, которые не были проработаны на предыдущих Шагах.

Это не значит, что мы больше никогда не будем критиковать своё поведение или перестанем извиняться за очевидные ошибки. Мы надеемся, что Десятый Шаг позволит нам меньше осуждать себя и быстрее себя прощать. Благодаря такому отношению мы научимся различать, когда мы несправедливо осуждаем себя, а когда намечаем пути развития собственной личности. Мы осознаём, что раньше брали на себя слишком много ответственности за мысли и поступки других людей. Так повелось в детстве, когда мы додумывали и принимали на свой счёт все негласные послания, витавшие в воздухе, пока родители ссорились или без причины критиковали нас. Мы винили себя за дисфункцию, которая никогда не была нам подвластна. В Десятом Шаге мы обретаем независимость от чужого поведения. Мы учимся быть сосредоточенными на своих мыслях и поступках, учимся сохранять баланс и любить себя.

В Одиннадцатом Шаге мы узнаём, что духовность – не привилегия церковнослужителей или глубоко религиозных людей. Бог, как мы Его понимаем, доступен каждому. Через молитву и медитацию мы развиваем сознательный контакт с Высшей Силой. Мы обретаем силы, чтобы начать жить свободно. Говорят, что жизнь, наполненная молитвами и медитациями, ведёт человека к психической устойчивости и эмоциональной зрелости. В ВДА мы верим, что это так. Сила, которую мы обретаем в Одиннадцатом Шаге, это настоящая сила, идущая от нашего Истинного Родителя – от Бога, как мы Его понимаем.

Медитации посвящено множество книг, в мире существует огромное разнообразие её методов. В ВДА мы стараемся не усложнять. Многие взрослые дети медитируют в тихом и спокойном месте утром, но это можно делать в любое время. Достаточно сесть и провести в расслабленной вертикальной позе от 10 минут до часа. Каждому необходимо разное время. Некоторые из нас в начале медитации делают несколько глубоких вдохов и медленных выдохов, повторяя про себя какое-то позитивное утверждение. Когда нам удаётся сосредоточиться на своём дыхании и любви к себе или душевном покое, мы начинаем ощущать более тесную связь с Высшей Силой. Мы расслабляемся и чувствуем себя в безопасности. Практика – вот, что важно в медитации. Начните и продолжайте тренироваться.

В Двенадцатом Шаге каждый из нас начинает осознавать ценность того, что он пережил. Это осознание – один из ключевых элементов, необходимых для духовного пробуждения и глубоких психических перемен, в результате которых наша расколотая личность обретёт целостность. Мы пережили много боли и логично было бы забыть своё прошлое, однако наш опыт говорит об обратном. Мы выжили и сохранили свой голос. Мы учимся любви и бережному отношению к себе. Мы осознали ценность своего прошлого, и нам хочется передать свою надежду взрослым детям, которые всё ещё страдают. Работая по Двенадцатому Шагу, мы приходим к убеждению, что всё пережитое нами имеет огромную духовную ценность. Мы не живём прошлым, но мы хорошо знаем, откуда пришли, как смогли достичь ясности и обрести смысл жизни. К Двенадцатому Шагу мы обнаружили и изменили все внутренние негативные установки. Мы научились прощать себя, стали более уверенными и в сообществе ВДА обрели свой собственный голос.

В Двенадцатом Шаге наш рассказ о себе служит средством идентификации, благодаря ему возникает контакт между нами и другими взрослыми детьми, мы несём им надежду, которую не способен дать никто другой. Нечто удивительное происходит, когда один взрослый ребёнок говорит с другим и делится силой, опытом и надеждой. От этого оба получают пользу, и весть выздоровления оживает в биении наших сердец.

Когда взрослые дети несут весть выздоровления в Двенадцатом Шаге, они укрепляют собственную решимость выздоравливать и передают то, что когда-то было щедро им подарено. Отдавая, мы помогаем и себе и другим.



| Цитата || Печать || Комментарии:0 |

 
День за Днём ВДА

Нет
фото



Начинающие


Регистрация 05.06.2017
E-mail Отправить
Приват Отправить
WWW Нет данных
ICQ Нет данных
Профиль Перейти
Рейтинг
Рейтинг: 0,0    Голосов: 0
Список друзей
Хочу
Календарь
август 2019
пн вт ср чт пт сб вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
Статистика
Просмотры
Сегодня: 15
Всего: 10232
Хосты
Сегодня: 6
Всего: 6706
Последний комментарий
Нет комментариев